Ещё

Основатель HeadHunter: «Идея инвестиций в биткоины — никакая. Telegram тоже все потерял» 

«Если ничего ужасного не случится, то я бы не хотел остаться без России». рассказал о бизнесе в коммунистическом Вьетнаме и о том, почему время для вложений в Telegram ушло. Предприниматель Михаил Фролкин, создавший компанию HeadHunter, сейчас живет во Вьетнаме, где занимается кайтсерфингом и инвестициями в местный интернет. В интервью основателю The Bell он рассказал, как сумел превратить HeadHunter в лидера рынка и почему у биткоина нет будущего.
Во время разговора Фролкин признался, что так и не получил высшее образование. В 1992 ему было 22 года, он учился на двух факультетах сразу, чтобы получать две стипендии, и много работал: плотником, строителем, мойщиком окон. На вопрос о том, как же он попал в хантинг, Фролкин поясняет:
— Просто нужны были деньги. Требовалось знать английский и компьютер. Сейчас все знают, а когда меня брали на работу в «Анкор» в 1993-м, просто не было таких людей. Мне предложили, я согласился и не пожалел. Ты с большим количеством людей разговариваешь, начинаешь с птичьего полета озирать, что такое бизнес, из чего он состоит, начинаешь все понимать.
Первым личным заказом Фролкина стал поиск председателя правления , на ту предоплату от  и удалось организовать свою компанию. Человека тогда, впрочем, так и не нашли, но работать с миллиардером продолжили.
— Я сам писал систему документооборота. Сделал систему, что просто ты звонишь кандидатам, куда-то там записываешь, а потом, чтобы показать клиенту отчет, нажимаешь кнопочку — и вылезает отчет. Его же можно было посмотреть через интернет. Все начиналось с этого. А потом уже, когда пара клиентов посмотрела мои отчеты через интернет, я подумал, пришла в голову идея, а как вообще мог бы выглядеть такой ресурс про работу.
К моменту открытия HeadHunter в 2000 году в России уже работали , «Рамблер», . Одним из первых и любимых клиентов компании стал (миллиардер, владелец DST Global, состояние, по данным Forbes, в 2017 году — $3,5 млрд). В начале 2000-х HeadHunter несколько раз хотели купить, основными претендентами были «Яндекс» и Мильнер.
— Яндекс хотел 100% и никак иначе, мы целый год разговаривали, рисовали вот такой толщины контракт, как мы продадим, но не уйдем, а останемся работать еще пару лет. В общем, какой-то был ужас. А потом пришел Мильнер и сказал: мне никакие 100% не нужны, мне любую долю, 10% продадите, меня устроит. И контрактик на 3 странички принес.
В итоге компанию оценили в 15 млн, 10% были проданы за миллион с лишним. Вскоре стоимость компании дошла до 110 млн, но Фролкин решил ее продать.
— Это большой важный период в жизни, много сделать удалось. Я Близнецы — надо, чтобы картинка менялась. А там все застряло, конкурентная ситуация такая же, чего-то немножечко растет. Решил, что пора историю для меня завершить. Потом я же невероятно здорово все продал прямо перед кризисом 2008-го. Так получилось не потому, что я умный, а потому что я везучий.
После продажи бизнеса Михаил Фролкин вкладывается в развитие вьетнамского интернета: в разработку поисковика, который искал бы на вьетнамском лучше, чем . По его признанию, проект потребовал много сил, но в итоге получился весьма неплохой продукт.
— Если вы спрашиваете меня «как», то честный ответ — идиот был потому что. Как это мы решили? Да, такая фигня, прости господи, вляпался, как это еще принесло, — признается он.
Бизнесмен, однако, признает, что экономический рост во Вьетнаме огромен, 6% в год, страна меняется в лучшую сторону. Говоря об особенностях бизнеса в Юго-Восточной Азии, Фролкин поясняет, что в этом регионе многие любят работать, и совсем скоро Вьетнам станет богатой страной. Несмотря на то, что власть там у , предпринимательство разрешено, и оно приносит прекрасные плоды. При этом прощаться с Россией и навсегда перебираться жить во Вьетнам бизнесмен не планирует. Он отмечает, что в стране заметны положительные сдвиги:
— Я замечаю, что многие вещи потихонечку становятся лучше. У меня дом в Долгопрудном. Раньше я прилетал из Вьетнама и два часа ехал домой. Я сейчас 15 минут еду домой. Может, там новых дорог проложили. Наверное, я буду проводить время в России. Если ничего ужасного не случится, то я бы не хотел остаться без России в своей жизни.
Вспоминая удачные и не очень бизнесы, Фролкин признает, что не любит те интернет-проекты, которые требуют вложения множества средств: «хороший проект тот, который сам летит». Кроме всего прочего, в определенный момент Михаил Фролкин увлекся биткоинами и даже ходил на специальные курсы. Разобравшись с вопросом, сейчас он дает такой совет людям, которые не определились, стоит ли вкладываться в эту криптовалюту:
— Вся эта история — давайте купим криптовалюту с инвестиционной целью — она никакая. Криптовалюта может подорожать, потому что ею стали пользоваться не с инвестиционной, а с обычной целью. Поэтому эта какая-то чисто спекулятивная история — бессмысленная. Биткоин не очень анонимый. Его можно вычислить. Он якобы анонимный, но не очень. С другой стороны, эти особо анонимные валюты особо не любят власти. Тоже разумно: большая часть реального применения этих криптоденег все-таки криминальная.
Говоря о современных разработках, бизнесмен признался, что сегодня уже не вложил бы деньги в Телеграм.
— Еще одну криптовалюту? Внутри Telegram? Знаете, очень хорошо, когда ты под радарами и тебя никто не трогает. Telegram уже слабо быть под радарами. Когда они начнут делать вот это, им будет очень трудно. Это может и не очень хорошо кончиться.
Теги: мнение, бизнес
Видео дня. Как заключенные шикуют в российских тюрьмах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео