Ещё

«Это полезно городу и миру»: Как дизайн-бюро Pictorica вопреки всему меняет Калининград к лучшему — опыт Максима Попова 

Фото: Tvoybro.com
О появлении «Пикторики» и калининградском рынке дизайна, «Какие доводы нужны, чтобы делать то, что ты любишь?» — риторически оправдывает своё решение о создании проекта Максим Попов, когда мы начинаем выяснять, что стало подспорьем в открытии собственного дела. Он вспоминает о состоянии дел на калининградском рынке дизайна в тот период: «Эта сфера у нас достаточно специфична. На момент нашего появления присутствовала пара достойных конкурентов, но говорить о каких-то нишах сложно, работы по-настоящему много: бери и делай, если хватит сил. Никаких исследований рынка мы не проводили, просто начали делать то, что нам нравится и что у нас хорошо получается». Сейчас «Пикторика» — это графический дизайн и его применение в различных коммуникационных пространствах (городском или виртуальном), книжный дизайн и издательство, комплексная работа над брендами. В отдельное направление выделяется производство и продажа сувенирной продукции, в ещё одно — исторические проекты. «Хороших и очень хороших людей встречаешь часто неожиданно, а иногда они сами находят тебя, — размышляет Максим о формировании команды. — За 11 лет, само собой, много чего поменялось, в том числе и сотрудники. Рост квалификации специалистов, перерастание ими рамок организации и простое стремление людей к новому, это нормальный и естественный процесс, это тот опыт, который я и сам проживал, так что я отношусь спокойно к тому, что всё меняется. Стараюсь, чтобы то, что зависит от меня, менялось в лучшую сторону»., По словам Попова, бренд «Пикторика» родился в непринуждённой обстановке: «Мы как-то сидели на полу с Алексеем Кузьминым, который был моим партнёром в первые годы проекта, листали газеты середины XIX века и внезапно придумали это название». На запуск идеи, по словам молодого предпринимателя, денег нужно было совсем немного — требовались четыре компьютера да аренда офиса (который, правда, пришлось поискать). На это хватило личных сбережений. Роль главного ресурса среди всех технологических и производственных Максим отводит извилинам: «В процессе создания креативного продукта самым главным технологическим ресурсом является твой мозг, опыт и прикладные знания во множестве смежных областей. В этом смысле, чем больше книг, навигационных стендов или других продуктов мы делали, тем лучше мы могли выполнить следующие заказы. Хотя эта кривая качества не экспоненциальная, в определённый момент становится всё сложнее и сложнее сделать лучше прошлого раза. Но это не повод останавливаться».,
О процессах производства, дистрибуции и самых любимых проектах, Собственного дорогостоящего производственного оборудования «Пикторика» не имеет — выясняется, что в этом нет нужды. К тому же, процесс управления любым сколь-нибудь масштабным производством съедает большинство собственных «ресурсов внимания». «У нас есть опыт запуска типографии „Гутенберг“ вместе с Алексеем, и в итоге типография стала самостоятельной типографией и пошла своим путём, а мы продолжили заниматься созданием творческих продуктов». Попов рассказывает, что собственноручно дизайн-бюро берётся за производственный процесс только в тех случаях, когда знания и технологии сложно формализовать или передать. Он приводит в пример новый проект дизайн-бюро по керамическим сувенирам. А также объясняет на примере процесса книжного производства: «Это настолько отдельная история, что в Калининграде нет ни одного производства полного цикла, то есть, для производства качественной продукции вложения в оборудование настолько велики, что оно себя просто не окупит на достаточно узком калининградском рынке. Так что те книжные проекты, где нужны сложность и качество, по-прежнему делаем в Литве». «Пикторика» не является классическим примером издательства, не ищет новых звёзд пера, издаёт только то, что считает интересным и полезным, придерживаясь позиции «Такая книга должна быть в нашем городе». А также выпускает на заказ любые книги для корпоративных и частных клиентов.,
Цель любого коммерческого проекта — финансовая выгода и её преувеличение. Немало примеров, когда уютные и идейные на старте бизнесы смещают свои приоритеты в сторону денег, — в итоге от того, за что их любили в начале пути, ничего не остаётся. Эта история не про «Пикторику» — на протяжении 11 лет дизайн-бюро не только держится на плаву в заданном направлении, но и оставляет за собой статус новаторов, насыщает рынок свежими идеями и их красивым исполнением. Самыми успешными реализациями за всё это время Максим Попов считает кулинарную книгу «Аппетитная история Прусского королевства», издания «Параллельная память» и «Янтарь России». Он выделяет также Паспорт туриста, навигацию и стенды в Роминтской пуще, реализованные проекты в калининградском зоопарке и на Куршской косе, на острове Канта — «Фотоархеология Кнайпхофа». Среди успешного коммерческого сотрудничества по разработке айдентики и брендирования выделяет работу с «Круассан Кафе», пекарней «Кёнигсберкер» и рестораном «Патиссон Маркт»., Из «неизданного» в списке успешных проектов, по прогнозу Максима, городская визуальная айдентика для Калининграда, которая частично проявляется в новых продуктах, но комплексно будет представлена, по плану, этим летом, и большой диджитал-проект «Город с почтовой открытки», который можно ждать уже в июле. «Из самого свежего — наша новая коллекция керамических сувениров под брендом Spandienen Ceramiс, создание которого, надеюсь, станет такой же вехой успеха. Первая коллекция — это попытка интерпретации в современном ключе традиции терракотовых изразцов времён северного ренессанса. Посмотрим, что из этого получится в развитии. Конечно, хочется делать гораздо больше, но экономические реалии постоянно корректируют прекрасные планы завоевания вселенной, и некоторые проекты томятся в очереди годами, как, к примеру, архитектурный атлас города „Полёт над Кёнигсбергом“., Самым ответственным в своей работе Максим считает доведение проекта до конца таким образом, чтобы он не только „нравился клиенту“, но и приносил пользу и заказчику, и экосистеме, в которой проект будет жить. Попов шутит, что проект должен соответствовать профессиональным требованиям так, чтобы бабушки в автобусе не подходили со словами „разрядка строчных, по ширине, Максим, как вы могли!“. „С другой стороны, каждый проект, когда выпускаешь его, начинает жить своей жизнью, от тебя уже независящей, и самое важное создать такие условия и внутренние правила (язык визуальных коммуникаций бренда, к примеру), не нарушать которые было бы естественным ходом вещей“, — продолжает предприниматель. Он обращает внимание, что соотношение собственных проектов „Пикторики“ и заказных — примерно 80% к 20%., Но одно дело — создать продукт, другое дело — уметь продать его. Самый неприятный момент для Максима кроется в дистрибуции: „Основная сложность в том, что все у нас боятся нового и неизвестного, причём панически. А поскольку у нас основная специализация на производстве нового и неизвестного, огромное количество энергии уходит зачастую на то, чтобы продавцы просто попробовали начать продавать. Пара калининградских музеев (ММО и Историко-художественный) не продает значительную часть нашего ассортимента сувенирки вследствие собственных идеологических аберраций и в страхе перед тенями „борцов с германизацией“. Сеть дистрибуции мы наращивали простой планомерной работой с договорами, тут никакой фантастики“.,
Максим добавляет: „Я бы даже сказал, что это какие-то партизаны исчезнувших армий, как японские камикадзе, забытые империей на дальних островах и не знающие, что война закончилась 60 лет назад, и по привычке пускающие под откос электрички с огородниками и философские пароходы.
О туристическом продукте и госзаказах, Основа взаимовыгодного сотрудничества — это всегда качественный продукт, который приносит пользу заказчику, помогая достигать поставленных целей. В случае „Пикторики“ — это туристическая привлекательность Калининградской области, в которую она вносит свой скромный вклад. По словам Максима, в Калининграде они сделали несколько хороших продуктов, которые работают уже много лет. „Мы занимаемся этим, потому что знаем, что можем сделать хорошо и это будет полезно городу и миру. Это устанавливает и внутреннюю планку настолько высоко, что её приходится преодолевать во внутренней борьбе“. По поводу госзаказов в целом Максим иронизирует — говорит, что заказчики и их заказы бывают разные, и некоторые из них имеют свойство превращаться в некоторого рода сакральную жертву. „Непонятно даже какому культу, но явно языческому, возможно придёт время, и его оформят институционально, — когда в стремлении сохранить уровень качества конечного продукта ресурсов уходит в несколько раз больше, чем запланировано“., Уклон в историческое наследие города Максим обуславливает не только личным интересном к истории, но и желанием туристов „пережить неизведанный опыт“. По его мнению, для значительной части российских гостей (которых среди туристов под 90%) он заключается в тайнах Кёнигсберга, его готических замках и рыцарях, и сувениры „Пикторики“ соответствуют этой потребности. „Конечно, большинству гостей нашего города интересны больше сувениры, связанные с историей. Я прямо сейчас представил туриста, которому нужен сувенир с городом в его нынешнем состоянии. В этот момент ему нужно налить двести грамм янтарной водки, наверное. У нас фасады сувенирных деревянных домиков более тщательно отрисованы, чем вторая очередь нашего Ганзейско-Ленинского проспекта. Вообще, сувенир — это напоминание о том опыте, который ты пережил в путешествии. И мы в новых коллекциях в этом году сделали серию про калининградский дождь“. Но дизайн-бюро не замыкается на исторической тематике и ставит перед собой цель создавать на базе исторических образов современные продукты, учитывая тренды.,
О фотоархиве Кёнигсберга и возможности заработать на ЧМ-2018
“Пикторика» не поддалась всеобщему буму создания специальных сувениров в связи с главным спортивным событием лета, осознавая самодостаточность и презентабельность своих изделий без привязки к чемпионату. Максим комментирует этот момент следующим образом: «В краткое мгновение истории этим летом футбол станет главным в Калининграде, но, признаюсь, мы не стали убиваться и лепить Канта с мячом. С янтарным мячом. Конечно, соблазнительно охватить все категории потребителей, но нам пока хватает своих». Немалая часть продукции, которую выпускает «Пикторика», задействует снимки Кёнигсберга, его улочек и городов области. На вопрос об историческом фотоархиве и правомерности использования фотографий Максим уже устал отвечать, но не отказал удовлетворить наш интерес: «Архив собирался с конца 90х годов в результате планомерной и кропотливой работы по поиску сохранившихся оригиналов на разных европейских аукционах и барахолках, которой уже двадцать лет. С 2012 года исторические проекты реализуются под брендом „Музей города Кёнигсберг“, созданного и для реализации некоммерческих культурных проектов, и возможности привлекать под них независимое финансирование фондов. В 2015/16 годах мы выигрывали со своими грантовыми заявками два гранта Фонда Потанина, один из них — это „Фотоархеология Кнайпхофа“ в парке на острове Канта, второй — „Город с почтовой открытки“., „В своих проектах мы оперируем либо цифровыми снимками с собственных оригиналов, лицензионными материалами с европейских и российских архивов, Калининградского союза Фотохудожников, само собой, работаем на партнёрских условия с частными коллекционерами“. Сейчас в архиве, по словам Максима, около 15000 оцифрованных негативов, открыток, частных фотоальбомов и снимков с 1840-х до 1970-х годов.,
Об отрасли в целом и конкуренции сейчас, „Дизайн — это вообще интересная отрасль промышленности, поскольку, делая прикладные вещи (дизайн — это про технологии коммуникации с телом, чувствами и разумом человека, а не про творчество, как многим кажется), которые должны работать в реальном мире, ты постоянно с этим реальным миром сталкиваешься, в лице ли заказчиков или конечных пользователей. И это, конечно, всегда отрезвляет „души прекрасные порывы“ Но это не только школа стоицизма, эта работа учит находить сложные решения, которые не только встроятся в реальный мир, но и сделают его немного лучше“. К конкурентам предприниматель относится как к коллегам, работающим над глобальным проектом „российская школа графического дизайна“, и считает, что на рынке дизайна конкуренции вообще мало., „В более практических областях, таких как книгоиздание, есть, конечно, типографии, которые выигрывают в цене за счет отсутствия дизайна как такового, выдавая за книги склеенные пачки листов бумаги, при виде которых старик Гутенберг начинает крутиться в гробу, перепахивая кладбище. К этому можно относиться только как одному из грустных проявлений состояния нашего, мягко говоря, небогатого общества, где люди зарабатывают деньги как могут и из последних сил. Может быть, что-то изменится, когда станет неприличным плохо издавать книги, но когда это случится, сказать сложно“, — заключает Максим., Читайте в первой части: Как живут и умирают кофейни при культурных учреждениях — опыт Димы Селина, Фото: Артём Килькин, Александр Любин, „Пикторика“
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео