«Русские» 40 лет спустя 

«Русские» 40 лет спустя
Фото: ngs.ru
Известный американский фотограф Натан Фарб ищет новосибирцев, которых снимал в 1977 году на выставке «Фотография в США». Друг Натана режиссёр-документалист Анатолий Скачков выложил на свою страницу в Facebook порядка 200 фотографий, чтобы помочь американскому фотографу разыскать участников той фотосессии. Всего же было сделано около 5000 снимков. Спустя 40 лет Фарб решил разыскать этих людей, вернуться в Новосибирск и сделать продолжение ставшего популярным на Западе фотопроекта The Russians («Русские»).
После публикации новости об этом в соцсети Facebook и на НГС в первые же два дня новосибирцы узнали около тридцати человек — правда, не со всеми ещё удалось установить контакт. Среди опознанных оказались уже покойные советский писатель Николай Самохин и народная артистка СССР, российская балерина Лидия Крупенина.
Горожане также узнали известного новосибирского политика — действующего депутата от , председателя комитета по региональной политике и делам Севера и Дальнего Востока . С ним связаться корреспонденту НГС не удалось — телефон депутата во время подготовки материала был недоступен. Зато автор нашёл нескольких людей, которые до сих пор живут в Новосибирске.
(экс-Прянишникова): «Три года мне тогда было. Единственное, что я помню: значок тогда с американским флагом в честь выставки давали, и была такая красная машина. Она стояла где-то в центре зала. Но это я помню обрывочно, а вот мама хорошо помнит. Журнал ещё на выставке давали. И конечно, фотография в альбоме та сохранилась: чёрно-белая фотография с „Полароида“.
У меня сестра двоюродная увидела и прислал эту фотографию по интернету. Спросила, мол, это же вы с мамой? Ну и рассказала, что написала фотографу, который ищет людей, чтобы сделать съёмки повторно. Но больше она мне ничего не написала, так как я на работе была. Я бы с удовольствием поучаствовала [в продолжении проекта]. Маме сообщила, она сейчас на даче, так она посмеялась — говорит: „Тебя на руки, наверное, надо будет брать?“. Но тут уж как получится. (Смеётся.) Время же прошло, и мы не такие уж и худенькие. Я работаю продавцом ювелирных изделий, а заканчивала машиностроительный техникум на бухгалтера-экономиста. Но после учёбы попала в ювелирный отдел и не могу отсюда вырваться. Но мне нравится».
Татьяна Падве: «Фотография Фарба у меня потерялась достаточно быстро. Один парень взял у меня её размножить, передал своему брату — профессиональному фотографу, и она так и затерялась. И тогда мне этот профессиональный фотограф компенсировал [потерю] и сделал несколько фотографий, но уже сам. Так что эта чёрно-белая фотография не Натана, а другого человека. Но мне [друг Фарба] позвонил и сказал, что попробует отыскать [мою фотографию]. Там же 5000 снимков, а выложено всего 200.
Мне тогда было 23 года. Я закончила институт и работала в деревне Учхоз учительницей. Преподавала немецкий, также английский и всегда старалась поддерживать [языки] в хорошей форме. Поэтому ездила в Английский клуб раз в неделю в Академгородок. И вот однажды туда пришли люди с выставки, сказали, что будет съёмка, и пригласили всех желающих.
Там всё достаточно быстро прошло и очень профессионально. Пришла, и меня сразу отсняли. Причём снимал он (Фарб. — И. К.) как-то больше мои янтарные бусы. Что-то они ему понравились. А может, он притворялся, что ему бусы понравились, потому что на фотографии я оказалась такой живой и естественной, которой [прежде на фото] никогда не была. Может, он так отвлекал [бусами], хотел какую-то эмоцию вызвать. Он большой мастер Я работаю активно и сейчас: я переводчик. Вот на „Технопроме“ только что отработала».
Владимир Сечко: «На выставке познакомился с девочками-американками, которые там работали. Мне 27 [лет] тогда было. Я сам тогда занимался фотографией и хотел посмотреть, что там за техника. Пришёл и был удивлён моментальными фотографиями, которые снимались на „Полароиде“. На фото — моя хорошая знакомая . В советские годы работала, как бы сейчас сказали, индивидуальным предпринимателем: занималась пошивом одежды. И дальше тем же занималась, буквально до последнего времени. Сейчас ей 64 года, живёт она в Москве.
Я всё время работал звукорежиссёром. После той выставки практически сразу стал работать с филармонией. Работал со многими известными исполнителями — Лещенко, Градским… Но в основном работал в рок-группе „Тяжёлый металл“. Мы часто меняли филармонии, чтобы потеряться, скрыться, потому что на рок-музыку были гонения. Это был период с 1979 по 1984 год. Коллектив наш был кассовый: стадионы собирали. И филармонии нам платили по максимальной ставке — 14,5 рубля на человека за концерт. А концертов в месяц по всей европейской части страны давали минимум 60. Закрыли мы группу, когда из Москвы начали давить уже так, что стали присылать каких-то исполнителей, каких-то певиц начали заставлять нас принимать в группу… Позже я работал в „Студии-8“ с  и ».
Татьяна Албаут: «Вот такая семья у нас и была, как на фотографии, научная и творческая одновременно. Мама Галина Николаевна — учёный, профессор, доктор технических наук, доцент Сибстрина. Помимо науки 40 лет преподавала сопромат. Папа Виктор Михайлович преподавал там же архитектуру — сегодняшние многие архитекторы и дизайнеры через него прошли. Был очень творческим человеком: пел как бог, играл на семиструнке, на фортепиано, не имея при этом музыкального образования. Женщины плакали, когда он пел романсы. Дома у нас был магнитофон с плёнками Высоцкого… Я не знаю, были ли мы по-настоящему советской семьёй. (Смеётся.)
Родители занимались ещё фотографией: фотографировали на свой . Наверное, и поэтому пошли на выставку. Ну и потому, что это было большим культурным событием. Старшая сестра Лариса, на фото ей 8 лет, вспомнила, что там было очень много людей. Большое впечатление выставка произвела особенно на маму: она была в абсолютном восторге от фотографий. Конечно, было интересно получить и фотографию… А я что могла помнить? Только ноги людей и задирать голову, чтобы что-нибудь увидеть. Нам с сестрой Таней (слева на фото. — И. К.) тогда было всего около трёх лет.
Родителей уже нет давно. Лариса сейчас в Новосибирске, она домохозяйка, занимается детьми, младшая дочь у неё певица. Таня работает в Москве. Она — PR-директор крупной фармацевтической российско-американской компании. Я работаю независимым PR-экспертом».
Натан Фарб вместе со своими друзьями — режиссёром-документалистом Анатолием Скачковым и писателем  — планируют приехать в Новосибирск в ноябре. Фарб проведёт съёмку второй части проекта The Russians («Русские»), а Скачков и Фролов будут снимать документальное кино про американского фотографа.
Читайте также: «Он смотрел на бусы, а я думала, как же я?»: история самой загадочной фотосессии Новосибирска. К новосибирцам, попавшим в объектив американца, приходили люди из КГБ.
Видео дня. Найдена рыба с человеческим "лицом"
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео