Ещё

«Аркадий Бабченко заходил в подъезд и оглядывался» 

Фото: Карельские вести
Друг и коллега убитого журналиста Айдер Муждабаев рассказал о последних днях его жизни
Во вторник вечером был убит журналист Аркадий Бабченко. На пороге своей квартиры в Киеве. Тремя выстрелами в спину. Первым о трагедии сообщил в соцсети его друг и коллега Айдер Муждабаев: «В Бабченко стреляли. Увезли в больницу. Ищу в какую, еду туда». Через некоторое время еще посты: «Убит. Я люблю тебя, Аркадий, ты был лучшим из всех». «Остаться в Украине Аркадия убедил я. Будь я проклят».
Генеральный директор ATR Айдер Муждабаев рассказал нам о последних днях жизни погибшего.
— В тот вечер Аркадий пошел в магазин, его жена осталась дома, была в ванной. В какой-то момент она услышала звук падающего тела, еще что-то разбилось. Как выяснилось чуть позже, Бабченко вошел в квартиру, только переступил порог. И выстрелы в спину. Его поджидали. Он не успел закрыть за собой дверь. Упал плашмя. Умер он в «скорой» по дороге в больницу. Все, что могу сказать.
— Составлен фоторобот преступника, значит, есть очевидцы, кто-то успел разглядеть убийцу?
— Я не знаю, откуда взяли фоторобот, следователи не особо распространяются. Когда все случилось, жена Аркадия позвонила мне первому. Я сорвался к ней через 20 минут.
В дом уже никого не пускали. Оцепили чуть ли не весь квартал. Следователи работали всю ночью. К жене никого долго не пускали. Я не мог пройти к ней. На месте преступления проводили экспертизы, брали отпечатки. После часа ночи мне разрешили зайти в квартиру. На полу я заметил лужу крови. Сидела супруга Ольга. Потом ее увезли на допрос, который длился до утра. Дома она не ночевала.
— Дочь Бабченко была дома?
— Дочери не было. Ей пока не сказали о случившемся.
— Сколько лет девочке?
— Неполных 12.
— Утром жену отпустили?
— Отпустили. Утром следующего дня я проезжал мимо дома Аркадия. Там по-прежнему было много народа, полиции. Следователи смотрели видеокамеры, опрашивали соседей.
— Камеры успели зафиксировать убийцу?
— Не знаю. Мне пока никто не смог объяснить, где там какие камеры установлены. Дело в том, что Аркадий жил не в центральном районе Киева, это хороший спальный район. Но в непосредственной близости от его дома нет магазинов, офисов, банков. Поэтому остается надеяться только на подъездные камеры, если они были. Я знаю, что украинские журналисты объединились, создали свою группу и ведут параллельное расследование.
— Ты думаешь, за Бабченко вели слежку — или убийство было спонтанным?
— До этого он уезжал на три дня с семьей за город. На каникулы к нему приехали жена с дочкой. Во вторник вернулся в Киев. Очевидно, что за ним постоянно следили, кто-то оповещал убийцу об его возвращении.
— Его семья жила в Москве?
— Да. Они приехали в Киев неделю назад.
— Мотив преступления?
— Это политическое заказное убийство. У меня нет других версий. И никаких посторонних мотивов быть не может, потому что Аркадий не связан был ни с чем, кроме своей журналистской деятельности. Он больше ничем никогда не занимался. Писал посты в Фейсбуке и работал на канале ATR, где у него каждую пятницу выходила авторская программа, посвященная тому, что происходит в РФ. О внутренних делах Украины он не писал вообще.
— Может, он готовил какое-то расследование?
— Нет. К тому же у него была повреждена нога, железный штырь стоял, поэтому ни в какие военные командировки он тоже не ездил, планировал этим заняться позже. Аркадий занимался чистой публицистикой. У него была огромная аудитория.
— Бытовую версию убийства ты не рассматриваешь?
— Бытовых версий тоже быть не может. Аркадий никогда не вел двойную жизнь, он был позитивным, добрым. Напиши в заголовке, что Бабченко для меня был святым.
— Почему он не остался жить в Праге или Израиле, ему ведь поступало такое предложение?
— Он ждал, когда в Праге ему выдадут вид на жительство. Но его там обманули. В итоге он 3 месяца там прожил, потом поехал в Израиль. Но там он не собирался оставаться. Потом приехал в Киев, где я его встретил словами: «Оставайся тут, Аркаш, Украина — твоя судьба. Ты на Майдане был, тут все свои, все наши, все твои единомышленники, твои друзья». Его ведь здесь на улице узнавали, постоянно благодарили, все его поддерживали. На Украине жить здорово и комфортно. Как журналист Бабченко здесь полностью раскрылся. Его не ограничивали ни рамки редакционной политики, ни госцензура. Он писал, как ему казалось правильным. Он был предоставлен сам и себе, и был абсолютно счастлив. Абсолютно. Это заявляю совершенно точно.
— Зарплату хорошую получал?
— Получал зарплату соответствующую ведущему обозревателю на АТР, хотя огромных денег у нас нет. Работал Аркадий у нас 9 месяцев. Это было его единственное место работы.
— Он опасался чего-то?
— Как ты думаешь? Все мы опасаемся. Я после того, как взорвали Пашу Шеремета, первое, что делаю утром — это заглядываю под днище машины. А еще я оглядываюсь, когда захожу в подъезд дома, смотрю никого ли нет рядом и быстро закрываю за собой дверь. Это жизнь такая. Хотя мы понимаем, что если кого-то из нас захотят убить, то люди ни перед чем не остановятся.
— Бабченко тоже ходил и оглядывался?
— Естественно. Он еще в России оглядываться. В подъезд заходил с опаской, переживал за свою семью. Но понимал, что это просто меры предосторожности, которые не спасут его. В целом в Киеве он вел обычную жизнь, ни от кого не прятался, со всеми общался. У нас куча общих друзей, большие компании, мы жили полноценной жизнью, работали как могли. Такие вот дела.
— Где похоронят Аркадия?
— Пока не понятно, это решать родственникам. Также семья будет принимать решение по поводу отпевания или не отпевания Аркадия. Хотя, насколько я знаю, он был атеистом.
— Жена и дочь Бабченко вернутся в Россию?
— Думаю, что после такого преступления они не захотят возвращаться в Россию. Я знаю, что представители украинский властей уже говорят, что сделают все возможное для семьи Бабченко в Киеве, чтобы они получили гражданство.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео