Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

«Я боюсь Чемпионата мира по футболу на нашей любимой Родине»

Будущее будет, как говорит Шевчук. Ему можно верить. Но будущее так непредсказуемо, непонятно… Каждый новый день таит в себе неожиданность, приключение, и неизвестно еще, с каким знаком. Лучше не знать.

«Я боюсь Чемпионата мира по футболу на нашей любимой Родине»
Фото: Карельские вестиКарельские вести

Что такое футбол?

Видео дня

Вот и чемпионат мира по футболу на нашей с вами любимой родине — что это будет? Да, я боюсь будущего. Поэтому то и дело возвращаюсь в прошлое. На машине времени.

Там, в прошлом, как-то спокойнее, уютней.

Перед самым началом ЧМ на «Матче» нам показали финал мундиаля Италия–Франция за 2006 год. И я вернулся туда, в 2006-й, с большим удовольствием.

Что было тогда? Все было. На дворе стояли тучные нефтяные годы, деньги по России текли рекой, оседая, правда, в основном в нужных, правильных карманах. Ну и нам чего-то доставалось. До финансового кризиса еще было хороших два года, до «бронзы» наших на Евро — тоже. А пока футбола у нас еще не было, поэтому мы смотрели на сторону.

Я смотрел сейчас, из своего 2018-го, затаив дыхание. Я ждал того, что должно было случиться. Непременно, во что бы то ни стало. , бодающий головой в грудь , — это уже эпос, легенда, почти миф. Я не помнил, когда это случилось в том финале, — почему-то казалось, что в начале. И вот сидел и ждал замерев. Но Зидан играл как бог, первым забил пенальти, потом Матерацци сравнял. Это была великая игра.

Прошел первый тайм, второй… и ничего не случилось, никакого скандала, конфликта. И я подумал грешным делом: а вдруг это действительно только миф, сказка, и Зидан не получит своей красной карточки, его не удалят ни за что и никогда?..

Это случилось во втором овертайме, за десять минут до самого конца. Это показывали потом много раз в повторе. И невозможно оторваться… Потому что футбол — это жизнь… Нет, важнее, чем жизнь и смерть, как сказал один великий тренер.

Зидан против Матерацци — дуэль человеческого сознания, человеческой чести и человеческого терпения. Вернее, нетерпения, потому что Зидан такое оскорбление в адрес своей матери вынести не мог. Не простил, поддался-таки на провокацию. И был изгнан с поля в зените своей славы…

А потом французы проиграли по пенальти.

Вот такой футбол нам нужен!

А еще на «Матче» повторили четвертьфинал из того же 2006-го, где та же Франция обыграла великолепную Бразилию 1:0. Комментировал этот матч . Ему тогда тоже было 34, как и Зидану, но в отличие от него Вася совершенно не собирался «вешать бутсы на гвоздь».

Голос Уткина звучал на канале, который потом его изгнал из себя. И нет больше Васи не большом ТВ. Но такие комментаторы на дороге не валяются, да. Кажется, его все-таки позвали на Первый на время ЧМ. Первый от этого только выиграет, ясень пень. А «Матч ТВ» без Уткина… По-моему, это что-то неполноценное.

От шансона и слышу!

«Три аккорда» на Первом — такая простая, незатейливая программа. Да еще и шансон, русский шансон. Не о чем говорить?..

Только все гениальное просто. В «Трех аккордах» нет ничего гениального, просто это точно, правильно спозиционированная программа, выходящая в нужное время в нужном месте.

Пятница, вечер, сразу после программы «Время». Без претензий, умничанья, но зато получается необычайно стильно. Да, здесь песни не столько поют, сколько разыгрывают. Не так важно — что, но важно — как. Это жанровые песни на самом деле, их в России так много. Да, блатные — ну и что? Да, Вертинский — и это здорово! Утесов — вообще прекрасно. Розенбаум…

Ох уж этот Розенбаум. Он там сидит в жюри, такой весь из себя мудрый и правильный. Но я видел слезы Розенбаума на этой программе…

Когда он только начинал, на тех наших магнитофонах системы «Электроника», и пел свой «Гоп-стоп» — казалось, вот она, свобода. Его даже второпях тогда назначили преемником Высоцкого. Зря, потому что второго Высоцкого не бывает.

Потом были казачьи песни, потом — питерские, афганские… Он стал официальным, солидным. Потом он вошел в от , и еще какой-то бизнес… Потом подписал письмо против Ходорковского. Нет, ну какой это Высоцкий?

Но время шло, и Розенбаум победил его. Он, Розенбаум, в единственном числе, в мужском роде, и таких больше в природе нет. Он поэт и очень чувствительный человек. Да, те самые слезы, когда на сцене исполняли его еврейскую песню о портном. И еще Розенбаум очень самоироничен.

А Новиков — что за чудо этот , тоже так прекрасно, так внятно сидящий в жюри! Сочиняющий певец, отсидевший в советские 80-е шесть лет, когда-то бывший очень подпольным, на поверку оказался каким-то необыкновенно глубоким, умным и тонким человеком. Поймал себя на мысли, что всегда жду после каждого исполненного номера: а что же сейчас скажет Новиков? Он так интересен!

«Три аккорда» выявляют в людях какие-то самые лучшие интимные вещи, ты как бы видишь перед собой совершенно нового персонажа, другого. Вот и Люба Успенская — ну добрейшей души девушка, дама, прекрасная во всех отношениях. И Шуфутинский, и Трофим, и Лидия Козлова, жена (не буду говорить вдова) .

А над всем этим «безобразием» — , так точно, легко и непринужденно вошедший в кадр, ведущий эту программу с большим запасом собственной неповторимой личности.

На сцене — разные артисты. Обижающиеся, ликующие, вытворяющие невесть что. Драматические (Певцов, Дюжев, Апексимова), почти забытые (Алена Свиридова, а еще раньше — Алена Апина), и те, кто на новенького. И странно даже, как, почему эти кумиры 90-х вдруг уходят в небытие и чешут лишь по провинциям, а в столицах уже неинтересны, неактуальны. Кто их отбраковывает — неужели ветреная публика? Или всемогущие продюсеры, мстящие за вежливый отказ?..

Но здесь, в «Трех аккордах», «первых нет и отстающих», но и примиряющего бега на месте тоже нет. Есть игровое, умное и душевное шоу. А вы говорите, шансон.

Зачем снимал?

Вчера на Первом показали «Собибор» . Очень важный фильм, очень нужный.

Великая тема, трагическая, — о Холокосте, о восстании евреев в польском концлагере. И взялся за это практически один человек — Хабенский. Он там и режиссер, и продюсер, и главный актер.

Но зачем он решил сделать такое кино? Почему после его просмотра в твоей душе ничего не остается, не замирает? Нам показывают все ужасы, смертоубийства, волю и ненависть. Но как?..

Почему после того, как я каждый раз посмотрю «Список Шиндлера» Спилберга на ту же тему, мне всегда хочется (всегда!) взять автомат, поехать в Берлин и стрелять в упор, не разбирая… Через пятнадцать минут это проходит. Но каждый раз повторяется.

И с «Пианистом» — та же самая история.

Конечно, не будем сравнивать Хабенского с этими гигантами, но все-таки: зачем? Судя по многочисленным интервью Константина, по-моему, он так и не понял, о чем снимал. И для чего. И ту вселенскую трагедию своего народа так и не осознал до конца.

Или он просто не умеет? Тогда зачем брался? Никакая, даже самая великая и трагическая тема не окупает этого.

Источник