Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Шоколад, война и хитрость. Как преодолеть трудности и до 94 лет вести торговлю сладостями

Накануне 95-летнего юбилея поговорил с руководителем магазина "Белочка", куда уже почти 60 лет приходят саратовцы, чтобы побаловать себя шоколадом. Все эти годы их встречает одна и та же женщина — .

Шоколад, война и хитрость. Как преодолеть трудности и до 94 лет вести торговлю сладостями
Фото: ТАССТАСС

"Да, жизнь у меня прошла среди сладостей. А сладкая ли была? Не знаю, всякое было. Но я всегда честно трудилась — ведь пока я работаю, я живу", — говорит Зорина и подкладывает мне конфетку. Конфета уже 10-я, но отказаться нельзя: не каждый же день тебя угощает легендарная Зорина — директор старейшего в Саратове магазина сладостей.

Видео дня

Зориной 94 года, из них 56 она — директор магазина "Белочка", в котором саратовцы могли купить конфеты и шоколад даже в самые сложные годы. Зайдя в магазин, словно попадаешь в прошлое: на стенах огромные зеркала, на потолке — хрустальные люстры, а на деревянном лакированном прилавке — синие весы с гирьками. Здесь время остановилось в 1960-х. Этот антураж Зорина сохранила специально.

Сам магазин сейчас закрыт. Конкурентов, говорит Зорина, стало больше, выручка падает, а расходы на содержание помещения растут. Но опытная предпринимательница не растерялась и торговлю не остановила. Рядом с "Белочкой" теперь работает небольшое одноименное уличное кафе, где горожан угощают мороженым и сладкими напитками. Посетителей много, и кто знает, возможно, к зиме и магазин вновь откроет свои двери.

Девчонка в орденах и тонны шоколада

"В детстве конфет не видела, был сахар, и то не каждый день. Сопля из Озинок, семья шесть человек, что мы там видели, деревянными ложками ели. А вот же, смогла! Как? И сама не знаю, просто работала", — начинает свой рассказ Елена Михайловна.

"Белочку", которая тогда была просто "магазином №9", она возглавила в 1962 году, а до этого Елена прошла войну, получила образование по специальности "торговля продовольственными товарами" и работала в чайном магазине. А потом случилось то самое назначение, которое стало местом работы Елены Зориной больше чем на пять десятилетий.

"Здесь было ЧП тогда — недостача. Я, конечно, идти не хотела — думала, не дай бог чего, меня же посадят, и как я двоих детей, Таню и Женю, оставлю? Но деваться некуда — магазин приняла", — вспоминает Елена Михайловна.

Работать приходилось с 9 утра и до 9 вечера, без выходных. С детьми оставались няни и муж — полковник в отставке. Жену за отсутствие дома он не ругал: относился к ее работе так же, как к своей службе, — ответственно.

"Когда с товаром было плохо, я занималась закупом. Надевала свои награды военные и форму и ездила в другие города. Первая командировка была в Гомель, я хоть и девчонка была тогда, а как там ордена увидели — не отказали. Помню, привезла в Саратов несколько тонн весового шоколада. У магазина очереди выстраивались, я подойду к ним, говорю: ну зачем с утра так рано приходите, товару много, успеете. А люди не просто так в очереди вставали — они и общались там, и новостями делились", — рассказывает Зорина.

"Сейчас многие СССР ругают, говорят, мол, очереди были, продуктов не хватало, продавцы хамили. А вот и нет! Мы употребляли продукты отличного качества — заходишь в магазин, нюхаешь, и сразу кушать хочется. И спустя рукава никто к работе не относился, я человек военный и любила дисциплину. Так что никто не хамил, абсурд все это!" — уверена Зорина.

"Сделай магазин, чтоб послов водить!"

Неудивительно, что при таком подходе магазин Елены Михайловны решено было сделать показательным.

"Меня попросили: сделай магазин, чтоб не стыдно было показать. А то приезжают солидные люди, некуда их повести. И я подошла со всей ответственностью — заказала большие зеркала, мне их по спецзаказу делали. Люстры на знаменитом заводе "Саратовское техстекло", мебель. Вроде все понравилось, только названия у нас не было. Ну и я стала думать: "Мишка", "Петушок"… все не то! А потом думаю: а дай "Белочка" назову — красивое название, и конфеты такие есть, вкусные. Всем название очень понравилось, и мне его утвердили", — рассказывает Елена Михайловна.

С названием она не прогадала — во все, даже самые сложные, годы в магазине продавалась знаменитая "Белочка". Впрочем, сама Зорина признается, что конфеты почти не ест.

"Мы все больше картошку варили, огурцы ели. А сладости — редко когда съешь", — вздыхает она.

Как Зорина бандеровцев "накормила"

Своей дисциплине и собранности Елена Михайловна, по ее словам, обязана армейской службе. С войной ей пришлось столкнуться очень рано — в 1941 году ее, еще школьницу, вместе с другими такими же ребятами отправили рыть противотанковые рвы, чтобы враг не дошел до Саратова. Вернувшись, Зорина не раздумывая пошла в военкомат.

"Они взяли мое свидетельство о рождении и говорят: призвать тебя не можем, нет 18 лет. И я попросила сестру Марусю, она в администрации работала, мне лишний год приписать. В апреле 1942 года меня призвали", — говорит Елена Михайловна.

"Нас отвезли проходить военную подготовку по воздушному наблюдению и оповещению связи. Учили определять вражеские самолеты по шасси, по звуку и по силуэту самого корпуса. Немного отучились, и тут майор приезжает. Говорит: в Сталинграде идут ожесточенные бои, нужно срочно установить радиостанции, кто желает поехать на передовую? Я первая подняла руку, а за мной еще девчонки. Он меня спрашивает: не страшно, мол, на передовую? А я ему: я ту вашу передовую не видела, вот как увижу, так вам и скажу. В общем, взяли меня", — вспоминает Зорина.

А дальше, по ее словам, начался ад.

"Волга от бомб, от снарядов кипела. С неба сыпал огненный дождь. Было очень страшно", — рассказывает она.

"Остановились мы в одном небольшом городе. И вот ночью налетают на нас бандеровцы. Страшные, лохматые, грязные, вонючие. А рядом с нами через дорогу госпиталь был, лежачие наши солдаты без ног, без рук. Я очень за них боялась и за девчонок своих. И появилась у меня идея — я говорю: девчонки, ставьте чайник, будем ребят кормить. Бандеровцы на еду бросились, отвлеклись, а я тем временем вызвала погранотряд и милицию. Наши их всех переловили. Вот так я бандеровцев обманула и жизнь нашим солдатам спасла", — улыбается Зорина.

Получила премию и всю раздала

И все же, рассказывая о войне, Зорина не жалуется, чаще смеется — вспоминает, как ей отрезали косу в руку толщиной или как она тащила на себе рацию в 45 килограммов.

"После Украины нас перевели в Молдавию, там шли ожесточенные бои, рацию постоянно надо было на новое место устанавливать. И вот ее девчонки поднимали и за брезентовые лямки мне на плечи. Я самая полная была, щеки огненные — на морозе горят, прикуривать от них можно! Так что мне и тащить, значит, выходило", — смеется Елена Михайловна.

Победу Зорина встретила в Австрии. Голубой Дунай и цветущую Вену помнит до сих пор. Там ее наградили орденом Отечественной войны II степени и… тушенкой.

"Когда мы уезжали домой из Вены, нам дали подарки — там банка тушенки, 10 банок рыбных консервов, 5 кг муки и 5 кг сахара. Я как приехала в Озинки, там толпа народу собралась — у многих близкие погибли, у других — раненые. Ну и мы стали готовить и людей угощать. В общем, все эти подарки свои раздали сельчанам. Мама просила хоть полкило муки оставить, да куда там, надо же всех угостить", — смеется Елена Михайловна.

От бандитов спас неизвестный

А вот при воспоминаниях о 1990-х улыбка с лица Елены Зориной сразу сходит. Тогда она и ее коллектив приватизировали "Белочку" — так сказали власти.

"Я вся была под током, боялась за детей, боялась ходить на работу. Бандиты руководили всем! Но меня к тому времени уже все саратовские собаки знали. И вот однажды пришел один, написал свой номер на бумажке и мне дал, зачем не сказал. Я его в кабинете и положила. А через время пришли еще четверо — мордатые, сели вокруг, спрашивают: кто тобой командует. А я что могу говорить? Я молчу и бумажку показываю — вот кто. Ну мордатые покивали, собрались и ушли. А чей телефон я тогда показывала, я и сама не знаю", — говорит Зорина.

Внук продолжит дело

Сейчас Зорина по-прежнему заведует магазином и закрывать его не намерена. А когда-нибудь надеется передать свое дело одному из внуков.

Валентина Брыкалина