Ещё

Ничего не понял, но очень интересно: пять книг, которые (почти) невозможно прочитать 

Ничего не понял, но очень интересно: пять книг, которые (почти) невозможно прочитать
Фото: Москва24
«Улисс», «В поисках утраченного времени», «Шум и ярость». Одни только корешки этих непростых книг способны отпугнуть читателя. Но нет предела совершенству, как и нет предела изощренной писательской фантазии. Редакция портала Москва 24 вспомнила книги, которые и вовсе не возможно прочитать, потому что такими их задумали создатели.
, «Красивая ночь всех людей» Влиятельный математик, танцор, знаток хинди и профессиональный жонглер Роман Михайлов получил широкую известность после того, как его книга «Равинагар» попала в лонг-лист премии «Национальный бестселлер». Год спустя этот успех повторила «Изнанка крысы» — комментарий к произведению «Красивая ночь всех людей», созданному на кодовом языке RN (Red night).
Код представляет собой 38 блокнотных разворотов, заполненных причудливым узором. Внешне орнамент напоминает головоломку-лабиринт со своим ритмом и внутренней логикой.
"RN-текст не пишется как последовательность двух символов, в нем нет явной хронологии, он, скорее, рисуется — через потоки, острова, свечения. Это не метод шифрования, им нельзя передать наперед заданный текст, это метод разговора с тем, кто «там», — пишет Михайлов в комментарии к «Ночи».
В «Изнанке крысы» аббревиатура RN расшифровывается как «red night», очевидная отсылка к роману «Города красной ночи». Впрочем, лирический герой «Крысы» не всегда выступает в роли достоверного свидетеля, так что пространство для интерпретаций остается открытым, если не бесконечным.
Баян Ширянов, «Пробел» В 1998 году писатель Баян Ширянов () отправил на конкурс сетевой литературы «Арт-Тенета» роман «Пробел», состоящий из этого единственного знака, вынесенного в заглавие. Самый короткий текст в истории автор сопроводил издевательским комментарием «от издателя»:
"Каждый может понять и воспринять этот роман по-своему и впечатления могут разниться радикально. Автор дает такую волю воображению читателя, что тому может стать страшно от дарованной ему автором свободы. Итак, читайте и проникайте в зияющие глубины замысла автора".
И читатели, действительно, развернули дискуссию на сайте премии: общий объем комментариев превысил 500 тысяч знаков и стал своего рода отдельным произведением.
Кто-то остроумно заметил, что пробел хотя бы раз используется практически в любом тексте, и Ширянов мог бы бесконечно судиться со всеми из-за нарушения авторских прав. Кроме того, роман парадоксальным образом стал самым цитируемым произведением мировой литературы задолго до своего создания.
Луиджи Серафини, Codex Seraphinianus Самый известный и интересный пример «асемиотического» письма — авангардного метода создания текста с использованием псевдоалфавита. Автор «Кодекса» создал энциклопедию несуществующего мира, стилизовав ее под средневековый трактат.
Книга разделена на 11 тематических глав, в которых собраны растения, животные, разумные существа и причудливые объекты вселенной Серафини. Дотошная каталогизация, однако, не делает трактат более доступным для понимания. Все это напоминает раскадровку сюрреалистического мультфильма, снятого инопланетянами для инопланетян.
Видео: YouTube/DistantMirrors
Лингвисты предприняли немало попыток расшифровать «текст» Codex Seraphinianus. Им даже удалось обнаружить закономерности, говорящие о том, что это действительно язык, но просто невероятно сложный. Сам создатель загадочной книги уверяет, что в ней нет никакого смысла.
Впрочем, это не останавливает энтузиастов, уже более 30 лет пытающихся прочитать «Кодекс». В соцсетях легко найти целые группы, посвященные поиску смысла там, где его, скорее всего, нет.
Вардван Варжапетян, «Число бездны» Писатель Вардван Варжапетян известен как человек не то чтобы эксцентричный, но точно с весьма нестандартным мышлением. Например, в свое время он получил официальный патент на кипу с присоской для лысых мужчин.
Еще одной неожиданной идеей Вардвана стало создание книги, смысловая нагрузка которой содержалась бы не в тексте, а в весе тома. Результатом этой затеи и стала книга «Число бездны», посвященная жертвам гитлеровского геноцида. Текст представляет собой поток из 5 820 960 цифр, которые автор набрал вручную. Число выбрано не случайно: именно с такой оценкой числа жертв согласен Варжапетян.
Объем «Числа бездны» сопоставим с двумя полными текстами «Войны и мира». Том, изданный тиражом 999 экземпляров, вышел неподъемным, как и было задумано.
, «Алиса в Стране чудес». Издание на готском Переводы относительно современных произведений на вымершие языки — довольно распространенная забава среди лингвистов. Так, существует версия "" на древнегреческом языке и «Маленького принца» на санскрите. Интерес к этим языкам не угасает, так что у этих книг есть практическое применение. Как минимум, они могут служить пособиями для студентов-филологов.
Но издательство решило пойти дальше и выпустить худлит на готском языке, доступный лишь самым продвинутым германистам. Текст для этого немного абсурдного предприятия выбрали соответствующий — «Алису» Кэрролла.
"Jaindre, " qaþ Katta, biwagjands taihswon pauta seinana, «bauiþ Hattareis: jah aljaþ, » wagjands pauta anþara, «bauiþ Martjuhasa. Gaweisos ƕaþar saei leikaiþ þus: bajoþs woþs.» «Ak ni gairnja ei gaggau in wodam manam, » qaþ Aþal­haids. «O, ni manna mag biwandjan þata, » qaþ Katta: «weis sijum her woda in allamma. Ik im woþs. Þu is woda.» «Ƕaiwa witeis þatei ik sijau woda?» qaþ Aþalhaids. «Þu skalt wisan, » qaþ Katta, «aiþþau ni iddjedeis hidre.»
В переводе этот хрестоматийный фрагмент выглядит так:
— В этой стороне. Кот помахал в воздухе правой лапой, — живет некто Шляпа. Форменная Шляпа! А в этой стороне, — и он помахал в воздухе левой лапой, — живет Очумелый Заяц. Очумел в марте. Навести кого хочешь. Оба ненормальные. — Зачем это я пойду к ненормальным? — пролепетала Алиса. — Я ж… Я лучше к ним не пойду… — Видишь ли, этого все равно не избежать, — сказал Кот, — ведь мы тут все ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная. — А почему вы знаете, что я ненормальная? — спросила Алиса. — Потому что ты тут, — просто сказал Кот. Иначе бы ты сюда не попала.
Несмотря на практически нулевую распространенность, готский достаточно хорошо изучен благодаря дошедшему до нас переводу Библии. Проблема в том, что выполнен он был в четвертом веке, а сказка Кэрролла — произведение XIX века. Переводчику пришлось проявить чудеса изобретательности и создать тысячи новых слов, которые органично смотрелись бы в тексте.
Оценить колоссальный труд смогут единицы, но это не так уж и важно. Главное, что такому ценителю бессмыслицы как Льюис Кэрролл, жест издателей точно бы понравился.
Эдуард Лукоянов
Видео дня. Самые пугающие истории о Бермудском треугольнике
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео