«Музей — это моё». Что успел сделать Борис Егоров за свои 80 лет? 

«Музей — это моё». Что успел сделать Борис Егоров за свои 80 лет?
Фото: АиФ Архангельск
По телевизору сказали, что недавно отметил своё 80-летие основатель и директор Архангельского Литературного музея . Расскажите, как и чем он живёт? Работает ли музей?
Л. Жиленкова, г. Вельск
«В этом году у меня две даты: 80 лет и 50 лет, как я живу в Архангельске, — поделился с «АиФ» Борис Михайлович. — И я счастлив здесь, мне не нужен никакой другой город. Многие отсюда в своё время уехали, а я нет. Это трудно объяснить: вот твой город — и всё. А некоторые устраиваются в другом месте: у каждого своё в душе».
В свои годы Борис Егоров продолжает издавать книги, а музей по-прежнему открыт для посетителей. Побывали в нём и мы, а заодно расспросили Бориса Михайловича не только о незабываемом прошлом, но и о планах на будущее.
Каково авантюристу в Архангельске?
Первый раз он оказался в Архангельске студентом, на практике в газете «Правда Севера». А через год он уже был журналистом в штате, позже и жена приехала сюда — её отправили на практику, на телевидение. «На телевидении сказали — возьмём её, если Егоров перейдёт к нам. Пришлось уйти из газеты, — улыбается Борис Михайлович. — Помню, как мы в прямом эфире транслировали часовые передачи о сельском хозяйстве». Потом была работа в «Ленинском завете», отказ от журналистики в пользу колхоза, а затем — снова «Правда Севера». «Я по природе, конечно, авантюрист, -говорит Борис Михайлович. — Если мне что-то нравится, то я это делаю, не оглядываюсь. И жена меня всегда поддерживает».
А Литмузей начался с того, что архангельский поэт уговорил Бориса Михайловича вступить в Общество книголюбов и организовать при нём музей — что и было сделано. «Главное, что мне доверяли, — вспоминает он. — Мне стали приносить иногда совершенно неожиданные вещи. Люди точно знали, что я сохраню». Сейчас в коллекции музея можно увидеть и рукописи Абрамова, и щепку от гроба Пушкина, и — курительную трубку Гайдара — всё это собиралось не один год.
В начале 90-х Общество книголюбов распалось, а музей обосновался на первом этаже жилого дома на проспекте Чумбарова-Лучинского, где раньше был детский сад. С тех пор прошло уже 20 лет. «Помещение принадлежит мэрии — я должен платить за свет, за тепло, за землю, — рассказывает он. — Поэтому я работаю 17-18 часов в сутки. Если я не буду этого делать, то не выпущу новую книгу, а значит, будет нечем поддерживать музей». Но он не жалуется — искренне считает, что если взялся за дело, то отвечай за него. «Сейчас кто-то начинает плакать — нет помощи, денег не хватает, — рассуждает юбиляр. — А что ты сам сделал? Если не можешь — не делай, берись за другое, пробуй себя. Вот мой музей — это моё дело, и нужно оно в первую очередь мне. Но, оказывается, и другим это тоже нужно! Сюда приходят за советом, приносят стихи, просят помочь с рефератами, подсказать, как книгу опубликовать. Приходят и школьники на экскурсии — и видно, что им интересно».
Что можно сделать словом?
«Что говорить о прошлом! — машет рукой Борис Михайлович. — Нужно говорить о настоящем, о том, что происходит сейчас!». А сейчас он готовит к выпуску самую «толстую» свою книгу, новое издание легендарного финско-корельского эпоса «Калевала». Особенность его в том, что на каждой странице текст представлен сразу на трёх языках: финском, русском и — впервые в мире — ненецком. На язык коренного северного народа книгу перевёл архангельский поэт, ненец Василий Николаевич Ледков. На перевод книги он потратил 25 лет.
«Я готовлю её к изданию с таким наслаждением! Я просто влюблён в это, — восклицает Борис Михайлович. — В этом жизнь! Мне предлагали издать книгу в Финляндии, но я не мог позволить этого — она должна выйти именно у нас, в Архангельской области. Василий показал, что ненецкому языку под силу переводить мировую классику! А эпос ведь переводить очень сложно. Но это интересная литература — в эпосе есть своё представление о мире, без него не было бы романов — из эпоса до сих пор писатели черпают вдохновение».
Хозяин музея рассказывает, что в Ненецком округе вообще сейчас издаётся много книг, и, главное, большое внимание уделяется национальному языку. Это очень важно: каждый народ имеет свой язык, и он должен развиваться. К Слову, считает он, вообще нужно относиться аккуратно. «Я стал перечитывать „Калевалу“ и вот что обнаружил, — делится Борис Михайлович. — Есть теория, что слово само по себе материально — и я считаю, что так оно и есть. В Библии что сказано? „В начале было Слово“. предсказывал в стихах: „Я умру в крещенские морозы“, и действительно умер в это время. Или Маяковский: „Не лучше ли поставить свинцовую точку на своём конце?“ Предсказал! И тут, в „Калевале“, главный герой Словом врага загоняет в болото, строит лодки».
Кто сейчас читает книги?
Вопреки слухам, что современной молодёжи неинтересна местная литература, Борис Михайлович уверяет, что это не так. «Да, сейчас говорят, что никто не читает книг, — рассуждает он. — А мы что — читали? Да хватит врать! Многие покупали книгу — и не читали её, а просто ставили на полку. Шеститомник берут, первые тома читают, а в пятый-шестой, где письма, не заглядывают. А, кроме того, если бы сейчас совсем не читали книги — то у нас просто не было бы столько книжных магазинов».
«Такие дети сейчас умные, — продолжает он. — Ведь был период, когда они не знали никого из наших писателей. А сейчас у нас в школах есть так называемый региональный компонент, и они знают и Шергина, и Абрамова, и других. Один недавно говорит: «Борис Михайлович, я бы хотел почитать поэта Владимира Мусикова». Вот вы его знаете? А он знает. Это здорово!
У нас действительно всё время твердят о Ломоносове, об Абрамове — естественно, многим это надоедает. Но можно ведь и очеловечить их образ, рассказать что-то интересное. Известны слова: «Пушкин — наше всё». А я так скажу: Ломоносов — это предтеча «нашего всего». Самое главное: Ломоносов доказал, что русский народ может всё. Ведь не верили, что крестьянин может достичь таких вершин. После его смерти даже пошли слухи, что он от Петра I родился. И не удивительно — тогда не могли поверить, что от простого крестьянина может родиться гений. Явно царская кровь!»
«Борис Михайлович, а что нужно прочесть об Архангельске, чтобы по-настоящему почувствовать его? — спросил я Егорова напоследок. «В первую очередь „Детство в Архангельске“ , — посоветовал он. — Книгу про купеческий город „Дом над Двиной“ Евгении Фрезер и книгу про революционный город — „Детство в Соломбале“ Евгения Коковина. Все три автора талантливые, все написали на одном дыхании, с огромной любовью к родному городу».
Досье
Борис Михайлович Егоров родился в Ленинграде в 1938 году. Окончил Ленинградский государственный университет. В 1967 году приехал на практику в Архангельск, где и остался жить и работать журналистом. В 1987 году возглавил Архангельское общество любителей книги и создал при нём Литературный музей. Позже создал отдельный Литературный музей, который действует и сейчас. Вместе с женой издал более 70 книг. Женат, воспитал двух дочерей, есть три внука и внучка.
Видео дня. Страны, которым предрекли скорое исчезновение
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео