«Скажи им: рашен автопром!». Два бразильца, мексиканец и аргентинка узнают Россию из окна «Лады» 

«Скажи им: рашен автопром!». Два бразильца, мексиканец и аргентинка узнают Россию из окна «Лады»
Фото: Sport24
Она из Буэнос-Айреса, он из Рио. В любом другом случае это было бы идеальное начало для грустной истории, но не здесь.
— Мы познакомились на Олимпиаде в Рио, — рассказывает Андре. — У меня были билеты на хоккей с мячом, а я знать не знал, что это такое. К тому же мой друг не смог пойти, и так получилось, что второй билет я отдал Селесте.
— Что это был за матч, помните?
— Аргентина — Индия, кажется. Очень скучная игра, просто кошмар! — Селеста точно помнит.
Они до сих пор не живут вместе, проводя время то в одной стране, то в другой. И, конечно, отношения аргентинки и бразильца становятся поводом для шуток.
— Что поделать, это сила любви! Конечно, друзья смеются! — говорит Андре. — Ну, вы понимаете: у Бразилии и Аргентины так всегда.
— Да уж, я три недели слушаю песни вроде America Latina minus Argentina, — соглашаюсь.
— Думаешь, когда я приезжаю в Аргентину, не так? Знаешь, как они меня называют?Браззука! Не бразилец, а браззука!
— На каком языке вы общаетесь? В Аргентине говорят на испанском, в Бразилии на португальском.
— Знаешь, у нас свой особой язык. Я уже привыкла к интонациям Андре и прекрасно понимаю его португальский. Но именно его, — говорит Селеста. После этого разговор надолго перетекает в обсуждение особенностей испанского аргентинского, испанского испанского, испанского чилийского и всех остальных раздновидностей.
Кроме Селесты и Андре, с нами едут их друзья — бразилец и мексиканец. Настоящая сборная Латинской Америки! Все они — мои попутчики по дороге из Самары в Казань. Я еду туда заранее, чтобы зацепить концерт Земфиры, а ребята еще не знают, что Татарстан станет последней точкой на пути Бразилии к чемпионству.
Города разделяют 300 км — не то чтобы мало, но чемпионат мира научил преодолевать и не такие расстояния. Даже если ехать нужно на чуде под названием «Лада Ларгус», которая обошлась в 2 тысячи рублей с человека (гости были довольны: «Дешево!»). Тем более что компания подобралась наикрутейшая.
— Знаешь, а я по-другому представлял Россию. Думал, люди тут закрытые. Даже боялся немного. Но все очень классно! — признается Андре, усаживаясь на заднее сиденье.
Несколько секунд он ерзает в поисках удобного положения, а потом удивленно говорит: «Мне кажется, это не место для сидения!».
— Скажи им: рашен автопром, — невозмутимо отвечает водитель, и южноамериканцы понимающе кивают. Не проблема, сочувствуем.
Андре рассказывает, что вчера знакомые угостили их водкой, но какой-то handmade водкой. Так он узнает от меня слово «самогон». Он удивляется способности русских людей мешать водку с пивом. Для усиления эффекта советую ребятам попробовать «йорш» и еще больше удивиться возможностям человеческого организма.
Потом Андре просит меня написать ему названия главных татарских блюд. Оказывается, что про чак-чак он уже слышал. Кроме того, в гостинице, где они жили, латиносам подарили коробку зефира. Андре достает ее из портфеля. Оказывается, что это не единственный подарок: так же лежит российский флаг и бело-сине-красные очки, которые бразилец обменял на шапку.
Свой обмен успел провести и мексиканец Гонсало, отдавший сомбреро за шапку-ушанку. Спрашиваю, как вообще иностранцам удается провозить все эти чудные наряды через границу. Говорят, никаких проблем, но, если перья слишком размашистые, некоторые компании могут взять дополнительную плату.
— Насколько дорого для вас было приехать в Россию? — спрашиваю о главном. — Дай подумать… 8 тысяч евро, — отвечает Андре— А у меня 9 тысяч долларов, — говорит Гонсало.
— Это дорого?— Ну нет, мы не считаем, что это дорого. Для нас у вас все очень дешево: еда, проживание, — включается в разговор Селеста.
— Но я слышал, что в Перу, к примеру, люди продавали дома…— Это точно не про нас. Я лично ничего не продавал, я инженер, — говорит парень из Мексики.
Гонсало не только инженер, но и большой фанат . В его плейлисте находится композиция «Ты сердце мое разбила». Мексиканец долго пытается произнести название по-русски, но в конце концов я прихожу на помощь и перевожу на английский. Новость о том, что это романтическая песня, очень всех радует.
Знакомство с русской культурой, точнее, кухней, продолжаем в придорожном кафе. Оно находится на территории Татарстана, поэтому на витрине треугольники, беляши и губадья. Внезапно обнаруживается проблема: Селеста — веган. Спросив продавщиц насчет блюд без мяса, она так и не поняла ответ и села на лавочке рядом со входом.
Вторая попытка получилась более удачной — выяснилось, что есть как минимум капустный салат и пирожок с картошкой. Девушка согласилась на оба варианта, но с удивлением разглядывала в салате кусочки зелени, которые она назвала «странной штукой». Парни взяли курицу с помидором и сыром, а Гонсало уплетал гречку. Обедом в итоге все остались довольны.
Андре одет в футболку «Коринтианса», но и пребывание в Самаре не прошло для него бесследно. Бразилец вспоминает игравших за «Крылья Советов» соотечественников Соузу и Мойзеса Пинейро. Я говорю, что они далеко не единственные, потому что бывший коуч команды очень любил южноамериканцев.
Селеста признается, что в Москве она хочет побывать в Большом театре, опере и цирке. А потом наносит контрольный удар — показывает фото парка «Лосиный остров»:
— Знаешь, где это?
Напоследок Андре спрашивает меня о всевозможных сувенирах с изображениях . Бразилец не против приобрести что-нибудь и себе. Мы расстаемся на окраине Казани в полной уверенности, что впереди у Бразилии еще три матча.
Но сборная Бельгии не так гостеприимна, как Казань. И все-таки ребята обещали вернуться.
Больше историй о ЧМ-2018 на Sport24:
Видео дня. Реальные города-призраки со всего мира
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео