Ещё
Как строили Эмпайр-стейт-билдинг
Как строили Эмпайр-стейт-билдинг

Интервью с Джеффом Монсоном от 8 июня 2018 года 

А. ГУДОШНИКОВ: 18 часов 4 минут. Пятница! Июнь! День восьмой!
65-й говорит: «20 минут без движения на эстакаде на въезд на Кутузовский. Печаль вообще». А я оттуда сейчас добрался за 23 минуты. Правда, пришлось бежать километра три реально до Славянского бульвара. Просто бегом! Три километра бегом! Со школы так не бегал. Будьте прокляты, дачники! Я вас ненавижу всех! Гады! Что вы творите? Я вас всех ненавижу, дачники. У меня нет эфирных слов для вас. Это просто была пытка сейчас, издевательство. Серьезно. Я просто ехал из области, как раз по Кутузовскому заезжал. А едешь, зеленый светит, все зеленое. Время рассчитывает хорошо. Думаю, но вообще времени полно. Заезжаешь в зеленое, а там вообще бурое. Бурое. И оно начинает нагорать, нагорать, накипать, накипать. И когда я вдруг понял, что все, хана… Во-первых, я сразу позвонил всем своим коллегам и сказал, что «мне было приятно с вами работать». Потому что завтра я уже, наверное, не буду работать на радиостанции. А, во-вторых, я бросил тачку, просто так влево взял ее, поставил, ушел, бежал три километра просто. В метро и все. Я не знаю, где моя машина, мне по барабану. Ууу… Вот это называется жить и дышать полной грудью. Вот это называется жизнь. Понятно вам или нет? Вот это называется экзистенция. Человек раскрывается в моменты экзистенциальные, в моменты жизни и смерти. Перед смертью человек раскрывается. Вот я сегодня несколько раз умер по дороге. Серьезно. Ууу… Буду отмечать как день рождения 8 июня. Можно? Спасибо большое. О да… «Где Монсон», — спрашивает Саньчиксон. По ходу тоже по Кутузовской ехал и… вы поняли. Мы ждем Джеффа Монсона. Сейчас он должен прийти. Он поднимается по лестнице, насколько я знаю. Я слышу его шаги. Я сейчас не шучу. Шаги, конечно, не слышу, но он реально поднимается и идет сюда. «А кто пожалеет дачников?» Да никто, они будут гореть в аду. Вы не понимаете что ли? Вы не понимаете, что есть девять кругов ада, для каждого грешника по тяжести греха свой. В девятом круге Иуда. А чуть за ним, ниже, дачники. Дачники! Иуда и под ним дачники. Будут они прокляты со своими дачами. Чего вы там сажаете, я не понимаю, на своих дачах?! И ладно бы пробки устроили только из города, так они и в город их устроили. То есть они, наверное, прошивают весь город, чтобы поехать на свою дачу откуда-нибудь с Кутузы. Они живут на Кутузовском, а дачи у них где-то в Жуковском. И они прошивают весь город, делают пробку, и вообще ничего сделать нельзя. Просто сдохнуть надо вместе с ними. Жесть-то какая. Скорей бы в мотоцикл сесть. Какой ад. Просто я завидую всем мотоциклистам. Парни, вы сделали правильный выбор. Жалко, что вы иногда умираете слишком часто, в 29 раз больше, чем автомобилисты, но тем не менее. Правильные слова говорит Борис-байкер. «Взаимно», — говорит Михалыч. Михалыч, вы как дачник меня ненавидите взаимно или как мотоциклист салютуете? «Выходного завтра нет. Почему дачники?» Да потому что есть завтра выходной для них. Я теперь понял, почему меня позвали завтра на совещание на другую работу… Кстати, у меня обломился отпуск. Я хотел уйти в отпуск. Мне сказали: нет. Мне сказали: нет, чувак, надо еще поработать. Ха-ха-ха! Представляете? Здесь отпустили, там не отпустили. Чего делать, не знаю вообще. Наверное, буду работать. А чего? Надо работать.
Где Монсон? Я не могу кричать в сторону Джеффа Монсона, потому что он реально сильнее меня, намного сильнее меня. Он возьмет, вырвет мне руки. Понятно, что для моей работы руки не самое главное, для меня намного важнее голова, как мне кажется, но тем не менее. А вот заходит Джефф Монсон. Джефф, здравствуйте. Я прям с вами поздороваюсь за руку. Честь для меня. Его сопровождает вице-мэр Красногорска Ростислав Мурзагулов.
Садитесь, Джефф, сюда, пожалуйста, занимайте место. Ростислав, садитесь сюда. Вот микрофон. Слушайте, я сам только пришел на работу. Наверное, трудно было добираться. Вы откуда?
Р. МУРЗАГУЛОВ: Мы из Красногорска прямо.
А. ГУДОШНИКОВ: Что там по движению?
Р. МУРЗАГУЛОВ: В Красногорске ничего, в Москве было хуже сильно.
А. ГУДОШНИКОВ: А Джефф, что скажет по движению? Как ему московское движение?
Д. МОНСОН (перевод): В Москве пробки жуткие, в Красногорске такие же жуткие. Но в Красногорске через годик будет получше, потому что там есть пара мероприятий, которые все должны улучшить.
А. ГУДОШНИКОВ: Джефф выйдет на улицу и начнет бить тех, кто создает пробки? Или как?
Д. МОНСОН: Я, конечно, постараюсь, что от меня зависит. Но все, что нормально, то будет нормально.
А. ГУДОШНИКОВ: У меня сразу вопрос. Мы недавно взволновались по поводу новости, Джефф, что вы пойдете в политику. Это правда или нет?
Д. МОНСОН: Многие люди дали мне в жизни так много, моя возможность и привилегия дать им обратно что-нибудь. И лучший путь, конечно, политика. Потому что спорт, конечно, это спорт, и я в нем кое-чего добился и кое-как влиял на ситуацию, но через политику это можно делать напрямую и лучше.
А. ГУДОШНИКОВ: Я понял. Джефф, дело в том, что у нас как раз здесь политическая в основном программа, у меня, так получилось. Джефф, вы встали. Я ни в чем не виноват, я надеюсь.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Это потому, что у него спина болит.
А. ГУДОШНИКОВ: Тогда я тоже встану. Почему бы и нет? Давайте встанем. Хорошо. Но политика — понятие растяжимое. Я уж не знаю, как это перевести. Вы мучаетесь, Ростислав. А что за политика? Депутат? Будете вступать в партию какую-то?
Д. МОНСОН: Политика, конечно, штука такая. Многие говорят, что это вообще такая фигня, не хочу к ней иметь никакого отношения. Но, если серьезно разобраться, то от нее зависит на самом деле жизнь каждого человека. В любом случае заниматься ею надо. Поэтому я собираюсь ею заниматься.
А. ГУДОШНИКОВ: Это я понимаю, но я хочу понять, это в какую-то партию надо вступать: КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия». Какие предпочтения?
Д. МОНСОН: Я сначала поработаю в Красногорске. Потом я хотел бы дорасти до Государственной Думы и помогать максимальному количеству, возможному количеству народа.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Я предложил ему все-таки раскрыть секрет и сказать, что он собирается стать членом парламента Красногорска, по нашему совету. Соответственно, он сказал: ладно, о’кей, раскрываем, я собираюсь им стать.
А. ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Но я услышал также, что у Джеффа в планах пойти в Государственную Думу. Это тоже для меня важно, я хотел это понять. То есть, есть планы роста. Джефф, а как? Надо же по-русски говорить, наверное. Наверное, вам неудобно, не все время же через переводчика.
Д. МОНСОН: Я говорю по-русски чуть-чуть. Каждый день я чуть больше, больше, больше по-русски. Я надеюсь, к сентябрю я заговорю по-русски хорошо.
А. ГУДОШНИКОВ: На самом деле, Джефф, вы намного лучше говорите по-русски, чем я по-английски. Поэтому только уважение в этом плане.
Д. МОНСОН: Спасибо.
А. ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Раз политика, наверное, есть какие-то примеры в политике, может быть, есть какие-то политики в России, которые нравятся вам, Джефф. Вот кто это? Есть какие-то имена?
Д. МОНСОН: …
Р. МУРЗАГУЛОВ: Тяжелый вздох. Это, говорит, такой вопрос, контрольный.
Д. МОНСОН: Это не потому, что я работаю в Красногорске, но, например, мэр Красногорска Радий Хабиров, он такой человек, который занимается делом, и если он чего-то сказал, то обязательно сделает.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Джефф еще не знает, что теперь Хабирову будет очень трудно жить.
А. ГУДОШНИКОВ: Когда вы сказали, Хабиров, я вдруг подумал, Кадыров.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Нет, Хабиров.
А. ГУДОШНИКОВ: А как, кстати, насчет Рамзана Ахматовича?
Д. МОНСОН: Я был в Грозном. Он почистил город отлично. Я был его гостем. Сейчас там намного лучше, чем было раньше, для людей. Я некоторые его методы не разделяю, конечно, как он делает все лучше. Я хотел бы, чтобы было побольше свободы у людей.
А. ГУДОШНИКОВ: То есть в Чеченской республике недостаточно свободы?
Д. МОНСОН: Нет, ну конечно, когда я там был, люди выглядели счастливыми. Насколько мне известно, немножко больше свободы Чечне не помешает. Это просто мое личное мнение.
А. ГУДОШНИКОВ: Понимаю. Мы здесь все выражаем личное мнение, естественно. Если вы следите за политикой, Джефф, вы идете в политику, я вам в этом только желаю удачи, естественно. Но я хочу понять. Смотрели вы прямую линию с президентом?
Д. МОНСОН: Я на Алтае был как раз и я читал только, не было возможности посмотреть.
А. ГУДОШНИКОВ: А вообще, вы следите за Владимиром Владимировичем? Вы следите за Путиным?
Д. МОНСОН: Конечно, слежу. Я политикой не только сейчас начинаю заниматься. Я начал следить за политикой не сегодня, и это влияет на меня, на моих детей. Поэтому я давно этим занимаюсь. Нет, конечно, он отличный политик, о чем тут спрашивать.
А. ГУДОШНИКОВ: Хорошо. Вы выразили примерно, какие есть предпочтения в политике. А, может быть, есть какие-то сегодня фигуры в политике, которые Джеффу вообще не нравятся?
Р. МУРЗАГУЛОВ: В мире или…
А. ГУДОШНИКОВ: В России. Ну и в мире, кстати, тоже интересно.
Д. МОНСОН: Сначала про Путина расскажу. Я не согласен со всей его политикой. Но главное — он любит Россию и делает все в интересах только России. И никто не опровергнет это никогда. И глубоко заботится о людях в России. И никто, даже оппозиционеры, не смеют сказать, что это не так. Есть так много лидеров, которых я не люблю. Номер один — это Биньямин Нетаньяху, бывший премьер Израиля.
А. ГУДОШНИКОВ: А почему он вам не нравится?
Д. МОНСОН: Он военный преступник, просто вот так. Он нарушил кучу международных законов. Он нарушал права человека. Он убивал женщин и детей. Это государство апартеида. Он говорит, что защищает Израиль, на самом деле он антисемитов плодит просто. Многие мои друзья-евреи в Америке от него устали уже. Они недовольны тоже тем, как он себя ведет. Они говорят, что он просто расист.
А. ГУДОШНИКОВ: А еще какие-то? Или только Нетаньяху? Если нет, то нет.
Д. МОНСОН: Дональд Трамп, конечно.
А. ГУДОШНИКОВ: А разве он не делает все для Америки?
Д. МОНСОН: Он делает Америку беднее. То, что он делает с налогами, увеличивает дефицит. Средний американец тратит гораздо меньше теперь. Он уменьшает расходы на образование. Он убирает деньги из программ по борьбе с загрязнением воздуха. Мы не уменьшаем грязное влияние на воздух. У меня, например, два ребенка в колледже учатся. Он уменьшил деньги на образование. Как мы вообще можем говорить о будущем, когда он уменьшает деньги на образование?
А. ГУДОШНИКОВ: Джефф, это внутри. А внешне? Например, КНДР или Иран?
Р. МУРЗАГУЛОВ: Он понимает и так все, я могу не переводить.
Д. МОНСОН: Он вышел из соглашения с Ираном, которое работало 10 лет и которое было эффективным. Организация Объединенных Наций говорила, что все было нормально и что все продолжало развиваться в мирном русле. Почему он ушел из этого соглашения? А теперь Иран возьмет и сделает ядерную бомбу. А в этой ситуации Америка, что, должна туда ворваться и напасть на него? Или Иран вообще должен сдаться? Встать на колени перед американскими пожеланиями тоже маловероятный сценарий. То есть он поставил Иран в ситуацию, в которой не может быть победителя вообще.
А. ГУДОШНИКОВ: Все-таки, как вы считаете, Джефф… Я знаю, что вы неравнодушно относитесь к людям в Донбассе. Как вы считаете, американцы, Америка, Соединенные Штаты имеют какое-то отношение к происходящему на Украине, к Майдану?
Д. МОНСОН: Только что «Вашингтон пост»… о том, как там криминал распространяется и захватывает целые регионы, люди боятся из дома выходить, как Украина старается спасти этих людей… Я там четыре раза был с 2015 года. Я вообще-то гражданин Луганска, у меня даже паспорт есть. Я видел, как Украина бомбила там деревни, своими глазами. Я спрашиваю: почему вы не отвечаете? Они говорят: у нас есть соглашение, мы хотим мира, не хотим отвечать. Говорят: там вообще-то за границей наши братья. И там даже они через границу спокойно переходят за четыре доллара взятки. Иногда какие-нибудь овощи везут, иногда увидеть родственников. Люди одинаковые с двух сторон. Да, и они русские вообще-то этнически. А люди в Киеве имеют, вообще-то, с нацистами кое-какие отношения, это неплохо известно.
А. ГУДОШНИКОВ: Джефф, когда, на ваш взгляд, и при каких условиях на Украине будет мир?
Д. МОНСОН: Зависит от политиков, если Америка и Европа разрешат Украине быть Украиной. Я думаю, что украинские власти находятся под давлением, их заставляют продолжать воевать. Если украинская армия уйдет, то просто война сразу же закончится, потому что люди на Донбассе устали и хотят мира. Но американцы потратили 186 миллионов на эту войну и они поэтому заставляют ее продолжать. Они хотят этой войны. Конечно, Россию там изображают, в наших газетах, как плохого парня, который всех захватывает, Украину захватывает, и на самом деле нет тут никакой правды.
А. ГУДОШНИКОВ: Джефф, неожиданно для меня назвали Нетаньяху военным преступником. А что вы думаете, Порошенко военный преступник или нет?
Д. МОНСОН: Я не знаю… Но я знаю, что есть известный факт, что он общается с хорошо известными фашистами, которые находятся вне закона не только в России, а много где еще, и которые используют силу вместо политического обмена.
А. ГУДОШНИКОВ: Я напомню, что у меня сегодня в гостях Джефф Монсон, боец MMA, который на прошлой неделе получил гражданство Российской Федерации. Теперь, кстати, у Джеффа гражданство и российское, и американское. Я правильно понимаю?
Д. МОНСОН: Только российское.
А. ГУДОШНИКОВ: Только российское. Тогда надо поправить «Википедию». Потому что там указано, что два. Только российское. И сегодня помогает мне и сопровождает вообще Джеффа Монсона вице-мэр Красногорска Ростислав Мурзагулов и переводит, и все делает здесь, чтобы и я понимал, и вы тоже понимали.
Р. МУРЗАГУЛОВ: И делает его best.
А. ГУДОШНИКОВ: Конечно. Нам просто потихонечку сейчас нужно заворачивать на новости, остается 30 секунд. Поэтому я напомню номера наши: 73-73-948 — телефон прямого эфира, +7-925-88-88-948 для смс-сообщений, govoritmskbot — Telegram. Соответственно, после того, как мы уже после новостей вернемся, вы сможете задавать свои вопросы Джеффу. Я думаю, надо еще поспрашивать, ну у меня есть пара вопросов, я хотел поспрашивать, чем занимается конкретно Джефф в Красногорске, но это уже после новостей.
Новости
А. ГУДОШНИКОВ: 18.35 в Москве. Это радиостанция «Говорит Москва». 94,8. В студии Алексей Гудошников. Это моя программа. Всем еще раз здравствуйте. У меня сегодня в гостях Джефф Монсон, боец MMA, который на прошлой неделе получил гражданство Российской Федерации, на много всяких вопросов отвечает нам.
Р. МУРЗАГУЛОВ: И который пишет кому-то смс.
А. ГУДОШНИКОВ: Да, правда, кому-то сообщения. Джефф, если не секрет, кому пишете сообщения? Если не секрет.
Д. МОНСОН: Другу в Штаты пишу, что перезвоню ему попозже.
А. ГУДОШНИКОВ: Через Telegram?
Д. МОНСОН: WhatsApp.
А. ГУДОШНИКОВ: А как насчет Telegram? У нас просто в России пытаются его заблокировать.
Д. МОНСОН: Я не люблю, когда средства массовой информации зажимают. Надо, чтобы у каждого было как можно больше свободы. В общем-то, если кто-то что-то скрывает, то надо просто искать тех, кто скрывает.
А. ГУДОШНИКОВ: То есть не нужно блокировать.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Блокировать не надо.
А. ГУДОШНИКОВ: Можно перевести просто…
Д. МОНСОН: Не вижу такой необходимости. Для большинства людей это на самом деле нормальное явление — узнавать какие-то новости, обмениваться информацией. Это то, как прогресс вообще-то делает. Конечно, это бывает непопулярно, но на самом деле надо с людьми разговаривать и решения находить. К сожалению, не всегда и не все на это решаются.
А. ГУДОШНИКОВ: Джефф, мы здесь говорили про гражданство. Я спросил, у вас и американское, и российское гражданство, вы сказали, только российское. У наших слушателей это вызвало интерес. Они спрашивают: вы отказались от американского гражданства? Как это произошло? Вы отдали паспорт или что? Как это произошло?
Д. МОНСОН: Процедура там длинная, конечно, но я начал этот процесс. Я отдаю им американский паспорт и буду использовать только российский.
А. ГУДОШНИКОВ: То есть все-таки пока два гражданства?
Д. МОНСОН: Но это будет закончено очень скоро. Я уже заплатил. Я должен заплатить за процедуру, за то, что я сделал то, я сделал то. Это вообще-то, может, уже и закончено, я не знаю, надо уточнить.
А. ГУДОШНИКОВ: А это вообще дорого?
Д. МОНСОН: Три тысячи долларов.
А. ГУДОШНИКОВ: Три тысячи долларов…
Д. МОНСОН: Они просто так хотят твои деньги, правительство. Они делают это сложным, уйти. Они не хотят, чтобы люди отказывались от их гражданства. Если у тебя много, например, недвижимости и другого имущества, то ты должен сначала все это продать, а потом отдать все налоги государству, и только потом тебя отпустят.
А. ГУДОШНИКОВ: А как реагируют на это друзья в Америке? Как на это реагируют американцы? Они не говорят, предатель?
Д. МОНСОН: Многие американцы, конечно, не понимают. Но те, с кем я общаюсь, мои друзья, они понимают, что это не было какое-то эмоциональное решение, ой, мне просто Россия больше нравится, а это было решение из моего сердца. Оно не было, в общем-то, очень таким из головы. Люди, в общем-то, с кем я общаюсь, они это понимают.
А. ГУДОШНИКОВ: Я хотел бы спросить про последние события. Мы о событиях на Украине поговорили. Есть такой актер Ефремов, он предложил отдать украинцам Крымский мост, чтобы они простили нам что-то, неизвестно что. Что вы думаете по этому поводу? Что бы вы ответили Ефремову?
Д. МОНСОН: Крым — это Россия, история там российская. Они проголосовали. Они были русскими, и большой процент проголосовал. Потому что они русские, говорят по-русски, характеры русские. Они не чувствовали никакой связи с Киевом.
А. ГУДОШНИКОВ: Но когда кто-то из российских актеров предлагает отдать Крым или отдать Крымский мост, что вы думаете о нем?
Д. МОНСОН: Это не имеет никакого смысла. Тогда по этому мосту все обратно из Крыма поедут. Почему вы должны что-то русское отдать кому-то? Еще Москву отдайте Украине.
А. ГУДОШНИКОВ: Я все-таки хотел бы еще в каком-то смысле понять, что конкретно Джефф делает сегодня в Красногорске. Что вы делаете в Красногорске?
Д. МОНСОН: Я открыл там школу. Школа MMA и джиу-джитсу. Это моя мечта, это начало осуществления этой мечты. Моя спортивная карьера скоро закончится, и это время, когда я должен других начать учить. Детские классы, взрослые классы. Школа отличная, много детей туда ходит. Дети маленькие не платят ничего, до 10 лет. Это просто школа для людей, она не школа Джеффа Монсона, она школа Красногорска, и я там работаю.
А. ГУДОШНИКОВ: Вы довольны зарплатой?
Д. МОНСОН: Я получаю обычную зарплату. Я получаю ее из правительства. И стараюсь как можно лучше, не за зарплату. Я не хочу думать о том, что я должен набрать 500 человек или пять, я буду получать обычную зарплату и работать для любых людей, для любого количества людей, которое придет. Это моя страсть, я буду этим заниматься.
А. ГУДОШНИКОВ: А как вы вообще живете, Джефф? Я живу, например, в Перове, однокомнатную квартиру снимаю. А вы как живете? Это какой-то большой дом или что?
Д. МОНСОН: Таксисты удивляются, когда меня забирают. Я выхожу из обычной однокомнатной квартиры, я из обычного дома, нет ничего необычного и чего-то очень дорогого. Это, может быть, кого-то удивляет, но я так живу.
А. ГУДОШНИКОВ: Ну да, у нас как-то привыкли, что если человек связан в каком-то смысле с шоу-бизнесом, со спортом, он живет как-то богато.
Д. МОНСОН: Ничего плохого о них не скажу, это их выбор, но это не моя идея. Я их судить не буду. Но я простой. Мне это не нужно. Мне нужно, чтобы я был счастливым, чтобы жена была счастлива, чтобы дети были довольны. Скоро ребенок родится, он пусть тоже будет счастливым. Я делаю то, что мне нравится, занимаюсь спортом, учу людей спорту. Скоро я буду на позициях, где я смогу еще людям помогать. Это вот эгоистично делает меня более довольным, удовлетворенным. Это гораздо более важно.
А. ГУДОШНИКОВ: Вы сказали, что у вас скоро будет ребенок. А кто, девочка, мальчик, уже известно?
Д. МОНСОН: Это девочка.
А. ГУДОШНИКОВ: А имя придумали уже?
Д. МОНСОН: Лулу
А. ГУДОШНИКОВ: Это в честь кого-то?
Д. МОНСОН: Не в честь кого-то. Полное имя будет Есения Лулу Монсон, а я буду звать ее Лулу. Это просто имя, которое мы придумали, не в честь кого-то.
А. ГУДОШНИКОВ: Но Есения — это что-то такое, с русскими корнями.
Д. МОНСОН: А это жена придумала, я ничего про это не знаю.
А. ГУДОШНИКОВ: Может быть, жена любит действительно Есенина. Хорошо. Давайте подключать наших слушателей, потому что я уверен, что они хотят тоже задавать вопросы Джеффу…
Р. МУРЗАГУЛОВ: …Есения поэтому?
А. ГУДОШНИКОВ: Я сейчас выгляжу дураком. Это и есть жена?
Р. МУРЗАГУЛОВ: Конечно.
А. ГУДОШНИКОВ: Здрасьте. А я потому что ничего сейчас не вижу. Здравствуйте. Почему Есения?
— Нравится.
А. ГУДОШНИКОВ: Просто нравится и все?
Д. МОНСОН: Она это выбрала, потому что я не могу это произнести.
— …Есения… одно из мнений… очень много имеет смыслов.
А. ГУДОШНИКОВ: Много смыслов. А как вы встретились? Я, наверное, у Джеффа спрошу. Как вы встретились? Я лезу в такие отношения уже совсем, уж простите меня, пожалуйста.
Д. МОНСОН: Я пошел как-то в караоке. Ей очень понравилось, как я пел, и она тоже стала петь. Она подошла, мы поговорили. Она понятия не имела, кто такой Джефф Монсон. Ей просто понравился какой-то парень Джефф. Мы потанцевали. Я почувствовал связь эмоциональную. Я начал ей писать.
А. ГУДОШНИКОВ: Мы видим недовольство… Но я все-таки спрошу. А какую песню вы пели? У меня нет жены. Просто скажите Джеффу: у меня нет жены, и я, может быть, буду петь эту песню.
Д. МОНСОН: Что-то романтическое. Я просто потерялся в этом чувстве, схватил ее…
А. ГУДОШНИКОВ: Я просто пытаюсь заставить Джеффа чего-то спеть нам.
Д. МОНСОН: …американские какие-нибудь спою.
А. ГУДОШНИКОВ: Ну и хорошо. Например, мне нравятся такие группы, как Metallica, Machine head. А вам?
Д. МОНСОН: Metallica люблю. Люблю Megadeth.
А. ГУДОШНИКОВ: Megadeth? Слушайте, я нашел классную песню Megadeth, называется Dystopia. Я сейчас включу. Я слушаю ее в машине. Вот она. Наверное, будет плохо слышно. Вот такая. Знает ли ее Джефф?
Д. МОНСОН: Я знаю ее, как петь только не знаю.
А. ГУДОШНИКОВ: Я тоже не знаю, как петь, но, честно говоря, мне просто она нравится. Мне тоже нравится Megadeth. Может, попытаемся спеть?
Д. МОНСОН: Peace Sells… «Мир продается».
А. ГУДОШНИКОВ: Давайте. Джефф готовится нам спеть песню. Возможно, это впервые, когда это происходит. Я напоминаю, что у меня в гостях Джефф Монсон, боец MMA, который на прошлой неделе получил гражданство России. …Да, я слышал ее. И вы можете ее спеть?
Д. МОНСОН: Немножко.
А. ГУДОШНИКОВ: Просто в удовольствие, если можно. Но если нет, то нет.
Д. МОНСОН: Wi-Fi не особо тянет. Она тяжелая. Ничего? О’кей? (поет)
А. ГУДОШНИКОВ: Это очень круто.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Это была острополитическая тема, о том, что налоги и так далее.
А. ГУДОШНИКОВ: «Мир продается. Но кто покупатель?» Сейчас вопрос: Джеффа, что ни попросишь, он и ответит, и споет. Как это удается? Как раскрепоститься до такого уровня? Я знаю, что многие наши звезды, они не готовы к такому диалогу. А Джефф отвечает на все.
Д. МОНСОН: Просто быть открытой книгой. Какой привет, такой и ответ. И когда люди со мной пытаются сфотографироваться, я всегда никому не отказываю, всегда фотографируюсь. Надо быть нормальным с людьми, и они тогда такими же с тобой будут. И надо всегда одинаковым быть.
А. ГУДОШНИКОВ: И меня, наверное, уже ненавидят слушатели за то, что я никак не даю им возможность задать вопрос Джеффу. Поэтому вот этот момент. 73-73-948. Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Леонид, из Красногорска. Хотел спросить мистера Монсона, знает ли он историю, произошедшую несколько лет назад, с «красногорским стрелком»? И в связи с этим… политику в этом городе, потому что ситуация там очень изменилась. Эта ситуация, насколько я знаю, была связана с незаконной застройкой города.
А. ГУДОШНИКОВ: Спасибо. Такой вот неожиданный вопрос абсолютно.
Д. МОНСОН: Нет, я не знаю эту ситуацию, расскажите мне.
А. ГУДОШНИКОВ: Мы потом расскажем. На самом деле, если Джефф не знает, то и ладно. Давайте как-то поближе вопросы к нашему дню. Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Скажите, вам, как мужчине, правда ли, что у вас в Америке все женщины не настоящие, силиконовые, как вам нравятся, как мужчине, русские женщины?
Д. МОНСОН: Здесь моя жена, поэтому много не могу сказать. Русские женщины очень красивые, и люди из Америки меня прекрасно поймут. Я вообще самый счастливый, потому что у меня самая красивая из русских женщин.
А. ГУДОШНИКОВ: Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. У меня вопрос к Джеффу. Итак, Джефф, я живу в Подмосковье, город Электросталь…
Р. МУРЗАГУЛОВ: Ты собираешься увеличивать количество школ в Московской области?
Д. МОНСОН: Красногорск будет базой, но останавливаться на нем не хочу. Я разовью, конечно, школу в Красногорске, там будет много чемпионов, но на этом останавливаться, конечно, нельзя. Например, в Москве надо тоже делать школу.
А. ГУДОШНИКОВ: В Москве.
Д. МОНСОН: Конечно.
А. ГУДОШНИКОВ: Когда это может быть по времени?
Д. МОНСОН: Сначала в Красногорске надо сделать, сделать ее нормальной, постоянно работающей. Когда я здесь научу всех хорошо, потом я смогу пойти в другую школу. Красногорцы на меня надеются, и пока не надо оттуда уезжать.
А. ГУДОШНИКОВ: Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Андрей. Добрый вечер всем. Вопрос. На сегодняшний день Александр Емельяненко в очень неплохой, даже скажем, в отличной форме. Готов Джефф Монсон с ним…
Д. МОНСОН: Я предложил ему подраться через два месяца. Они отвергли это предложение, драки не будет.
А. ГУДОШНИКОВ: А какие отношения вообще связывают?
Д. МОНСОН: Мы не то, что большие друзья и не так часто общаемся, но, когда общаемся, делаем это совершенно по-дружески. Если мы и дрались, то это был спорт и ничего больше.
А. ГУДОШНИКОВ: Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Доктор… Не интересует ли господина Монсона развитие спорта в Крыму? Спасибо.
Д. МОНСОН: Спорт, конечно, надо развивать в Крыму. Я уже был в Крыму в 2017-м. Надеюсь, что буду делать там мастер-класс и другие всякие виды тренировок.
А. ГУДОШНИКОВ: 73-73-948. Наши слушатели задают вопросы Джеффу Монсону. Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Георгий, Москва. Желаю здоровья. Я часто болел за него. Почитания желаю, и чтобы в России был мир и многие иностранцы приезжали сюда жить. Всех благ. Всего хорошего.
Д. МОНСОН: Спасибо большое. Ценю это.
А. ГУДОШНИКОВ: Кстати, я спрошу. А, может быть, Джефф знает, что какие-то из знаменитых людей уже тоже хотят вслед за ним приехать сюда?
Р. МУРЗАГУЛОВ: Он говорит: люди, которые просто паспорт хотят получить?
А. ГУДОШНИКОВ: Может быть.
Д. МОНСОН: Я знаю, что Стивен Сигал уже получил русский паспорт. Вообще-то у меня много знакомых есть, которые хотят приезжать сюда. Я рассказывал многим о том, как хорошо в Москве, Санкт-Петербурге, и они хотят приезжать сюда.
А. ГУДОШНИКОВ: Кстати, в России, так говорят всегда, что Америка — это страна свобод. А где на самом деле свободнее?
Д. МОНСОН: Нет никакой свободы в Америке. Ты, конечно, можешь идти и протестовать, и говорить, «я не люблю правительство, я не люблю это, я могу следовать любой религии». Но когда ты создаешь реально проблемы кому-то с деньгами, в экономике, ты в тюрьме или в проблемах.
А. ГУДОШНИКОВ: Да, на свободу не похоже. Как вас зовут? Здравствуйте.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте…
А. ГУДОШНИКОВ: Не получилось у вас задать вопрос. Человек просто позвонил и, видимо, хотел услышать Джеффа. Я просто прочитаю несколько сообщений, Джефф просто чтобы услышал, как люди относятся к нему. Саньчиксон пишет: «Он (то есть Джефф) патриотичнее многих русских». Спрашивают, когда Джефф приедет в Ингушетию. Есть такие планы?
Д. МОНСОН: Я там был уже. Очень хотел бы, конечно, быть… Прекрасная, прекрасная, прекрасная страна.
А. ГУДОШНИКОВ: Также Джеффу передает привет общество «Динамо». Это пишет нам Алексус. Это такое пожелание.
Д. МОНСОН: Спасибо. Надеюсь, ребята, вас снова увидеть через пару недель…
А. ГУДОШНИКОВ: У нас совершенно времени не осталось…
Р. МУРЗАГУЛОВ: Они подарили ему куклу-волка, динамовцы, он передарил ее дочке, она очень рада.
А. ГУДОШНИКОВ: Я очень рад, что Джефф Монсон пришел сегодня к нам. Спасибо большое, Джефф. Это боец MMA, который на прошлой неделе получил гражданство России. И сопровождал его вице-мэр Красногорска Ростислав Мурзагулов. Спасибо большое, Ростислав.
Р. МУРЗАГУЛОВ: Спасибо.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео