Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Олег Тиньков: «Компания Apple дешевле стоит, чем мой пляж»

Основатель — человек увлекающийся. Он путешествует, строит дома по всему миру и сдает их в аренду на тот период, когда сам живет в другом месте. Сейчас его проект La Datcha объединяет четыре особняка в горах, на Волге и на море. Две первые дачи открылись во Франции два года назад (декабрь 2016-го — Шале в Валь-Торансе и Куршевеле), летом прошлого года — рыбацкий лодж в Астрахани, а в этом году — палаццо в Форте-деи-Марми.
Олег Тиньков: «Компания Apple дешевле стоит, чем мой пляж»
Фото: Forbes.ruForbes.ru
Показав итальянцам, что такое настоящее лакшери, российский бизнесмен взялся за обустройство фазенды на берегу Калифорнийского залива. В планах у Тинькова также строительство первого частного ледокола, а в мечтах — открытие дачи на Камчатке.
Об этом, а также о том, почему миллиардеру можно быть раздолбаем, Олег Тиньков рассказал главному редактору журнала Forbes Life.
Олег, у вас новая дача — палаццо в Форте-деи-Марми. Это первый проект в серии La Datcha, построенный не с нуля, а в переоборудованном палаццо 1930 года. Вы сменили концепцию своих дач?
Нет такого условия, чтобы каждая новая La Datcha обязательно начиналась с нуля. Например, сейчас началась стройка в Кабо-Сан-Лукасе в Мексике, на самом модном у голливудских звезд курорте. Я купил дом на берегу Тихого океана, где трех-четырехметровые волны, сломал его и строю новый. В Куршевеле, где все старое, пришлось строить новое. В Валь-Торансе вообще не было ни одного шале. В Форте-деи-Марми я приезжаю на лето уже 15 лет. Все эти годы на центральной площади стоял красивый заброшенный дом, отель Nettuno. Я на него смотрел внимательно года три и думал: наверное, какие-то проблемы с документами. А потом выяснил: дом не обременен юридическими проблемами. Нет покупателей.
В общем, стоял красивый дом. Я сделал due diligence (независимая оценка объекта инвестирования. — Forbes Life) и купил его. Пару лет назад на майских праздниках мы катались на великах с коллегой из банка и сели отдохнуть в баре Pesce Baracca. Я говорю: «Вот видишь старый дом, обтянутый сеткой? Я его купил». Итальянец рядом догадался, о чем я: «Ты этот эль палаццо купил?» — спрашивает. А я-то хотел назвать виллой. Какая вилла? Палаццо! Сначала я нанял итальянского архитектора, потом выгнал, потому что наш Василий Шприц из Санкт-Петербурга лучше.
Итальянцы не догоняют, что такое лакшери.
Если обратить внимание на итальянские дома (естественно, не брать Флоренцию, Рим — там-то была роскошь), то на средиземноморском побережье, например на Кот-д’Aзур, у французов, конечно, богаче. Сейчас палаццо, безусловно, лучший дом в Форте-деи-Марми, и поговаривают, что один из лучших в Тоскане. Естественно, я имею в виду побережье, не углубляясь в сторону Сиены или Лукки.
Тяжелый люкс.
Как сказал один мой друг: «Очень жирно». Местные приходят и говорят: «Ну, это, конечно, перебор». Вокруг нет такого жира. Но я понимал, что клиенты будут, они уже есть — казахи, арабы, русские. Оговорюсь сразу, это и для меня немножко перебор, но мне кажется, именно так наши люди и видят замок, палаццо, дворец. Мы не жалели ни золота, ни мрамора, ни парчи. Ну красиво! Вася — молодец! Все-таки чувствуется, что Вася (архитектор Василий Шприц) закончил Мухинское училище и живет в Петербурге.
У вас там пляж, а какие еще развлечения?
Говорят, я единственный иностранец со своим частным пляжем. Вокруг только итальянские семьи. Я долго мучился: покупать — не покупать? Но купил. Хотя, если посчитать так называемый return on equity (ROE — показатель рентабельности собственного капитала компании. — Forbes Life), дешевле стоит, чем этот пляж. Там немыслимые цены. Все-таки пляж я купил, и мэр разрешил мне установить 12 тентов — обычно на пляже от 50 до 150 тентов. В палаццо есть свой бассейн, ресторан (естественно, дорогой и хороший, с аквариумами с лобстерами), есть свой сад в сицилийском стиле. Сейчас согласовываем (итальянская бюрократия — это отдельная история) устройство на пляже ледяной комнаты со снегом, сугробом, чтоб из воды можно было запрыгивать в этот сугроб.
Есть быстроходная 90-футовая яхта Pershing. За два часа доходит до Эльбы и Портофино, за час — до Чинкве-Терра. Сложился триптих — дом, пляж и лодка, по-моему, все вместе хорошо работает. Палаццо не сдано всего на одну неделю в этом году, а ведь это первый год после открытия. Сейчас действуют entrance price, что называется. На следующий год подниму цены на 30%.
Италия, потом Мексика. La Datcha взяла пляжное направление?
Нет. Я только что побывал на Северном полюсе, на Южный иду через полгода. Хочу, чтобы бренд La Datcha ассоциировался и с экстримом, и с люксом.
На мой взгляд, не обязательно потеть, а потом вешать потные носки на батарею.
Приятнее потеть, а потом отправляться в хорошую финскую сауну или турецкую баню, плавать в бассейне и ложиться на накрахмаленные простыни. Так комфорт сочетается с экстримом.
Как это может выглядеть на севере?
Xочу построить первый в мире частный ледокол. У яхт, которые называются «эксплорерами», на самом деле нет ледового класса. В этом году ввели запрет яхтам плавать выше 80-й широты. А я хочу построить ледокол, чтобы ходить на Северный полюс, в Антарктику, Арктику, пройти Северный морской путь — на Камчатку, Чукотку, Курилы. Этот проект будет следующим после Мексики.
В Кабо-Сан-Лукас — это океан, волны, киты, мировой центр ловли марлинов — строю фазенду, белый мазаный домик. Когда мексиканские дизайнеры приехали смотреть палаццо, сказали: «Нет, мы такого делать не будем». Я говорю: «Вы не поняли, я не хочу так, я хочу мексиканский дом на берегу Тихого океана с большими открытыми террасами под красной черепицей». Там комплекс — почти 3000 кв. м: три здания, спа, огромная финская сауна, турецкая сауна, большой спортзал — все с видом на океан. Будет жирно, богато, но менее изысканно. Мексиканская среда не подразумевает люстры за 500 000 в кристаллах Swarovski. То есть каждое место и здание диктует свой дизайн.
Как на вашей персональной карте появилась Мексика?
Наша семья долго жила в Сан-Франциско, там родился ребенок. Ездили отдыхать в Кабо-Сан-Лукас. Нам нравилось. Два года назад я прилетел туда снова. Если я куда-то возвращаюсь, то это значит, что там очень хорошо. Я увидел, как все строятся: и , и Ди Каприо, и Кэти Перри купили дома. Там хороший климат, относительно нежарко, нет такой влажности, как в Азии. И хорошая рыбалка, а я люблю рыбалку.
В Астрахани я рыбачу и в Кабо-Сан-Лукас рыбачил. Мы ловили тунца, голубого марлина, рыбу-меч. Так я решил строить свой дом. La Datcha — это все-таки проект дачи, это не отель, не коммерческая история. Cеть — это прежде всего мои дома. А аренда, сдача внаем — покрытие расходов и тренинг персонала.
В России куда бы вам хотелось вернуться?
На Камчатку, конечно. Мечтаю построить там La Datcha. В этом году впервые полечу в Горный Алтай. Ирония судьбы в том, что я родился в 300 км от этих мест и, конечно, бывал на Алтае, в предгорьях, в Усть-Тальменской моя тетя жила, на до Горного Алтая не добирался еще ни разу. Сейчас в планах La Datcha три точки — Камчатка, Байкал и Алтай.
Я недавно где-то прочитал глупость, что на астраханской даче с бронью не очень.
На самом деле самый успешный проект La Datcha с точки зрения букинга — именно Астрахань. Если в Форте-Деи-Марми я демпинганул, скажем честно, то в Астрахани никакого демпинга не было. В первый же год заполняемость была 80%. Астрахань пользуется невероятным спросом! А цена по сравнению с турбазами вокруг нескромная, на порядок выше.
Патриот я или не патриот — это глупые рассуждения. Я строю свои дома там, куда хочу приезжать. На Камчатке бываю дважды в год. Я только что побывал в Норвегии, на Шпицбергене, в Гренландии и Исландии, и я тебе скажу: объективно наша Камчатка красивее. Еду изучать Алтай. Был два раза на Байкале, но там, в отличие от Кабо-Сан-Лукаса, от Форте-деи-Марми, от Валь-Торанса, от Куршевеля и даже от Астрахани, нет инфраструктуры. Я уже представляю себе какое-нибудь классное место на Алтае, плавучий док под Белухой. Но, блин, электричество, вода, персонал — это все так сложно у нас. Территория, размеры, дороги, масштабы. Даже в Астрахани главная претензия клиентов — что нужно три часа добираться на машине, а последние 20 минут по гравийке. Я говорю: ну, ребята, все могу, караоке могу, шефа лучшего могу, но 50 км дороги не могу построить.
Я читаю комментарии в фейсбуке про La Datcha: вот, не патриот, построил там, а не там. Допустим, можно в каком-то диком месте сделать это автономно, поставить генераторы, но персонал где брать? Нужно, чтобы людей встречали, чтобы в доме убирали и готовили, то есть какая-то деревня большая должна быть рядом с дачей. Например, в Астрахани я построил дом, где живут садовники, горничные, егеря — всех, кроме егерей (они местные), нанял в Петербурге.
Кадры решают все?
Про кадры я говорил на Петербургском экономическом форуме с . Основные, ключевые проблемы России сводятся к кадрам и медицине. Но первичны кадры. Медицина не может развиваться без хороших кадров. Можно понастроить супермедицинских центров, томографами напичкать, но там должны сидеть образованные врачи.
Если говорить о сервисе, не надо забывать про Советский Союз, где все было государственное, а тетя Маша орала в чебуречной. Вспомните роль Гурченко в фильме «Вокзал для двоих» — вот образ советского официанта, отсюда все выросло. Я 10 лет на Камчатке останавливаюсь в одном и том же отеле. Захожу к шеф-повару: «Можно майонез не класть?» Раз майонез отобрал, другой (там на кухне бочка с майонезом стоит), а повар спрашивает: «Как я готовить буду?» Майонез — наше все. Учить надо, тренировать, воспитывать. Сейчас уже не так хамят и обвешивают, но школы сервиса по-прежнему нет. В Москве и в Питере в отели приехали иностранцы, они построили систему, а регионы пока отстают.
Но развитие все равно идет. В астраханскую La Datcha, хотя там основные сотрудники из Питера, принимают местных, они их тренируют. Не буду скромничать, но все суши-рестораны в Питере сейчас — моя школа. В 1998 году я привез Генри Номото из Японии, он пять лет работал в Петербурге суши-поваром в ресторане «Тинькофф». Я ему платил $10 000 в месяц и квартиру снимал. Он столько воспитал этих суши-поваров, сушефов. Куда в Питере ни приду: «Олег, мы воспитанники Генри! Спасибо тебе!»
Сервис улучшается. Но чаевые еще не научились платить, вот в чем проблема. В Москве, в Питере чаевые дают. В Москве дают даже большие чаевые — сервис хороший. В Питере чаевые меньше — сервис хуже.
В других городах еще хуже, а на Камчатке вообще не дают. Вот курица и яйцо: чаевые не дают, потому что плохо обслуживают, а плохо обслуживают, потому что чаевых не ждут. Как-то мы с другом поехали по Золотому кольцу. Где-то в Кижах он зашел на кухню ресторана, дал 5000 рублей шефу и говорит:
«Слушай, я понимаю, что ты там домой тащишь, но приготовь нам как себе. Окей?»
И официантке дал 5000 рублей. Повар прекрасно все приготовил, а официантка стояла только у нашего столика. Это не мой стиль, я так не делаю, я все-таки более добрый, что ли, или воспитанный, если хотите. Я так не могу. Но это работает.
У вас было отличное пиво в ресторанах. Но как только вы их продали, все развалилось, нет никакого пива.
Я заметил: все бизнесы, которые предприниматели продают, перестают быть такими же успешными, яркими, какими были до этого. Предприниматель вкладывает в них душу, сердце, ночами не спит, а для корпорации или менеджмента это только продукт. Это объективная закономерность, тут нечему удивляться. И будет совершенно другой без Галицкого. И конфеты «Коркунов» сейчас другие. Я думаю, при не было бы некоторых странных вещей, которые Apple делает сейчас. Например, я решил купить монитор в палаццо, а Apple, оказывается, перестал выпускать мониторы, сейчас выпускает только компьютеры. Но, если мы говорим, что все хранится в облаке, на хрена тогда мне этот компьютер? А у них нет мониторов, я вообще в шоке.
Ваши интервью и книги, весь ваш образ пронизаны юмором и самоиронией. Помню тему «Как заработать на квартиру, когда получаешь 100 000–200 000 рублей?» — «Никак». Это, конечно, не забывается.
Ну, объективности ради, нужно признаться, что не все шутки мои. Это креатив моей команды, не буду себе присваивать чужое.
По-вашему, юмор помогает бизнесу?
Мое мнение следующее. В отличие от тех серьезных дядь, которые читают эту статью и кто-то из них кривится: «Фу, понторез! А у меня больше домов, а я жирнее (и, скорее всего, это так), а я богаче (скорее всего, это не так), а я круче!», я четко понимаю, что у меня одна жизнь и она конечная. Скорее всего, жить осталось лет тридцать, может быть, даже меньше. И я не понимаю, зачем разменивать единственную жизнь на дурацкие церемонии. Жить нужно быстро, весело и хотел сказать «умереть молодым», но уже не особо получается. Нужно наслаждаться.
Кстати, не все мои шутки удаются, иногда за них приходится отвечать, это тоже правда. Но можно и с юмором деньги зарабатывать, необязательно с миллиардом быть серьезным.
Считаю, можно быть миллиардером-раздолбаем.
А почему говорят, что деньги любят тишину? Вы это как понимаете?
Наверное, это относится к банкам. Может быть, деньги любят тишину, а для меня лично в чем проблема? Я из-за банка не переживаю, он у меня отнимает 10% времени, не больше: у меня гениальная, полностью самостоятельная команда менеджеров, которая управляет банком. Остальное время занимает La Datcha, и мне это важно.
Дома — это трудные, энергоемкие, нет — нервоемкие проекты. И я переживаю, потому что это мой дом, а не отель. На всех кричу — ору.
Каким основным принципом вы руководствуетесь в жизни?
Не знаю, о философских вопросах я редко думаю. Нужно что-то хорошее создавать, что-то делать. Трудный вопрос — зачем? Можно в дебри уйти: зачем мы рождены, для чего предназначены. Не думаю, что это нужно сейчас обсуждать. Зачем я этот проект делаю, я рассказал, а вообще зачем — хрен его знает. Чтобы что-то хорошее сделать, так скажу.
Читайте также
На даче у Тинькова: астраханская рыбалка миллиардера В дорогу с миллиардером: гид по Японии от
Олег Тиньков Рейтинг Forbes: 43 Состояние: $2200млн
Узнать подробнее