Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

"Онегинская строфа" 200 лет спустя…

Русскую версию романа сделал известный переводчик из университетского Томска Андрей Олеар, автор книг переводов поэзии , "Сонетов"Шекспира и всех английской стихотворений .

"Онегинская строфа" 200 лет спустя…
Фото: Ревизор.ruРевизор.ru

О конгрессе, "Золотых воротах"и приключениях перевода "пушкинской строфы"с английского языка мы попросили рассказать Андрея Олеара.

Видео дня

Каждые два года в Москве собираются переводчики, издатели, филологи, журналисты – словом, все те, кто так или иначе занимается проблемами коммуникации культур. На многочисленных секциях обсуждаются и "проблемы перевода"русской литературы на иностранные языки, и довольно часто открываются совершенно новые страницы мировой культуры, впервые предъявляемые российскому читательскому urbi et orbi. Фото:

Конечно же, переводчики, как сказал Александр Сергеевич – "почтовые лошади просвещения". А ещё я бы сказал, что своеобразным "эсперанто"-языком всей мировой культуры является именно перевод, потому что вся существующая в истории цивилизации литература переведена многократно и взаимно. Художественный перевод – своего рода система зеркал, в которой культуры отражаются друг в друге до бесконечности и влияют одна на другую.

Представить русскую культуру без усвоенного ею Данте, Шекспира, Гете абсолютно невозможно, а Чехов, Толстой, Достоевский – оказали огромное влияние на пути развития мировой. Есть даже такие феномены, как японский Достоевский или русский Шекспир. Всякий перевод, безусловно, наделяет произведение массой черт, оригиналу не присущих, но существенно облегчающих его "вписание" в контекст принимающей культуры.

И с каждым хорошим переводом оригинальное произведение выигрывает… И здесь надо отметить безусловные достижения русской-советской школы художественного перевода. У нас, благодаря товарищу Сталину и "великому" институту цензуры переводами часто занимались (и вынужденно) лучшие перья своего времени – писатели, поэты первого ряда.

Наш Шекспир в исполнении, например, Лозинского или Пастернака просто феноменален. Труд переводчика "кормил семьи"многих выдающихся имён нашей литературы. На западе же переложениями русской классики всегда занимались слависты – фанаты русской культуры. И они своё дело знали, хотя я бы сказал, что это (в основном речь, конечно, о поэзии) всё же просто любители. Их работа может быть очень разного уровня, разного качества. Ведь и лингвист, например, может перевести художественный текст дословно, но передать силу, энергию и магию образного строя речи оригинала способен лишь творец – сам писатель, поэт. Пастернак очень точно сказал, что "лучшие переводы должны производить впечатление жизни, а не словесности". Фото: Александр Паутов

Вот все эти дела и обсуждаются на конгрессе. Отдельно на его мероприятиях демонстрируются как новинки русской литературы, переведенные на иностранные языки, так и лучшие труды отечественных переводчиков.

На прошлом конгрессе я делал доклад о том, как по-новому переводить "Сонеты" Шекспира, учитывая профессиональные возможности творческих и переводческих алгоритмов поэзии Бродского. На сей раз представляю свой перевод романа в стихах "Золотые ворота". Его сочинил английский поэт индийского происхождения Викрам Сета в середине 1980-х... Он также приехал в Москву и примет участие и в работе конгресса и в международной книжной ярмарке.

Имя Викрама Сета русскоязычной аудитории известно мало.

Я надеюсь, что выход "Золотых ворот"на русском языке исправит эту несправедливость. Викрам Сэт – автор очень интересный и достаточно необычный. Выпускник Стэнфордского университета, писавший диссертацию об экономической демографии Китая, случайно в книжной лавке увидел перевод романа "Евгений Онегин"в переводе британского дипломата Чарльза Джонстона. Он открыл Пушкина – и зачитался. Он простоял час возле книжной полки, и вышел в мир, как он сам говорит, иным человеком. К своей экономической демографии Сет так больше и не вернулся. Он пришел домой и в течение месяца написал совершенно удивительную вещь – "пушкинский"роман на английском "Золотые ворота", написал "онегинской строфой"! И это тем более удивительно, поскольку в англоязычной поэзии уже много десятков лет море рифмованной поэзии стремительно мелеет и пересыхает. Считается, что если вы пишите рифмованные стихи, то это либо детские, либо комические стихи. Но Викрам Сет сделал невозможное. Он вернул интерес современной англоязычной поэзии к рифме и ритму, и сделал это настолько блестяще, что я считаю, что в этом плане он близок к Бродскому. Она оба – великие маргиналы английской литературы – привлекли и читательское, и профессиональное внимание к тем большим достижениям и традициям, которые английский ямб демонстрировал всю историю своего существования.

О чём роман "Золотые ворота"?

Мы помним набор интерпретаций "", знакомых ещё по курсу средней школы. Вкратце, речь о драматическом существовании "лишнего человека", уставшего от реалий современной ему жизни. Если в случае Онегина речь идет о его "дендизме", когда человек имел возможность всё получить и всё попробовать "за свои деньги". При отсутствии внятных жизненных целей, он уже "к 26 годам"теряет мотивацию, и болен "английским сплином"- профессиональной болезнью бездельников. В случае с героем Сета, им описан психологический портрет светского эгоиста в современной американской версии. Благодаря Голливуду и городскому роману конца века, мы хорошо знаем таких героев - "яппи". Молодые люди, которые работают на государство, хорошо зарабатывают, их быт устроен. Но в душе у каждого бушуют свои бури, нет гармонии, что ведёт к стрессам и кризисам цели. Кругу яппи принадлежат все герои "Золотых ворот", схематично представляющие различные этнические, сексуальные, социальные и религиозные субкультуры Америки . У каждого из них своя драма — драма человека, у которого все хорошо, но нет ему покоя, чего-то ему всегда не хватает. Фото: Александр Паутов

И чего же ему не хватает?

Любви ему не хватает. Любви, как главного смысла жизни. И 600 пушкинских сонетов романа (а надо сказать, что в "Евгении Онегине"их 450) происходят разнообразные жизненные коллизии обычных людей – знакомства и расставания, измены и сексуальные эксперименты, антивоенные демонстрации и вопросы, связанные с содержанием братьев наших меньших . Есть дивные картины природы – почти самостоятельная пейзажная лирика… Словом затрагиваются всевозможные пласты жизни, которые русскому человеку, усвоившему на уровне культурного ДНК – код "Евгения Онегина", вполне понятны. Причем русскому читателю – более, чем какому-либо другому. Дело в том, что мы все читали Пушкина, может быть, не совсем хорошо его усвоили и поняли, но мы его всегда распознаём! Роман выписан с таким удивительным вкусом, юмором и множеством подробностей американской жизни, что читается он с огромным интересом.

Когда состоится презентация книги для широкого читателя?

Помимо конгресса переводчиков, эта книга будет представлена на творческом вечере в Овальном зале Библиотеки иностранной литературы 19 сентября. Также издатель планирует показать её в рамках большой книжной ярмарки "Нон-фикшн", которая пройдет в Москве в конце ноябре. Большего текста, написанного четырехстопным ямбом, в русской литературе, мне кажется, не было.

Говорят, что современный читатель, привыкший к языку мессенджеров, с трудом воспринимает длинные тексты.

Ну, вот и посмотрим, насколько современный читатель способен воспринимать длинные поэтические тексты. Вообще-то, поэзия тяготеет к принципу экономии языковых средств . И лингвистических и поэтических. Я считаю, что и в изменившихся условиях она всегда свой собственный путь отыскивает. Язык мессенджеров – это не только упрощение, но и новые возможности интенсификация речи. Поэзии дает аналогичные уроки интенсификации речи за счет усиления образной составляющей, за счет плотности языка и широкого применения разнообразных тонких речевых средств – метафоры, метонимии и так далее. Если язык мессенджеров пойдет по этому пути, то я думаю, нас ждет новый пласт речевой культуры, который будет интересно потом осваивать и в книжной художественной форме.