Ещё

«Вася в два раза выше Путина? Он в два раза выше всех». Жена самого большого вратаря сборной России 

Фото: SPORT24.ru
Василий Кошечкин — один из самых закрытых и загадочных российских хоккеистов. 35-летний вратарь практически никогда не дает интервью, ограничиваясь коротким комментарием раз в сезон. На чемпионате мира в Дании Кошечкин ни разу не общался с журналистами. Зато корреспондент Sport24 встретила в Копенгагене жену Василия Ирину, которая рассказала об олимпийских эмоциях, встрече с Путиным, закрытости мужа и жизни в Магнитогорске.
Чемпионат мира
— Как вам Копенгаген? (разговор состоялся во время первенства планеты). — Первые раз были в Дании и нам очень понравилось. Даже не ожидала такой красоты. Мы тут с детишками в парк аттракционов ходили, с папой гуляли. Еще покатались на красном туристическом автобусе к Русалочке.
— Цены не смущали?— Здесь дороже, чем в других европейских странах. Сразу заметили по ресторанам и магазинам. Мы недавно с детьми были во Франции, так там гораздо дешевле. Париж — вообще моя любовь.
— Как часто вам в Дании удавалось увидеть мужа? — Совсем нечасто. Мы виделись далеко не каждый день. Когда у него было несколько свободных часов, так мы сразу шли гулять в парк. Но хоть переписывались постоянно. Дети, конечно, очень скучают по папе, но уже привыкли к тому, что его часто нет рядом.
— Почему не жили в одном отеле с мужем? — Такой возможности не было, мы жили в гостинце неподалеку, минут десять пешком. Да и я считаю, не надо жить женам с мужьями вместе во время чемпионата мира. У них важные матчи, мы не должны их отвлекать. Когда у Василия ответственные игры, мы его вообще не трогаем.
Олимпиада
— На Олимпиаде порядки были строже?— Там ребята жили в олимпийской деревне, куда нам нельзя было пройти. Да и турнир был короче — постоянно игры. Виделись совсем редко.
— Какие впечатления оставила поездка в Южную Корею?— Второй раз бы не поехала туда точно. В Пхенчхане было холодно и постоянно дул жуткий ветер, детей прям с ног сносило. Да и смотреть там особого нечего. Олимпиада — да, круто. Но в остальном ничего особенного. На один день с девчонками выбирались в Сеул, и столица оставила странное впечатление. Грязные обшарпанные дома, рынок, а рядом фешенебельные отели. Как-то не слишком комфортно.
— В олимпийской деревне были?— Да, один раз. Нас папа в гости позвал в свой выходной. Очень прикольно, дети в местном «Макдональдсе» покушали, поиграли в какие-то игры.
— Судя по отзывам, было круто в Русском доме. — Очень колоритное место — были выставлены русский самовар, пряники, бублики. Там всегда собиралось очень много народу и была отличная атмосфера.
— На соревнования по другим видам спорта ходили?— Удалось побывать на фигурном катании, когда наши девочки выступали. Первый раз попала на соревнования такого уровня. Эмоции, конечно, зашкаливали. Испытали такую гордость за нашу страну и девчонок. Алина Загитова ведь первую золотую медаль России на этой Олимпиаде.
Золото
— Сколько нервов оставили на Олимпиаде?— Ой, очень много! Даже не говорите. И слезы, и смех — было все.
— Первый матч наша команда проиграли Словакии, Василия тогда стали критиковать. Сильно переживал?— Да он нормально тогда все пережил, муж же не читает прессу во время важных турниров, чтобы не отвлекаться. У меня тоже никакой паники не было. Все что ни делается, все к лучшему.
— Насколько стало шоком то, что мужа включили в состав на Олимпиаду. Ведь последний раз он играл на чемпионате мира в 2013 году?— Совсем неожиданностью это не стало. Мы знали, что игроки НХЛ на Олимпиаду не поедут, а опытный вратарь в сборной нужен. Но, конечно, когда узнала, меня переполняла радость и гордость за мужа. Он единственный раз в жизни поехал на Олимпиаду. И не только поехал, но и выиграл золото.
— Василий сам нервничал перед Играми?— Нет. Мне кажется, он вообще не переживает. А все давление, которое оказывалось на наших спортсменов, должно было придавать больше уверенности и злости.
— Что с вами происходило во время финала Олимпийских игр?— Я помню, муж на меня посмотрел, а я все белая стою. Эмоции не передать словами. Сначала радость, затем страх, разочарование, потом снова радость. Мы с другими девочками выпили все таблетки валерьянки, но ничего не помогало.
— Финал, удаление Сергея Калинина. Ваши эмоции?— Мне кажется, в тот момент я уже ничего не чувствовала, а находилась в каком-то непонятном состоянии. Но где-то теплилась надежда, что мы должны сравнять счет и в итоге выиграть.
— Как дети болеют за папу?— Они у нас очень спокойные — не бегают, не кричат. Все в Васю. Сын смотрит матчи, не отрываясь, а дочка очень спокойна к хоккею, говорит, что за компанию ходит. Папе мы, правда, об этом не говорим. На самом деле я тоже раньше особо хоккеем не интересовалась.
— Круче выиграть Олимпиаду или Кубок Гагарина?— Эмоции сильные и там, и там. Но сравнивать… Когда выиграли первый Кубок Гагарина, чувствовали, что за нами был весь город, вся команда. Когда ты выступаешь на Олимпиаде, ты играешь за честь страны, за тобой смотрит весь мир. После победы нам звонили люди, с которыми мы лет десять не общались. И все поздравляют, желают всего самого наилучшего.
— Сколько было поздравлений после Олимпиады?— Я не считала, но было очень много! Я физически не смогла всем ответить, поэтому написала пост в «Инстаграме» с благодарностью.
Президент
— Помните, что сказали первым делом в чемпионской раздевалке мужу?— Сказала: «Поздравляю тебя, мой герой!».
— Как отмечали победу? — После финала был небольшой банкет в Корее, а на следующее утро уже полетели в Россию. Но приходили в себя долго, когда уже прилетели в Магнитогорск, казалось, что мы еще в Пхенчхане, на том матче. И опустошение было.
— Расскажите о приеме в Кремле. — Я первый раз была в Кремле и мне было очень любопытно. Здорово, что посчастливилось пожать руку президенту. Для нашей семьи побывать в Кремле — большая честь.
— Фотография получилась забавной: Василий на две головы выше президента. — Он, мне кажется, всех на две головы выше.
Семья
— Чем занимались до встречи с мужем? — Я по профессии журналист, у меня был свой издательский бизнес в Тольятти. Мы с мужем из одного города. Встреча с Василием перевернула жизнь, и вот вместе мы уже девять лет.
— После встречи с Василием бизнес оставили?— Сначала работала, но потом пришлось переехать в другой город, а дистанционно управлять почти нереально. Приняла решение оставить бизнес и посвятить себя семье. Сейчас, конечно, немного скучаю по работе.
— В Магнитогорске не было желания вернуться в профессию? — Сейчас я вкладываю себя в детей: тренировки, занятия и так далее. Да к тому же жизнь хоккеиста такая непостоянная — сегодня ты тут, а завтра уже в другом месте.
— Как быстро полюбили хоккей?— Очень быстро! Как иначе, если твой любимый мужчина занимается этим видом спорта? Но в правилах до сих пор не разбираюсь.
— Во время матча конкретно за мужем следите?— Нет, за всей игрой. Если буду следить только за действиями мужа, то он сойдет с ума от этого. Но меня вообще лучше не трогать во время матчей, я вся в себе, единственное — ноги могут ходить. Ну, это так, по инерции.
— Если есть какие-то у вас в семье хоккейные ритуалы?— У меня ничего нет, а что у мужа — даже не знаю и не спрашиваю. Когда закончит играть в хоккей, может быть, расскажет.
— Ваш сын тоже занимается хоккеем. На какой позиции играет? — Пока не определился, но тоже вроде бы хочет быть голкипером. Хотя иногда у него просыпается желание попробовать себя защитником или нападающим.
— У вас есть видео, как сын бросает по воротам Василия. Сумел забить?— Да, это он так папу тренировал. Один гол все-таки смог забить. Был очень доволен.
— Хотели бы, чтобы ребенок стал профессиональным хоккеистом?— Главное, чтобы он был хорошим человеком. А там уже пусть он сам решает, что ему в жизни ближе.
Магнитогорск
— Магнитогорск — не самый комфортный город для жизни. К тому же есть проблемы с экологией. Или за пять лет привыкли?— Город небольшой, и это плюс. Мы живем за городом, но до центра можно быстро добраться. В Москве я за день могу успеть одно дело сделать, а в Магнитогорске — пять-шесть.
— Как свободное время проводите? — Я хожу на спорт, на танцы, изучаю языки, люблю рисовать. Скучно не бывает. В Магнитогорске в принципе можно найти все, что нужно.
— Если папа свободен, что делаете семьей?— Ездим на горнолыжный курорт. Василий сам на лыжах не катается, а вот детей поставили. Когда папа дома, то дети от него не отходят. Мама им вообще не нужна. Он для них — главный авторитет.
— Сильно скучают, когда папы долго нет?— Да, очень! Но они понимают, что папа уехал на игру и воспринимают это как данность.
— На улицах Магнитогорска часто узнают Василия?— Да. С людьми, которые подходят с просьбой сфотографироваться, он делает фото. Но некоторые подходят и спрашивают: «Вы — Василий Кошечкин?». Муж шутит в ответ и говорит: «Нет». Обычно в кинотеатре такое происходит, так он вообще редко куда ходит. Только с детьми в кино.
— Муж к социальным сетям равнодушен?— Совершенно. Говорит, что не считает нужным на них тратить время. Но у него огромное количество фейков.
— Насколько у вас дружный женский коллектив в «Магнитке»?— Очень дружный. Празднуем вместе все дни рождения девочек, детей. Постоянно держимся вместе, потому что многие, как и я, приезжие. С Юлей Мозякиной уже шестой год вместе, очень сблизились.
— В этом году жены игроков «Ак Барса» сняли клип. Вы что-то подобное делали?— Мы снимали клип в год, когда первый Кубок Гагарина взяли. Круто, что мы выпустили ролик в начале плей-офф, и в итоге команда выиграла. На Олимпиаде мы тоже снимали клип, но его как-то странно назвали, что даже в Youtube трудно найти.
— Почему Василий никогда не дает интервью? — У него свои суеверия есть. Боится, наверное, удачу спугнуть. Даже когда мы познакомились, мои коллеги пробовали через меня договориться об интервью. Бесполезно. Он нашему изданию тоже не дал интервью.
— Какой он в обычной жизни?— Очень скромный и хороший. Муж никогда ни о ком плохого слова не скажет. Если кто-то пишет что-то негативное, говорит: «Ну, у них свое мнение, пусть так считают». Пробить Василия очень сложно. Настоящий вратарь.
— Как преодолеваете черные полосы?— Вера и поддержка. Мужчина должен чувствовать, что семья его всегда рядом и верит в него несмотря ни на что. Но хоккейными проблемами он никогда не делится, хотя я и так вижу все.
— В этом сезоне у «Металлурга» был сложный сезон. Как муж это пережил?— Было нелегко. Но если он будет сильно нервничать, то это будет сказываться на его игре. Муж должен быть спокойным и придавать уверенность своей команде. А то, что произошло в этом сезоне… «Магнитка» за последние четыре года три раза играла в финале и дважды брала Кубок Гагарина. Не каждый же сезон нам быть на высоте, другие клубы тоже сильные.
— Последние несколько лет Василий в воротах конкурировал с молодым Ильей Самсоновым. Насколько вообще у них была острая борьба?— Василий на правах старшего всегда Илье подсказывал. Со стороны они выглядели как братья. Отношения у ребят очень хорошие, мы даже вместе отдыхать ездили. Илья — очень перспективный вратарь, думаю, у него все получится в «Вашингтоне».
— Как много муж тренируется?— С возрастом, мне кажется, все больше и больше. Сейчас постоянно ходит в спортзал: и до льда, и после. Если у команды выходной, он все равно идет заниматься. Во время сезона распорядок дня очень жесткий, все в семье его придерживаются. Если я спать не хочу, то все равно ложусь, чтобы не мешать мужу. Обязательно есть дневной сон, когда в доме должна быть полная тишина.
— О будущем задумывались?— Не загадываем вообще, даже не знаю, где хотим жить. Если говорить о профессии, то Василий точно не бизнесмен. Думаю, он останется в спорте.
— Почему с бизнесом не получится?— Это не его совсем. Он слишком добрый.
Больше хоккейных интервью на Sport24:
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео