Как иранец, голландец, шотландец и русский ехали на футбол в Санкт-Петербург

Корреспондент портала "Евро-футбол.ру" Максим Фридман рассказывает о своей поездке в Санкт-Петербург на матч Марокко — Иран (15.06, 0:1) в купе обычного российского поезда вместе с фанатом из Ирана и фотографами из Шотландии и Нидерландов. Сие действо происходило в ночь на 15 июня в поезде Москва — Санкт-Петербург, который вёз всех желающих на матч Марокко — Иран, либо же доставлял домой посетивших матч-открытие 21-го чемпионата мира по футбола. Наивно полагав, что сейчас ваш покорный слуга поедет в одном купе нового поезда со своими коллегами — российскими журналистами — я в конечном счёте попал в компанию к представителям таких государств, как Шотландия, Нидерланды и Иран. Первые двое — Иан Макникол и Марк Бергийс — достаточно известные фотографы, представляющие издания Colorsport и Nedvoetbal соответственно. Иранец Хазиз — обычный футбольный болельщик, направлявшийся в Северную столицу для того, чтобы поддержать свою сборную. Все общение, естественно, проходило на старом добром английском языке. Сразу после знакомства и обмена парой типичных в таких ситуациях фраз, шотландский фотограф принялся задавать мне вопросы о нашей сборной. — Это Россия настолько хороша, или же саудовцы совсем ни о чём? Тебе всё-таки виднее. — После невыразительных результатов нашей сборной в последних матчах, многие ничего не ждали от неё даже в этой встрече, не то, что на мундиале в целом. Понятия не имею, что сегодня произошло с нашими. Лучше расскажите как вам сборная России. Вы работали на этой встрече? — Да, — отвечает Иан, — работал. Сейчас обрабатываю фотографии как раз. Мне сложно сказать о вашей сборной, я не знаю практически никого из них. Разве что Черышева, он играет в Испании, по-моему. У вас вообще есть ещё легионеры? — Ещё один — Владимир Габулов, третий вратарь. Перешёл зимой в "Брюгге". — О, господи, "Брюгге", третий вратарь... А, я ещё знаю Дзюбу. Он играет в "Зените". — Не совсем так, он зимой ушёл в аренду в "Арсенал". Из Тулы. — Забавно, "Арсенал" из Тулы. Они плетутся внизу таблицы? — Нет, они закончили чемпионат на седьмом месте. "Зенит" — пятый. — Вау, так низко? Помню, как в 2008 они нас выиграли в финале Кубка УЕФА. Я же болельщик "Рейнджерс". — "Соболезную, Иан", — возник голландец Марк Бергийс. — "Пошёл ты", — со смехом и по-дружески возразил Иан. — Вы знаете что-нибудь об Александре Головине? — "77 номер?", — уточнил Иан. — Нет, номер 17. — Ох, чёртов шрифт от "Адидас". Ничего не понятно, 1 как 7. Я увидел его впервые лишь сегодня. Знаю, что он играет за ЦСКА. Это у вас клуб армии. Больше ничего. — Им интересуется "Ювентус", судя по слухам. Готовы предложить более 20 млн евро за воспитанника ЦСКА. — Я не знал об этом, если честно. Я крайне удивлён этим фактом. 20 миллионов — очень много для итальянского клуба, пускай это и не бедный "Юве". В матче с Аравией он показал себя великолепно, это факт: две голевые, гол со штрафного, как гвоздь в крышку гроба, плюс огромный объём работы, в том числе и черновой. Если "Ювентус" реально им интересуется, учитывая то, что у них есть Пьянич, Матуиди, Стураро и ещё несколько игроков на эту позицию, это что-то, да значит. — "А я ничего не знаю о Головине, прям совсем", — вмешался Марк. — Но у меня есть история об Александре Макарове, он вроде тоже играет в ЦСКА сейчас. — "Да, целый 1 матч за основу у Макарова", — подметил я. "С Головиным они одного возраста". — Ох, вот как. Удивительно. Макаров работал с одним из моих знакомых тренеров в Нидерландах. Александру тогда было лишь 12 лет. Тот тренер мне рассказывал, что Макаров — один из самых талантливых футболистов, которых он только видел в своей жизни, а повидал он, поверь, немало. Любое задание, какое бы тренер не дал этому молодому футболисту, он выполнял блестяще. Это поразило моего друга. — "Теперь это поразило и меня", — ответил я. — Кто-нибудь из вас уже ездил в российских поездах? — "Я", — положительно ответил Иан. — "Я ехал несколько лет назад из Санкт-Петербурга в Пекин". — В Пекин? На поезде? Сколько это заняло времени у вас? — Ровно 7 дней. Ехали по Транссибу. Я и 3 монгола в купе. Сначала было весело, но потом они мне уже начали надоедать. 7 дней с незнакомцами в замкнутом пространстве — непростое испытание. — Поезд был такого же плана? (мы ехали не на новых, двухэтажных, а обычных старых российских поездах — прим. авт) — Да, старенький. А у вас есть другие? — Да, двухэтажные. Розетки в каждом вагоне, USB, даже Wi—fi и душ имеются в некоторых вагонах. — "Это точно ты про Россию рассказываешь?", — изумлено спросил Иан. — Сам в шоке. — "А что это за дырки в туалетах", — задал щепетильный вопрос Марк. "Я правильно все понял, что это все оказывается в итоге на рельсах?" — Абсолютно верно, Марк. — Это просто *** [великолепно]. Никогда такого не видел. — "Надо пойти глянуть", — со смехом сказал Иан. После фантастических попыток иностранцев разложить спальное место и скрыть окно сломанной занавеской, мы всё-таки поговорили о матче, на который, собственно, и направлялись — Марокко против Ирана. Тут оживился наш иранский друг Хазри, который до этого большую часть времени молчал. Прежде всего, в виду не самого сильного разговорного английского. "Я все понимаю, что вы говорите, но говорить на английском мне тяжело". — Какие мысли о матче Марокко и Ирана, друзья? — "Без шансов для Ирана", — уверенно ответил Марк. "1:0 или 2:0 в пользу Марокко". — "Я тоже считаю, что Иран не победит, но поставил бы на ничью 1:1", — отметил Иан. — "Вы ничего не понимаете, друзья мои", — вышел на авансцену Хазри. "Иран победит марокканцев завтра. Будет тяжелая игра, но мы выиграем. Я бы поставил на 1:0 в пользу Ирана". — "Считай, что твоя ставка проиграла", — иронично ответил Марк. — "Посмотрим", — сказал Хазри. В итоге Иран действительно выиграл 1:0 благодаря автоголу на 95-й минуте встречи. Нужно было взять номер телефона этого провидца и разорить букмекеров. Ищем Хазри в России. *** На утро разговоры поутихли. Мы все проснулись примерно за 20-30 минут до прибытия на Московский вокзал и занимались житейскими делами. По вагону ходило несколько марокканцев. Они предлагали всем пассажирам свои национальные сладости, для того, чтобы все вместе с ними отметили окончание священного месяца Рамадан. Печеньки, кстати, были крайне вкусными — типичные восточные сладости. Затем марокканцы начали заводить свои арабские песенки, восхваляя Аллаха и желая удачи своей национальной сборной. Очень необычное ощущение: ты смотришь на пейзажи Ленинградской области, находишься в купе с голландцем, иранцем и шотландцем, а за дверью в коридоре распеваются марокканские мелодичные песни. Разрыв шаблона, не иначе, но это было абсолютно потрясающе. Желаю всем на этом чемпионате мира в нашей стране погрузиться и ощутить на себе эту атмосферу дружелюбия и тотального праздника. Должно же быть нам всем, больным футболом, хорошо и максимально приятно находиться у нас дома, хотя бы иногда. Максим ФРИДМАН

Евро-футбол.Ру: главные новости