Ещё

Руслан Усачев: «Если человек не знает ни одного видеоблогера, есть вопросы к его кругозору и активности» 

Фото: Собака
Видеоблогер-миллионник Руслан Усачев & Co запустили главный ежегодный фестиваль видеоблогинга в Петербурге и в Москве.
Руслан, как эволюционировал «Видфест» за три года существования?
С каждым годом он приобретает все больше черт качественного фестиваля. Поначалу поклонники определенного блогера могли прийти «на героя», взять автограф и уйти, не проявляя интереса к другим участникам и происходящему. Нам стало важно удержать их внимание, организовать больше лекций, мастер-классов, несколько залов встреч, зону науки, зону Let’s play, уверенную зону с едой — чтобы весь день люди курсировали между площадками, а к вечеру занимали места у сцены и смотрели концерт.
На «Видфесте» интересно тем, кто не знает ни одного видеоблогера?
Равно как и на любом опенэйре. Но по большому счету, «Видфест» завязан на личностях, и это как прийти на рок-фестиваль, не зная ни одного рок-музыканта, — любопытно, но не так захватывающе, как для настоящих фанатов. Если просто нагнать туда как можно больше народа, который не в контексте, не будет вайба. Кстати, когда ты говоришь «не знает ни одного видеоблогера», я представляю себе тетю лет пятидесяти-шестидесяти. Хотя некоторые несовершеннолетние поклонники тащат с собой родителей, чтобы в их сопровождении пройти на мероприятие с ограничением 18+. У нас есть родительская зона отдыха. Пожалуй, надо бы там крутить Первый канал или передачи Соловьева. Но 25— или 30-летний человек, живущий в контексте информационного пространства, не может не знать ни одного видеоблогера. Сегодня это огромный спектр: от летсплеев до поэтической аналитики, от научпопа Яна Топлеса для школьников до лакшери-лайфстайл-влога Амирана Сардарова «Дневник хача». То есть охвачены все сферы жизни. И если человек не знает ни одного видеоблогера, есть вопросы к его кругозору и активности.
25— или 30-летний человек, живущий в контексте информационного пространства, не может не знать ни одного видеоблогера
А ты считаешь себя популярным видеоблогером?
Я интернет-знаменит. Это правильный термин для людей, которые вроде и популярны, но в России их популярными никто не считает. На Западе есть понимание, что если у человека 5–10 миллионов подписчиков на канале, охват у него больше, чем у классических знаменитостей, а у нас с этим пока тяжеловато, популярные — это те, про кого пишут в журналах Starhit и «Все звезды». Косность отечественного шоу-бизнеса раздражает: состав «Голубого огонька» как сложился двадцать лет назад, так и не менялся.
То же может случиться и с видеоблогингом. Сферы влияния уже поделились, и сейчас трудно пробиться новичку. Тот же «Голубой огонек», только на «Ютубе»?
Не согласен. К счастью, пока еще механизмы продюсирования и продвижения не настолько развиты на «Ютубе», и ньюкамеров много, из совсем горячих — Morgenstern с саркастичным проектом «Изи рэп».
Считается, что блогеры богачи. У тебя часто просят денег на благотворительность, например?
Многие старательно поддерживают имидж богачей (даже если сами таковыми не являются). Никаких лакшери-атрибутов у меня нет, вот сижу: ботинки и джинсы Timberland, рубашка с Asos и сумка за 1600 рублей с AliExpress. Но деньги вроде не кончаются. Я помогаю одному благотворительному фонду, но стараюсь не афишировать, от этого количество запросов стремительно увеличится, а я не хочу всякий раз, открывая мессенджер, получать сообщение: «Доброе утро! Вот тебе свежая фотография больного ребенка!» Я вообще не большой поклонник адресной помощи. Для меня благотворительность — просто нормальная часть социальной целостности.
На недавнем «Видфесте» впервые прошел благотворительный стриминг. Что это такое и каковы результаты?
Стриминг — это один из самых модных форматов на сегодняшний день, естественный этап развития блогинга. Сперва технология дошла до того уровня, что ты мог загружать видео на «Ютуб», потом загружать видео в Full HD, потом очень длинные видео смог запускать. А сейчас можно спокойно транслировать хоть с телефона десятки часов своей жизни. Есть рекордсмены, которые стримят по 70 часов. Это возвращение к эффекту включенного телевизора, стрим идет фоном и привлекает внимание только какими-то яркими эпизодами. Стримеров принято поддерживать пожертвованиями — донатами, это нормальная практика. Так вот мы пригласили стримера Оляшу и на ее канале на «Твитче» запустили стрим из студии «Видфеста», весь день к ней приходили в гости блогеры. И все донаты за этот эфир мы передали в фонд «Линия жизни» — больше 300 тысяч рублей.
Стриминг — один из самых модных форматов на сегодняшний день, это возвращение к эффекту включенного телевизора
Какое у фестиваля будущее?
Блестящее! Ну серьезно, как я могу говорить о том, чего не произошло? Я, конечно, защитил диплом в Университете культуры и искусств о путешествиях во времени, но все же.
Ты шутишь?
Вовсе нет. Когда я студентом спросил у мамы: «Мама, можно я брошу университет и буду заниматься нормальными делами?» — она сказала: «Нет, получи диплом как нормальный человек!» С тех пор я с мамой по важным вопросам не советуюсь. А диплом ради фана посвятил научному изучению возможности путешествия во времени.
Звучит круто.
Так я большинство вещей в своей жизни и делаю так, чтобы это потом звучало круто.
Крупнейший фестиваль видеоблогеров «Видфест» в мае в третий раз прошел в Музее уличного искусства. Его креативная команда собирает десятки самых популярных видеоблогеров, артистов и интернет-знаменитостей со всей страны для живого общения со зрителями. Пока на главной сцене фестиваля выступают яркие независимые музыканты, которые сделали себе имя в Интернете, — Little Big, The Hatters и группа «Хлеб», в научной зоне Ян Топлес с коллегами рассказывают гостям о тайнах космоса и опасности фейковых новостей. Фестиваль «Видфест» стал идеальной площадкой для сотрудничества и коллабов блогеров: именно здесь творческое объединение «КликКлак» снимает ролики, которые потом собирают десятки миллионов просмотров. Залы встреч и тематические зоны на карте фестиваля разбавляют развлекательные зоны партнеров.
МЕСТО СЪЕМКИ
НИИ робото-техники
Тихорецкий пр., 21  Здание для секретного оборонного опытно-конструкторского бюро строилось шестнадцать лет. Высота башни, в которой располагается лаборатория для испытаний космической техники, составляет 77 метров, а вместе с антенной, появившейся в 1990-х, — 105 метров.
текст: Кристина Шибаева фото: Антон Рудзат стиль: Эльмира Тулебаевавизаж и прически: Алена Кондратьева, Евгения Сомова благодарим клуб виртуальной реальности Sintez; ресторан «Ферма Бенуа» и лично Полину Бежалову за помощь в организации съемки
«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2018»:
главный универмаг Петербурга ДЛТ,
Испанский Ювелирный Дом TOUS,
Nespresso
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео