Ещё

Три века молчания: в Русской церкви хотят решить проблему старого обряда 

Фото: РИА Новости
МОСКВА, 4 июл — РИА Новости, . В  набирает популярность «единоверие» — богослужение по старому обряду, запрещенному при патриархе Никоне. Сегодня таких приходов уже около сорока. Как живут современные «канонические» старообрядцы, что думают о своих традициях, почему священнику нельзя есть мороженое на улице, а девушке приходится покупать свадебный наряд в мусульманской лавке — в материале РИА Новости.
Покровский храм, стоящий прямо в полосе отвода железной дороги на берегу Яузы, ни разу не перестраивался с XVII века. После революции он был закрыт и разорен. Сначала здесь были мастерские по ремонту электрооборудования, потом делали памятники Ленину, а в 1961 году здание передали хоровой капелле. Сейчас при храме действует Патриарший центр древней богослужебной традиции — это одна из трех православных общин столицы, где службы совершают по старому обряду.
К алтарю за романтикой
До сих пор историки задаются вопросом, почему реформа патриарха Никона, задавшегося целью привести русское богослужение в соответствие с обрядами, принятыми в то время в греческих православных церквях, вызвала такое сопротивление в народе. Тысячи людей добровольно шли на костры, предпочитая страшную смерть новому порядку. Монастыри и храмы штурмовали войска, целые семьи замерзали насмерть на пути в Сибирь — кто-то сам бежал туда, где нет солдат и можно молиться как хочется, кого-то высылали власти. Одна из попыток примирить две церковные традиции — так называемое единоверие, официальное разрешение служить в отдельных храмах по старому обряду.
При этом все анафемы, принятые на церковных соборах против старообрядцев, оставались в силе (их сняли только в ХХ веке). И обычный православный мог причаститься у священника-единоверца только в самом крайнем случае. Только в 1905 году последний российский самодержец подписал знаменитый указ «Об укреплении начал веротерпимости», разрешающий православным «отпадение» от собственной религии. Старообрядцы вздохнули свободно, и число единоверческих храмов к 1917 году достигло 600. Сегодня их, по словам настоятеля Покровского храма священника Иоанна Миролюбова, всего около 40.
"А к началу перестройки было только два! Наверное, 40 — не так много, но давайте вспомним, что было в Советском Союзе. Сначала совсем не было прихожан, так что рост заметен", — говорит он.
Своих прихожан он условно делит на три категории: потомков старых единоверцев; тех, кто перешел из «классических» старообрядцев (которых в Русской церкви, несмотря ни на что, до сих пор считают раскольниками); и тех, кого привела «историческая романтика».
Кто в рай попадет
"Они ищут атмосферу Древней Руси. Говорят: «Хотим посмотреть, как у вас здесь». И чаще всего остаются прихожанами. Иные попадают случайно: их завораживает древняя служба. Но такие потом убегают как ошпаренные — чувствуют что-то непривычное, это их пугает, и больше они не приходят. Кто-то просто смотрит. А кто-то признается: «Мы после вас не понимаем, как по-другому молиться». Можно назвать этот путь эстетическим — люди воспринимают саму службу, и она трогает их сердца", — рассказывает отец Иоанн.
Ему часто задают вопрос, чем отличается служба по старому обряду: только ли двумя, а не тремя сложенными при крестном знамении пальцами и количеством молитв? «Конечно, нет, — отвечает священник, — гораздо важнее атмосфера». В старообрядческом приходе очень важно понятие единомыслия, единой молитвы, здесь нет места «творческому подходу». «Если положено класть поклоны, все кладут поклоны, не положено — не кладут. Нет хождений по храму, личных проявлений — икону поцеловать, свечку поставить. И сама служба неспешная, проникнутая древним унисонным пением, которое больше настраивает человека на молитву», — убежден он.
Отец Иоанн родился в Прибалтике в старообрядческой семье, десять лет был ректором Рижского старообрядческого духовного училища, но потом перешел в РПЦ. Рукополагал его