Ещё

Придуманный мир Байкова. Писатель из Уфы написал 13 фантастических книг 

Фото: АиФ-Уфа
Эдуард Байков — уфимский писатель, работающий в жанре фантастики, детективов и приключений. Относит себя к разряду «крепких середнячков» в издательской сфере. Считает, что часть современных писателей до сих пор являются «инженерами человеческих душ», а интерес к чтению у людей, вопреки расхожему мнению, не угасает.
Регалии не котируются
Алексей Шушпанов, «АиФ-Башкортостан»: Что привело вас в писательство?
Эдуард Байков: Во втором классе писали сочинение «Как я провёл лето». Вместо своих впечатлений я вдруг выдал детективно-фантастический рассказ «Случай на острове» аж на четыре страницы. Это мое первое произведение, определившее дальнейшие жанровые пристрастия. Возможно, тяга к сочинительству передалась от деда — Султан Байков был известным в республике писателем и литературоведом, сподвижником народных поэтов Мажита Гафури и Сайфи Кудаша.
— Почему фантастика и детективы? Может, так легче завуалированно показывать проблемы в обществе?
— Думаю, всё проще — не умею писать «серьезную литературу». Тянет на остросюжетные вещи. Но вы правы: действительно, в фантастике легче построить мир и рассказать о проблемах и идеях, которые тебя переполняют. В этих жанрах позволено слишком много допущений, простор для творчества шире.
— Опираетесь на современные реалии? Говорят, в одном вашем произведении узнаётся Уфа…
— Это дилогия «Рой» — постапокалиптический боевик о локальной биологической катастрофе, которая постепенно грозит распространиться по всему миру. А действие и впрямь происходит в родном городе. Хотя мы с соавтором Всеволодом Глуховцевым изменили слегка все территориально-административные названия, Уфа всё равно узнаваема.
— Сейчас застой в творчестве, почему?
— Последние романы сочинены в 2012–2013 годах. Потом, после некоторого успеха, наступило затишье.
— В чём выражался успех? Регалиями обросли?
— Регалии нынче в писательско-литературном мире не котируются. Будь ты хоть членом всех писательских союзов мира да обладатель разных литературных премий, если не попал в колею издательских трендов, то никому нет до тебя дела. Провинциальный автор обычно начинает с малого — публикуется на местном уровне, руку набивает, стиль оттачивает. Потом пробует себя выше. Пробиться в книгоиздательский пул тяжело. Я вот попал в ведущие издательства страны только к 40 годам, хотя писал с восьми лет, а публиковался с 23-х. Но уж если попадешь однажды туда, то следует развивать успех и не лениться. Я последнее время немного притормозил, но меня помнят и до сих пор предлагают участвовать в межавторских проектах.
Идейная сторона отдыхает
— А какие идеи вынашиваете, если не секрет?
— Недостатка в идеях и сюжетах нет, а вот желания писать поубавилось. Влияет и то, что многие ранее успешные российские издательства ныне либо сильно ужались, либо приказали долго жить. Даже у гигантов книгоиздательской индустрии многие серии и межавторские проекты закрылись. На фоне всеобщего уныния и писать особо не хочется. Впрочем, начаты пять романов — это, к примеру, модная ныне в мире «тёмная фэнтези», которую пока российские авторы ещё не освоили. Начал работать в одном престижном проекте, но пока распространяться не буду, посмотрим, как пойдёт.
— Какие местные, башкирские темы ждут своего писателя?
— Для меня представляют большой интерес фэнтезийные сюжеты на основе башкирского фольклора. И это не только именитый Урал-батыр. Впрочем, он тоже. Есть задумки, возможно, сумеем заинтересовать с соавтором если не москвичей, так местных, тот же «Китап», к примеру. Хотя у него и так уже вышло несколько моих книг, а там жёсткая очередность — одна книга раз в пять лет.
— Раньше писателей называли инженерами человеческих душ. А сейчас?
— Ну, часть авторов таковыми и осталась. Это высший пилотаж, уметь развлечь и вложить в сюжет познавательные и воспитывающие моменты, да так, чтоб без напрягов у читателя. Но всё-таки чаще хотят завернуть покруче сюжет, добавить максимум драйва, чтоб человек не скучал, а проблематика и идейная сторона отдыхают.
— Писательство сейчас в Башкирии прогрессирует или наоборот?
— Пишут много и многие. Достаточно посмотреть на перечень публикаций в местных печатных изданиях или заглянуть на сайт онлайн-издательства «Книжный ларёк». Там тысячи текстов, большая часть из них — жителей республики. С другой, есть несколько проблем. Первая — отсутствие редакторской опеки, с авторами некому и некогда заниматься, чтобы растить из них грамотных писателей. Вторая — незаинтересованность общества в писательских кадрах, ибо всё-таки автору нужно платить за его труд. Гонорары из года в год в печатных изданиях снижают, а то и вовсе перестают выплачивать. Профессионал теряет материальный стимул.
— Есть же профессиональный союз, тогда для чего он нужен?
— Не хочу никого обижать, но сам иногда задаюсь тем же вопросом. Проводят литературные вечера, писательские встречи, выезды авторов в районы, но этого, конечно же, ничтожно мало, чтобы работа была признана полноценной. В своё время, создав творческое объединение «Фантасофия», мы с соратниками сделали немало для общения творческих людей, особенно молодёжи, их публикации в коллективных сборниках и альманахах. По количеству активных членов мы едва не превзошли все творческие союзы республики. Но спустя шесть лет дело заглохло, так как создатель проекта, то бишь ваш покорный слуга, сложил с себя полномочия, а преемника не нашлось. Как всегда, всё упирается в энтузиазм одиночек.
Век пиратских библиотек
— Знает ли читатель своего башкирского писателя?
— Полагаю, что знает, если принадлежит к определённой целевой аудитории. К примеру, те, кто любит остросюжетную беллетристику, знают с десяток имен наиболее интересных в этом отношении авторов нашей республики. Читательское сообщество, как и всё в наше время, распалось на множество групп и клубов по интересам. Есть любители, допустим, исторического башкирского романа, а есть — поклонники стим-панка или «попаданцев».
— Вы издали 13 книг. Это лучший результат в Башкирии. Много заработали?
— Дело в том, что в отечественных издательствах сложилась негласная градация. Новички получают совсем немного — в среднем от 15 до 30 тысяч за книгу. Те, кто издал с десяток книг, середнячки, — около 50-60 тыс. Если продолжаешь писать и издаваться, то становишься своим человеком в центральных издательствах и переходишь в ранг крепкого середнячка, соответственно чуть больше платят. Топовые авторы получают до миллиона и даже нескольких «за корешок». Я где-то на уровне крепкого середнячка, потому жить на гонорары не получается. Примерно полгода тратишь на написание вещи объёмом в 12-14 авторских листов.
— То есть писательским трудом прожить нельзя?
— Быть по-настоящему профессиональным писателем можно, лишь если несколько книг подряд стали бестселлерами и лонгселлерами, сложилась устойчивая аудитория поклонников, готовых проголосовать рублем — по всей стране и даже за её пределами, и чтобы ты выдавал результат без задержек — штамповал роман в два-три месяца. И это, если в тебя захочет вложиться издатель — в раскрутку, рекламу и продвижение каждой твоей книги. Но лучший результат дают даже не продажи книг, а их экранизация и, как теперь стало популярно, играизация — переложение сюжета на компьютерную игру.
— Пытаетесь зарабатывать интернет-магазином. Получается? А вообще интересны читателю бумажные носители?
— Как ни странно, до сих пор многим интереснее и удобнее читать бумажные книги. Получать прибыль от продаж творческого электронного контента пока не получается — в век пиратских библиотек это бесполезно. Всё можно скачать бесплатно. Пиратские сайты Роскомнадзор закрывает, а они снова появляются. Именно поэтому выставляю на «Книжном ларьке» практически весь контент в открытом доступе для бесплатного чтения.
А вообще, резюмируя, можно сказать, что вряд ли интерес к чтению угаснет. Фильмы и игры не вытеснили книгу на обочину интересов. Вот лично мне всё по вкусу: и книгу почитать, и фильм посмотреть, и квесты пройти в RPG — одно другому не мешает.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео