Ещё

Директор научно-исследовательского института «Мосгортрансниипроект» Александр Поляков в программе «Город дорог» 17 июля 2018 года 

А. КАПКОВ: 13 часов 35 минут. Всем здравствуйте! Это программа «Город дорог». Меня зовут Александр Капков. Напоминаю, что ближайшие 25 минут проведём с вами в разговорах, диалогах о транспорте, околодорожных и дорожных темах. У нас сегодня в гостях руководитель ГБУ «Мостранспроект» Александр Поляков. Саша, добрый день.
А. ПОЛЯКОВ: Добрый день, добрый день.
А. КАПКОВ: Ну что? У меня, знаете, такое ощущение… Это первая программа, которая выходит после Чемпионата мира, после окончания, после финала, после вообще всего того, что месяц у нас тут творилось. Хотя на самом деле творилось-то гораздо больше. Сколько, Саша, работы по времени было проведено, вот сама подготовка к Чемпионату мира? С Нового года? За год до этого?
А. ПОЛЯКОВ: Нет-нет, на самом деле это порядка трёх лет.
А. КАПКОВ: Три года?!
А. ПОЛЯКОВ: Да. Но дело в том, что там же FIFA предварительно…
А. КАПКОВ: Кубок конфедераций.
А. ПОЛЯКОВ: Кубок конфедераций за год был только. И так далее. Но на самом деле как раз за год последний изменилось практически… Вот план управления перевозки поменялся в значительной степени на большой-большой-большой процент. То есть вы видели, как были проведены тестовые матчи. Вы видели, какие недочёты там были, и как после этого пришлось полностью переделать определённым образом логистику, чтобы город ехал, и так далее. То есть некоторые минусы, которые были учтены при тестовых матчах, при Кубке конфедераций, они были уже учтены в финальном плане управления перевозками, что дало свой результат.
А. КАПКОВ: Ну, всё это я к тому, что у нас-то в представлении… Целый месяц мы тут: «вау!», «круто!», «класс!», «здорово!». Ну, где-то пришлось постоять в пробках либо находить пути объезда. На Софийскую набережную я пару раз ездил в дни матчей. Но, кстати, оказалось достаточно спокойно. Мой поворот был прямо перед перекрытием. Знаешь, я еду — и такие ребята бравые стоят как бы и говорят: «Вам направо». Я говорю: «А мне и направо. Спасибо», — и я повернул. Хорошо. Ну, это я к тому, что мы целый месяц так жили. А на самом деле работа велась аж задолго до начала. И я уже могу сказать точно — за год. А оказывается, ещё даже больше.
А. ПОЛЯКОВ: Нет, даже те основные элементы транспортной системы, то же МЦК было тоже запущено ведь за полтора, за два года… за полтора года до матчей. Соответственно, и другие все моменты — открытие Южного вестибюля станции метро «Спортивная» — состоялись уже практически перед самим Чемпионатом мира по футболу. Логистика по изменению маршрутной сети, которая была опробована и на Кубке конфедераций, она также постоянно менялась и улучшалась. То есть эти все мероприятия.
Плюс встречи с жителями. Вот очень были позитивные, так скажем, моменты, правильные. И настаивали на том, чтобы было больше, так скажем, общения с жителями более открытого. Оно состоялось перед матчами несколько раз, с волонтёрами и так далее. И даже во время матчей мы 2 июля были на встречи в Хамовниках, где объясняли. Вот люди пишут вопросы в соцсетях, мы их анализируем и говорим: «Вот у вас были вопросы, — жителям этого района. — Вот мы перед вами пришли отчитаться». 90% всех просьб были удовлетворены.
А. КАПКОВ: Главный вопрос сейчас: успели ли вы подвести какие-то итоги? Я понимаю, что вот буквально два дня назад мы просто, грубо говоря, официально это закрыли. Может быть, по сути, по факту, знаете, ещё и не разъехались, и не закрыли, сегодня только вторник. Успели ли вы подвести какие-то итоги, встретиться все вместе в каком-то расширенном формате и рассказать: «Так, давайте мы посмотрим, как мы отработали»? Было уже такое, нет?
А. ПОЛЯКОВ: Во-первых, у нас был каждый день матч. И когда был крупный матч, тоже обязательно был штаб транспортного комплекса, который имел прямое взаимодействие с оперативным штабом, который непосредственно отвечал за безопасность. И было проведено взаимодействие — где и куда направить потоки. То есть подводились итоги после каждого матча. Это первое.
После последнего матча, можно сказать, более 50 тысяч покинули «Лужники» за час десять. Это уже, так скажем, нельзя называть рекордом, потому что до этого уже раза два, то есть всего три раза за час десять, «Лужники» вывозились.
А. КАПКОВ: 50 тысяч человек?
А. ПОЛЯКОВ: 50 тысяч человек — это после финального свистка отсчёт пошёл. Часть людей покинули чуть-чуть раньше. Какой-то процент, часть на шаттлах уехала — порядка четырёх, три с лишним тысячи человек на шаттле S-1, который вёз людей до Парка культуры. Также такси и так далее, и так далее. То есть было очень много моментов, которые говорят о том, что план управления перевозками… Мы его даже в течение матча корректировали — например, остановки по шаттлу переносили ближе к людям, чтобы им было быстрее, проезд освобождали от заторов, которые от такси были, определённые вещи. То есть такая локальная настройка была и в течение матча. То есть если есть что-то улучшить, то его надо улучшать. И мы это делали.
И это взаимодействие было со всеми органами городскими. Была действительно целая команда: ГИБДД, Росгвардия, полиция. То есть все-все-все службы, включая силовые структуры, работали в едином порыве, включая волонтёров. Стоят люди, перенаправляют людей: «Вот сюда — на МЦК. Сюда — на такси. Сюда — на шаттлы. Сюда — на метро». «Вот сюда поставьте побольше волонтёров, потому что там есть ещё резерв по пропускной способности МЦК, потому что резервные поезда». То есть это целая большая история. Итоги подводились каждый день.
Ну, например, из интересных цифр. Общие цифры, я думаю, ещё рано. Здесь надо действительно собрать со всех, со всех, со всех какие-то определённые вещи. Но, например, шаттлы S-2 и S-8, которые обслуживали фан-зону «Лужники»… ой, фан-зону на МГУ. Что там было? Например, шаттл, который вёз до Ленинского проспекта, он перевёз 220 тысяч, даже больше. Вот сейчас, по предварительным подсчётам, больше 220 тысяч человек. А шаттл, который вёз до Киевского вокзала, он больше 180 тысяч человек подвёз. Сейчас до конца ещё проверяем, но в принципе можно говорить о том, что… Посмотрите — больше 400 тысяч человек перевезлось на двух маршрутах шаттлов, которые работали для горожан и для гостей, которые прибыли сюда, в столицу.
А. КАПКОВ: По поводу каждого матча я понял. Общие цифры сейчас ещё пока ждём. Вы упоминали о коммуникации, которая была налажена непосредственно в самом процессе. Я примерно представляю, как организовать мероприятие, ну, на 100, на 50, на 150, на 200 человек, когда нужно всё это составить. Это какое-нибудь праздничное мероприятие.
А. ПОЛЯКОВ: Вода обязательно, стол, да?
А. КАПКОВ: Да. Артисты пошли, официанты, холоднее, горячее — ну, то есть всё. Я понимаю одну прекрасную вещь: в этом процессе очень сложно коммуницировать. Вот вы знаете, куда нужно перенести шаттл, потому что там больше поток людей. Перенести шаттл должны другие люди. Немного открыть или прикрыть проезд — третьи люди, ГИБДД. Как осуществляется эта коммуникация? Примерно 5–6 точек связи: вы, Центр организации дорожного движения, ГИБДД, волонтёры… Я уже четыре назвал. Наверняка вы назовёте ещё в два раза больше. Вот в процессе полутора часов, например (я беру вот матч), вы настраиваете этот музыкальный инструмент под названием «транспорт». Как это возможно? По рации: «Быстренько, ребята»? Я не представляю.
А. ПОЛЯКОВ: Смотрите, здесь управление такое же, как в Древнем Риме войсками, такое же, как в любой большой компании. Да-да-да, абсолютно такая вертикаль, при которой штаб коммуницирует с 8–10 точками в режиме на рации. И уже штаб оценивает общую ситуацию. Например, следующий штаб также собирает информацию с 4–5 точек. Ну, на последнем матче перенаправляли людей. Много было иностранцев, и это тоже учитывается. Очень много было иностранцев на финальном матче, и для них Московское центральное кольцо было сложно понять, поэтому…
А. КАПКОВ: Вы имеете в виду название?
А. ПОЛЯКОВ: Название даже было сложно понять. Люди понимают, что если направо идёшь, то попадаешь на МЦК.
А. КАПКОВ: Направо — метро, налево — автобус. «А МЦК — это что?»
А. ПОЛЯКОВ: Да. «А что такое МЦК?» Пришлось даже такие вещи на табло срочно менять, на буковку «М». Ну и вопрос в том, что даже направлять людей. Мы говорим волонтёрам: «Не говорите — МЦК. Говорите — метро». «Метро» им понятно, потому что это то же метро. Соответственно, дальше они коммуницируют. И вот эти вещи… Они звонили уже, соответственно, своему руководителю, тот звонил, я связывался. И вот эта коммуникация действительно была выстроена, и она была в последние минуты, решалась буквально в течение пяти минут. Нужно было объяснить ситуацию и поменять её на месте.
Но это тоже такая большая работа, при которой… Она была опробована ещё ранее, и дальше, дальше, дальше скорость увеличивалась. Даже первый матч — мы выпустили за полтора часа. И это время постепенно сокращалось, сокращалось, сокращалось, потому что как раз за счёт таких тонких моментов мы понимали, как здесь сделать.
А. КАПКОВ: Вы — как гоночная команда. Немного поменяли систему вентиляции и тормозов — бац! — плюс две секунды… ну, в смысле, минус две секунды. Да?
А. ПОЛЯКОВ: А если неправильно поменяли, то плюс две. А это тоже нехорошо.
А. КАПКОВ: Да, да, да. Вот цифры, которые я запомнил: 50 тысяч человек выпустить…
А. ПОЛЯКОВ: Порядка…
А. КАПКОВ: Да, более 50 тысяч человек выпустить почти за час. Час десять, как вы сказали. У вас есть какой-то фундамент, от которого вы отталкивались? Это рекорд?
А. ПОЛЯКОВ: Будем говорить так: у нас есть план управления перевозками, при котором задействованы все транспортные системы: МЦК, метро, шаттлы, такси, плюс пешие потоки. И вот вся эта система должна за полтора часа действительно освободить стадион. То есть за полтора часа должно быть более или менее, то есть восстановиться всё в нормальное русло жизнь транспортной системы и ближайших улиц. Вот это норма, которая была записана в плане управления перевозками: это полтора часа, соответственно, для «Лужников»; и час — час десять (в зависимости тоже от погодных условий и так далее, нюансов) для «Спартака». То есть все эти нормы мы понимали. Это для нас была не то чтобы иллюзорная цифра. Мы должны были не то чтобы их выполнить, а поставлена была задача — постепенно их сокращать. И эта задача получилась. И постепенно, каждый раз — час пятнадцать, час двадцать. Потом — час десять.
А. КАПКОВ: А ещё быстрее сможете?
А. ПОЛЯКОВ: Не надо. А вот не надо. Людям тоже нужно… Не хотелось бы даже. Вот это золотая середина. Здесь нельзя ни переварить, ни доварить. Знаете, можем и всмятку получить яйцо.
А. КАПКОВ: Знаете, по секрету всему свету, как говорится. Не к тому, что это скорость, «мы можем, но это будет в ущерб качеству». Это вопрос, наверное, больше о вашем потенциале. Вот вы сейчас провели финальный матч, и вы понимаете: «Да, отработали хорошо. А вот если здесь и здесь ещё подкрутим, — ну, когда следующий Чемпионат мира приедет, — то сможем и быстрее». Есть такое, нет? Запас большой?
А. ПОЛЯКОВ: Ещё раз — там были резервы по пропускной способности на различных видах транспорта, там были резервы. Но эти резервы говорят не о том, что надо быстрее, а о том, что в случае каких-то форс-мажорных обстоятельств… Ну, например, какой-то автобус вдруг, не знаю… ну, случилось что-то, необдуманный человек взял и подъехал. Или какая-то станция метро — раз! — и закрылась. Можно ли туда резерв по автобусам пустить? Да, возможно. И это всё дублировалось. Как я называю, эти «клапаны сброса» непосредственно, которые работали на всех станциях. Вы видели, кто был на матчах.
То есть вы могли пройти на МЦК, но если вам не хотелось стоять именно на МЦК, вы могли дальше выйти на метро «Спортивная». Если вам не хотелось стоять в очереди на метро «Спортивная», если она заполняется или вдруг, не дай бог… Слава богу, всё прошло идеально. Ну а если бы она была закрыта, дальше вы могли бы спокойно пройти на Северный вестибюль станции метро. Если и он закрыт — то на «Фрунзенскую». Если и она закрыта, то вас — направо. И практически у вас Парк Горького, и болельщикам 10% скидки. Причём до сих пор, до 25-го числа волонтёры, которые остались, и аккредитованные лица FIFA также могут ездить бесплатно в общественном транспорте. Соответственно, они остались как туристы. Они, соответственно, могут смотреть на наш прекрасный город.
То есть вопрос в том, что резервы были, но не стояла задача — быстрее. Задача стояла — комфортно. И людям действительно, по отзывам, это было видно, причём по иностранным отзывам… Перед матчами вы сами знаете, сколько всего писали и так далее, а потом это всё менялось, менялось, менялось. И транспортную систему высоко оценили.
А. КАПКОВ: В вашем случае очень хорошо подходит, знаете, современное выражение… Спрашивают: «А вывезете?» «А вывезем!» Да? Вывезли, хорошо. Финальный матч чем-то отличался от всех остальных — по количеству, я не знаю, по задаче или ещё чему-то?
А. ПОЛЯКОВ: Было приподнятое настроение, эта работа была хорошо сделана всем транспортным комплексом…
А. КАПКОВ: Ладно-ладно. Хорошо, давайте я ложку дёгтя.
А. ПОЛЯКОВ: Давайте.
А. КАПКОВ: На финальный матч, ну, самая главная сложность для вас в плане организации движения — это официальные лица. Понятное дело, матч открытия, да, провели. И то, там не так много было официальных лиц. Я понимаю, Медведев тоже приходил на какие-то матчи группового турнира и всё остальное. Финал…
А. ПОЛЯКОВ: Объясняю.
А. КАПКОВ: У нас как минимум трое руководителей разных государств, ещё огромное количество официальных лиц.
А. ПОЛЯКОВ: Основная, так скажем, сложность такая: вот недопонимание производили как раз фирмы, которые были аккредитованы FIFA. Они встречали гостей непосредственно в подземном переходе, который вёл людей на МЦК. Они просто-напросто загнали людей в узкий коридор, и приходилось им в ручном режиме с Росгвардией объяснять: «Отойдите, пожалуйста, чтобы здесь людям побыстрее, удобнее и комфортнее пройти. „Они здесь не увидит“, — и так далее, и так далее.
То есть было очень много именно аккредитованных на финал компаний. Вы знаете, есть Hospitality Group, вот они собирают. Эта компания производит напитки, эта — алкогольные напитки, это — то-то. И все, кто входит в аккредитованные лица FIFA, они все стояли с табличками на ровном проходе по направлению к людям. Их автобусы ждут слева, а людям идти направо. И вот они в противовес. И приходилось как-то им объяснять: „Отойдите, пожалуйста, вы мешаете проведению этого праздника“. И вот в таком диалоге пришлось как-то объяснять людям, чтобы было всем комфортно и удобно.
А. КАПКОВ: Так, с этими официальными лицами я понял. А с главами государств?
А. ПОЛЯКОВ: А с остальными официальными лицами как раз было… Поверьте, там было уже изначально всё продумано, ну, в плане управления перевозками. 27 согласований, 5 редакций документа. 27 согласований, включая ФСО, ФСБ и прочее-прочее-прочее.
А. КАПКОВ: У них настолько всё было отдельно заранее чётко, что это никак не мешало общему?..
А. ПОЛЯКОВ: Разъединены были потоки по вывозу и по движению как раз людей. Именно недопонимание среди аккредитованных лиц возникло. А вот здесь как раз уже проработаны были даже наземные переходы, они не мешали движению официальных лиц. То есть там всё было рассчитано.
А. КАПКОВ: Они были очень сильно разведены. Есть! Ещё вопрос. Вот прямо вылетел из головы вопрос, который я хотел задать. Официальные лица… Отмотаем. Что там у нас было? Всё, ладно. Я сейчас наверняка вспомню этот вопрос. Про официальные лица я понял, как мы их развозили.
Вопрос, который я хотел задать, который касается такси. Буквально вот вчера или позавчера (ну, после финального матча) видел эту картинку. Не знаю, как называется набережная, не распознал её. Огромное количество, знаете, жёлтая масса…
А. ПОЛЯКОВ: Фрунзенская набережная.
А. КАПКОВ: Да.
А. ПОЛЯКОВ: И на фан-зоне тоже стояли именно в ряд. Красиво как-то, я знаю.
А. КАПКОВ: Нет, подождите. Наверное, мы разное видели. У меня не в ряд, а там просто огромная эта жёлтая масса в одну дырочку. И калиточку перед ними открывают, закрывают. Каким образом это было устроено? Просто, честно говоря, мимо меня это прошло — работа такси.
А. ПОЛЯКОВ: Насчёт калиточки не знаю. На набережной калиточка?
А. КАПКОВ: Я образно. Там стояла машина ЖКХ, и она перекрывала въезд.
А. ПОЛЯКОВ: Если образно, то объясняю…
А. КАПКОВ: И стояли какие-то работники, которые по одному, по очереди их пропускали.
А. ПОЛЯКОВ: Если мы говорим… Везде была своя зона остановки непосредственно для аккредитованных такси, именно аккредитованных. Неаккредитованные такси вставали…
А. КАПКОВ: Как далеко, кстати, они могли вставать?
А. ПОЛЯКОВ: Ну, мы максимально отодвигали их. Там работал Дорожный патруль ЦОДД вместе с ГИБДД. Всячески объясняли, что нужно проезжать и не мешать движению. Хотя всё равно были попытки, скажем так, срыва. Но аккредитованные лица — у них было две стоянки. Если мы говорим про „Лужники“, то две стоянки: на улице Ефремова и непосредственно за шаттлом S-1. Там было в порядке живой очереди, можно было подходить, брать машину, выезжать — и следующий за ним вставал. То есть не было такого заказа такси через приложение, через Uber и так далее. То есть ты мог подойти в следующее такси сесть и поехать. То есть это была живая очередь, в принципе, как и в Европе при проведении каких-то мероприятий. Подошёл — следующий. Подошёл — следующий. И поэтому они по одному и выезжали. Если здесь заполнить целый поток, то они бы тогда проезжали по одной и той же дороге, что и шаттлы, и они могли бы помешать автобусам вывозить людей, а там пассажиропоток значительный.
А. КАПКОВ: Я понял. Значит, это наверняка были неаккредитованные, которые пытались просто как можно ближе…
А. ПОЛЯКОВ: Пытались прорваться. И это действительно мешало. Здесь дело не в том, что мешали. Они бы устроили вакханалию, которая бы мешала другим видам транспортам и пешим потокам. Ну, нельзя этого было допустить.
А. КАПКОВ: Есть! Что останется? Чемпионат у нас закончился. А что из транспортных новшеств, изменения графиков, может быть, организации изменения движения на улицах, новые маршруты, еще что-то, я не знаю? У нас огромное количество чего было подготовлено к этому. Ну, понятно, то, что вы говорили — МЦК, новые вестибюли, всё отремонтировано, это понятно. Вот что-то из того, что мы ещё не называли, останется нам после Чемпионата мира?
А. ПОЛЯКОВ: Смотрите, сейчас Москва готова к проведению любого уровня мероприятий такого большого масштаба, численности и так далее.
А. КАПКОВ: Это мы уже поняли.
А. ПОЛЯКОВ: То есть именно опыт проведения этих мероприятий, именно составление плана, операционного плана и плана управления перевозками позволит, так скажем, проводить любой большой концерт и так далее, и так далее.
А. КАПКОВ: Мне кажется… А больше что можно придумать? Олимпиаду только можно больше придумать. Но мы сами прекрасно понимаем, что в городе таком Олимпиада не поместится.
А. ПОЛЯКОВ: Ну, вы сами знаете, и это действительно историческая справка, что в Олимпиаду как раз отсюда, из города, всех увозили, и оставалось очень маленькое количество людей и так далее. Здесь наоборот — приезжали не только из-за границы, а приезжали в том числе из соседних регионов посмотреть на Москву, погулять на Никольской. И здесь именно как раз операционное воздействие: где необходимо поставить эвакуаторы в случае возникновения затруднений… Действительно, после матча „Испания — Россия“ много людей пошло гулять, порядка миллиона человек, возникли транспортные заторы. Причём люди ехали. И они ехали не то чтобы проехаться, а они останавливались на дороге, махали флагами и так далее. И пришлось изменять режим работы светофоров, выводить эвакуаторы, где это действительно мешает, подводить Дорожный патруль, если кто-то где-то застрял.
А. КАПКОВ: Александр, можно вопрос?
А. ПОЛЯКОВ: Да.
А. КАПКОВ: Как случилась Никольская? Нет, серьёзно. Это вопрос, который я только что… Ну, я на самом деле думал об этом. Ведь её никто не придумывал заранее. Никто не сказал: „Так, ребята, у нас тут будет фан-зона на МГУ и здесь будет. А вообще главной улицей станет Никольская“. Ведь это спонтанное чувство, эмоция всех тех, кто… На вас это как-то отразилось?
А. ПОЛЯКОВ: Давайте говорить так. В моём понимании… Это чисто мои изыскания, я сейчас не буду говорить официально. Смотрите, в первые дни именно рамки, которые пропускали людей, стояли непосредственно при входе на Красную площадь.
А. КАПКОВ: Да. Это у нас со стороны Исторического музея. Здесь — Никольская. И там — соответственно, на Васильевском спуске.
А. ПОЛЯКОВ: То есть люди стояли в очереди. Ну, скажем, было определённое количество рамок, необходимое. Ну, не то чтобы очередь была, а была минута-две, чтобы проверить и так далее. Но люди стояли и смотрели. С одной стороны, если там смотреть, там проезжая часть. Ну, стоять там неудобно, некомфортно и так далее. А с другой стороны — пешеходная улица. Это только потом на Никольской при входе уже отодвинулись к Лубянской площади вот эти рамки для прохода, а первое время они были непосредственно перед Красной площадью. И люди стояли. А стоять неохота.
Я ещё раз говорю: вот эти „клапаны сброса“ людей очень важны. Люди не хотят стоять даже полминуты, им необходимо двигаться, это всегда некомфортно. А люди пришли гулять, они приехали сюда гулять. Они постояли, развернулись и пошли гулять. И вот гулянье и так далее, и так далее создало непосредственно это движение. Я считаю, что это гениальное решение, в том числе всех, кто организовывал эти рамки. Спасибо им большое за это, за то, что создали новый центр притяжения в Москве.
А. КАПКОВ: Ну, по сути это случайность? Правильно я говорю? Это абсолютная случайность? Поставили здесь…
А. ПОЛЯКОВ: Не знаю, я не отвечаю за рамки. Но тот, кто это сделал, он правильно всё сделал. Сначала поставил там, заставил людей гулять на пешеходной улице, а потом их отодвинул немножко подальше к Лубянской площади. Просто гениально!
А. КАПКОВ: Есть! Это правда интересно, потому что это такая, знаете, психология масс. Как это получилось? Естественно, это получилось круто, мы все прекрасно знаем. Во-первых, слушайте, достаточно вспомнить мировой опыт. Не все так мирно и спокойно переносили Чемпионаты мира по футболу. Наша улица была не тронута. Ну, конечно, мусор нужно было убирать. Ну, что тут поделаешь? Но веселье царило.
Слушайте, ещё вопрос. Если бы Чемпионат мира проводили не в июле, а в мае? Ну хорошо, я не беру зиму, не беру зиму.
А. ПОЛЯКОВ: Давайте говорить так: если бы в июне, то пошёл бы снег, и было бы сложнее. Вот у нас же бывали периоды, когда действительно снег. Люди начинают бежать…
А. КАПКОВ: Да.
А. ПОЛЯКОВ: Было бы сложнее, но справились бы. Как говорится, вывезем? Вывезем!
А. КАПКОВ: Вывезем! Хорошо. Это вы про снег. А про дождь?
А. ПОЛЯКОВ: Про дождь? Дождь был несколько раз.
А. КАПКОВ: Я, честно говоря, просто не помню. Я помню действительно, что он был несколько раз, но был ли он в дни матчей? Вот что важно.
А. ПОЛЯКОВ: Был в дни матчей. Поверьте мне, на каждом матче мы присутствовали, ещё раз, и на „Спартаке“, и даже когда две фан-зоны были, то есть тоже следили за ситуацией. Так вот, дождики были, дождики были. Это очень хорошо, когда в ночное время… То есть матч начинается в 9, и начинается дождик — и люди очень быстро покидают стадион. Если же в дневное…
А. КАПКОВ: Они хотят быстрее, но это от вас зависит — получится у них это быстрее сделать или нет.
А. ПОЛЯКОВ: Да, из-за этого. Там сразу есть корректировка, есть волонтёры — куда больше перенаправлять, куда больше добавлять автобусов, куда направлять больше потоки.
А. КАПКОВ: У вас были эти схемы?
А. ПОЛЯКОВ: Да-да-да.
А. КАПКОВ: „Так, ребята, транспортная схема номер „Дождь“. Погнали!“?
А. ПОЛЯКОВ: Ну, можно сказать — так.
А. КАПКОВ: „Код сто! Код сто! Пошёл дождь“, — знаете, как в торговом центре? Я всё-таки вернусь. Если бы Чемпионат мира проходил, допустим, в сентябре или в октябре, то это была бы совершенно иная схема работы у вас?
А. ПОЛЯКОВ: Я думаю, что она бы учитывала определённые нюансы. Смотрите, последние матчи, которые были как раз с бразильцами — помните, было холодно, проводился тестовый матч и так далее, но именно в этот период также была опробована эта схема. Чуть-чуть мы её улучшили, незначительно, но именно каркас её использовался тот, который был при тестовом матче с бразильцами.
А. КАПКОВ: Я правильно понимаю, что он основан просто на том, что в Москве больше транспорта именно местного?
А. ПОЛЯКОВ: Он основан на том, что каждый путь, включая каждый пешеходный поток, был рассчитан под определённое количество подвижного состава.
А. КАПКОВ: Есть! Дорогие друзья, слушайте, наше время закончилось, 25 минут пролетели. Но я уверен, что мы вскоре услышимся вновь по этой теме, потому что скоро будут подводиться официальные итоги, и Максим Ликсутов скоро у нас будет, если я правильно понимаю. Сегодня же благодарю за эфир руководителя ГБУ „Мостранспроект“ Александра Полякова. Саша, спасибо большое.
А. ПОЛЯКОВ: И тебе удачи!
А. КАПКОВ: Программа „Город дорог“ на этом закончилась. Меня зовут Александр Капков. Счастливо, пока!
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео