Ещё

Сергей Женовач. МХТ: «Я не Карабас-Барабас» 

Фото: Ревизор.ru
Свой сбор труппа МХТ начала с минуты молчания в память замечательного артиста, выдающегося режиссёра и педагога Дмитрия Брусникина. В этом театре испокон веков ушедшие передают свои незримую эстафету тем, кто идёт вслед за ними. Громом аплодисментов артисты наградили своих коллег, недавно удостоенных высоких наград и званий. За большой вклад в развитие отечественной культуры и искусства и многолетнюю плодотворную деятельность заслуженный артист России Александр Семчев награждён Орденом Дружбы. Звания «Заслуженный артист России» удостоены Дарья Мороз, Алексей Агапов, Станислав Дужников, Дмитрий Дюжев и Максим Матвеев. Здоровья, радости и творческого запала пожелали и юбилярам нынешнего сезона — истинно народным артистам Анастасии Вознесенской и Андрею Мягкову. Сергей Женовач представил труппе Марину Андрейкину — помощника художественного руководителя, Александра Боровского, нового главного художника театра, и Дамира Исмагилова, главного художника по свету назначен Александр Боровский. Фото: МХТ им. А. П. Чехова/Владимир Виноградов С первых же слов нового худрука стало ясно, что никаких революционных изменений в ближайшее время не ожидается: репертуар и актёрский состав сохраняются в течение текущего сезона. Женовач обратился с просьбой ко всем режиссёрам, чьи спектакли идут в театре — а среди них Адольф Шапиро, Евгений Писарев, Виктор Рыжаков, Константин Богомолов — внимательно проанализировать их состояние и, при необходимости, что-то доработать или подтянуть. По результатам сезона станет ясно, какие постановки себя изжили. С ними придётся расстаться. На сегодняшний день в репертуаре 62 постановки. Это, по его мнению, слишком много, и это во вред как театру, так и артистам, которым приходится чуть ли не заново каждый раз включаться в спектакль, идущий раз в два-три месяца. Сергей Васильевич честно признался, что за два с половиной месяца, которые прошли с момента его назначения на пост худрука, он успел посмотреть только 26. Впечатление, по его словам, очень разное. Тем не менее, снимать с репертуара спектакль, не видя его, он считает несправедливым. А сезон всё расставит по своим местам. — Это тяжкий воз, и везти его можно только потихоньку, — уверен худрук. — Отсев должен быть постепенным. Рубить с плеча тут недопустимо. В таком же пошаговом режиме Женовач намерен переформатировать штатное расписание, чтобы каждый сотрудник нашёл своё место в театре, и смог себя реализовать. Труппа у МХТ на данный момент действительно огромная — 130 человек собственно мхатовцев и ещё 70 приглашённых артистов. Ситуация, по мнению Женовача, тоже за пределами разумных границ. А посему основным вектором развития коллектива будет раскрытие потенциала своих артистов. Худрук намерен ставить перед ними задачи более высокие, чем они могли бы себе представить. Все проекты, связанные с молодой режиссурой, с экспериментом, лабораториями будет курировать Марина Брусникина. Сам Женовач готов предоставить молодым возможность проявить себя. Однако это будут, по преимуществу, цельные работы, а не эскизы и отрывки, которые ставят начинающего режиссёра в положение «вечного студента», вынужденного снова и снова сдавать экзамен на право заниматься своей профессией. Женовач не один год заведует кафедрой режиссуры ГИТИСа, так что всё молодое поколение растёт, можно сказать, на его глазах и кто чего стоит, он прекрасно знает. Фото: МХТ им. А. П. Чехова/Владимир Виноградов Наступающий сезон в МХТ обещает быть насыщенным. Сам худрук назвал его «многомерным и непростым». В начале октября Дмитрий Крымов выпустит спектакль «Серёжа» — режиссёрское «сочинение» по роману «Анна Каренина». Как говорит сам постановщик, это не будет инсценировка толстовского романа, но композиция, в которую помимо него будут включены роман «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана и специально для этой постановки написанный Львом Рубинштейном текст под названием «Вопросы». В ноябре на Малой сцене Марина Брусникина выпустит спектакль по пьесе Юлии Тупикиной «Офелия боится воды», в которой классический сюжет разыгрывается в масштабах обыкновеннейшей современной семьи. В декабре на большой сцене Алла Сигалова представит пластический спектакль «ХХ век. Бал», где будет занята практически вся молодая часть труппы. Во второй половине сезона Екатерина Половцева, окончившая мастерскую Женовача в 2010 году, много работавшая в РАМТе и «Современнике», выпустит на Большой сцене «Венецианского купца» Шекспира. А на Малой Айдар Заббаров, тоже его воспитанник, получивший диплом всего несколько месяцев назад, но уже успевший выпустить несколько заметных постановок в Казани, в театре Ленсовета (спектакль «Беглец» по «Казакам» Толстого), будет ставить «Белые ночи» Достоевского. Кроме того, по инициативе Константина Хабенского, ведутся переговоры с режиссёром Виктором Крамером относительно постановки по роману Леонида Андреева «Иуда Искариот». Сам же Сергей Женовач будет ставить пьесу Михаила Булгакова «Бег». Для него символично начать работу в МХТ уже в новом статусе именно с драматургии Булгакова. С одной стороны МХТ не только «дом» Чехова и Горького, в той же мере его можно назвать и домом Булгакова, несмотря на то, что судьба этого гениального писателя и драматурга складывалась в его стенах не слишком счастливо. А, кроме того, предыдущая работа режиссёра в этом театре — это «Белая гвардия», пьеса, которая стала для этого театра воистину легендарной. На этот раз церемония открытия сезона прошла весьма оперативно, но по её окончании Сергей Женовача окружили журналисты и на их вопросы он отвечал, пожалуй, даже дольше, чем вёл сбор труппы. Вопросы задавались самые разные, подчас неожиданные и даже рискованные. Фото: МХТ им. А. П. Чехова/Владимир Виноградов Какова будет дальнейшая судьба Студии театрального искусства? Организационно процесс присоединения СТИ к МХТ займет примерно девять месяцев. Это не будет слияние коллективов. Студия — это мой дом, там мои дети, там идут только наши работы — нами всеми придуманные. Мне всё это очень дорого и хотелось бы сохранить там всё, как есть. Говорят, что Константин Богомолов будет переделывать «Мушкетёров»? Каким образом? Да, он уже репетирует. Но вопрос не ко мне, а к Константину Юрьевичу. Это была его инициатива сделать спектакль более мобильным. Он ведь заканчивался, если не ошибаюсь, около полуночи. Почему Вы не продлили контракт с Богомоловым? А я с ним его не заключал. У него был контракт в качестве помощника художественного руководителя с Табаковым. Олег Павлович — великий артист, а я режиссёр. И Константин Юрьевич — режиссёр. Он будет приглашённым режиссёром, как и все остальные, если в этом возникнет потребность. Никаких творческих разногласий у нас нет. Не только он не приглашается на постановки в этом сезоне, но и другие режиссёры, чьи спектакли есть в репертуаре. Потому что хочется, как говорится, отдёрнуть шторы и открыть окна. У Константина Юрьевича есть своя компания, с которой он работает. Но в труппе много талантливых артистов, которых ни он, ни другие постановщики не замечали. А мне хочется, чтобы эти люди раскрыли себя. Хочется увидеть на афише новые режиссёрские имена. Это не против конкретно Богомолова, Рыжакова или ещё кого-то. У Константина Юрьевича идёт шесть спектаклей. Но МХТ — не авторский театр. На мой взгляд, он заслуживает своего театра. Он востребованный режиссёр и в любом случае без работы не останется. Значит, у Вас будут другие помощники? Нет, не будет. Единственный мой помощник — Марина Андрейкина. Мне кажется, что такое количество помощников было вызвано несовершенством штатного расписания. Это была возможность сохранить человека в театре. На данный момент Вы совмещаете должности худрука и директора. Как долго это может продлиться? Министерство культуры рассматривает возможность разделения этих должностей. Пока всё в стадии обсуждения. Однако, на мой взгляд, такое разделение не целесообразно. В противном случае, как правило, возникает противостояние, а театр — это, прежде всего, люди. Последнее слово должно оставаться за художником. Если мы будем ориентироваться на финансовую составляющую, то какие-то хорошие спектакли будут уходить из репертуара. Всё это мы уже проходили. Вы сказали, что 60 спектаклей для МХТ много. Каков, с Вашей точки зрения, оптимальный репертуар? Не могу назвать точную цифру, ведь это не арифметика. У нас в СТИ 12 названий в репертуаре. Константин Аркадьевич (Райкин — В. П.) в «Сатириконе» держит восемь-девять спектаклей. Но МХТ — большой коллектив, и здесь, возможно, будет иначе. Я понимаю — и артисты, и режиссёры очень любят свои спектакли, и процесс избавления от них будет болезненным. Поэтому я и предложил сделать его как можно более плавным, растянув на год. Что будет с приглашёнными артистами? Пока они будут играть спектакли, в которых заняты. Но основная моя задача — работа с труппой МХТ. Я не Карабас-Барабас. Невозможно взмахнуть плёткой, и тут же все артисты сыграют свои лучшие роли. Так не бывает. Я за то, чтобы режиссёр приходил в театр с замыслом и у меня был мобильный коллектив, способный воплощать разные истории. И чтобы при этом у нас у всех была общая история, как это было здесь всегда. Вот чтобы так было снова, нам и нужен этот год.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео