Ещё

Бари Алибасов: Один муж или одна жена — это чушь 

Фото: Мир24
Ведущий программы «Достучаться до звезды» Илья Легостаев каждую неделю бывает в гостях у звезд отечественного шоу-бизнеса. В 90-х годах имя его сегодняшнего гостя — Бари Алибасова — знали все: от музыкантов до поклонников. О том, как живет и над чем сейчас работает знаменитый продюсер?
— Бари Каримович, сейчас мы с вами находимся в квартире, которая была отремонтирована после сильного пожара. Как родился этот ремонт — вы сами участвовали или доверились дизайнерам?
Вообще музыка — это тоже пространство, поэтому для меня организация пространства — это мое отражение музыкального взгляда на мир. В квартире было важно разрушить привычное восприятие пространства: стены, пол, потолок. Перед дизайнерами стояла задача «смешать» это восприятие так, чтобы не было привычной или демонстративной шаблонной квартиры — для этого использовались контрасты, цвета.
Над каждой комнатой работали особенно, думали, как реализовать идею «сломанного пространства».
— На этом месте была совершенно другая квартира, которую уничтожил пожар, но в этом доме вы живете уже давно…
Та квартира была в стиле модерн 20-х годов, где стоял легендарный золотой унитаз. Он и сейчас остался как часть интерьера.
— Из-за чего тогда возник пожар? Из-за неосторожного обращения с огнем или короткого замыкания?
Пожар возник из-за кота. У меня жил лысый кот-сфинкс, которого оставили мне ребята из группы «На-На» во время гастролей, потому что оставить его больше было негде. До этого у меня никогда не было животных, но когда я с ним провел один вечер, больше не захотел его никому отдавать и понял, что не могу без него жить.
Коту все время нужно было тепло, и я купил в аптеке ему несколько электрогрелок. И вот однажды, когда меня не было, электрогрелки загорелись, вся квартира была в дыму, гари, и кот погиб. Он убежал в дальнюю комнату, но все равно задохнулся.
— Вы сложно пережили этот пожар?
Я никогда не предполагал, что смерть животного меня просто уничтожит.
В моей жизни к тому времени я уже перевидел много смертей: уходили и близкие родственники, и мама с папой, но у меня никогда не было такого состояния, как после гибели кота. Я трое суток приходил в себя. На сгоревшую квартиру было наплевать, я был абсолютно равнодушен. И через дней семь мне принес кто-то в подарок такого же кота.
— Говорят, что тогда практически весь шоу-бизнес помогал вам восстанавливать эту квартиру, это правда?
Люди приходили, да. Первой пришла помощница Аллы Пугачевой, кофту оттянула и оттуда повалились пачками деньги, помню. Помогали самые простые люди, приносили кто что мог.
— Вы действительно тогда нуждались в такой помощи или у вас были какие-то деньги?
Деньги были все дома, ведь я до сих пор храню деньги в кубышке, как у Ильфа и Петрова. Смотрю, что все коллеги и друзья расплачиваются картами, а я ношу деньги, перевязанные резиночками.
— Бари Каримович, почему в вашем продюсерском опыте была только одна группа «На-На», а не общий продюсерский центр?
Для меня музыка — это эмоциональный язык, с помощью которого я могу общаться со зрителем и артистом. Найти артиста, который способен все это понять, очень трудно.
Первый состав «На-На» был просто фантастическим, но это была абсолютная случайность. Они все четверо чувстововали друг друга так, как будто это один инструмент. И я их чувствовал, с ними было так легко. Они говорили за всех четверых как один человек.
— Ваш сын работает в семейном бизнесе?
Нет, он совсем не связан с музыкой, у него, как говорится, три медведя проехались по ушам. Он занимается экономикой и публицистикой, ведет экономические курсы и программы.
— Несколько телезрителей прислали свои вопросы, так Анна из Великого Новгорода интересуется, кто в группе «На-На» самый богатый?
Не имел представления и даже сейчас не знаю, у кого сколько денег, не знаю, сколько у кого детей и как они живут. Для меня это под запретом — их личная жизнь. Я заканчиваюсь как творец, как только я переступаю этот барьер. И меня это не колышет, я никогда этим не занимался.
У меня всегда был специальный директор, который занимался экономикой. Мне даже не интересно, если кто-то меня обманывал.
— Марина из Нижнего Новогода пишет, что пресса «женила» вас около шести раз, это правда?
О нет, я думаю, что больше. Я музыкант, и я как в цыганском музыкальном таборе — бесконечно ищу новую музу. Мне в отношениях нужны эмоции и открытия, и как только все заканчивается, перестает быть интересно.
— В последнее время все говорят о том, что вы планируете создать семью с Леной Лениной, это правда?
Я бы очень хотел создать семью с несколькими женщинами (смеется). Мне так нравятся женщины, и здорово, когда их много и хорошо бы, чтобы они дружили! Актрисы, например, это женщины эмоций и разных интересов, а верные женщины — это рамки и закрытость.
Я считаю, что найти любовь одну и на всю жизнь, такую женщину, с которой вы хотели бы умереть в один день, — это нереально. Найти сходство по эмоциональному принципу тоже сложно. Но один муж и одна жена — это совсем шучь собачья.
— Уже очень скоро солисты когда-то молодого коллектива «На-На» станут мужчинами за 50. Как вы к этому относитесь?
Олег Попов оставался ребенком всю жизнь. Это ведь человеческая природа — быть таким. Мне повезло найти четырех ребят, которые отлично чувстовавали музыку и умели делать шоу, пока не пришли женщины и все не развалили (смеется).
— Бари Каримович, а вы сами уже пенсионер, это правда?
Да, я пенсионер и получаю пенсию, точнее, ее получает моя сестра. Я всю жизнь думал о свой старости и даже хотел умереть на сцене. Я даже представить себе не мог, что однажды я уйду со сцены. Когда мне было уже лет 50, я начал сидеть дома, и мне это очень понравилось.
Новые выпуски программы «Достучаться до звезды» смотрите каждую пятницу на телеканале «МИР» в 00:20 по московскому времени.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео