Ещё
Не верю
Фото: Вечерняя Москва
Театр «Мастерская Петра Фоменко» устроил премьеру, точнее, согласно афише, «Шабаш в двух частях с одним разоблачением „Мастер и Маргарита“. Роман Булгакова, кстати, незаконченный — долго лежал на полке, потом ходил по рукам в самиздате, а теперь вот „идет“ практически в каждом театре Москвы.
В прошлом году состоялась премьера в Студии театрального искусства. поставил серьезный спектакль, о котором выпускники театроведческих факультетов написали серию дипломов. Он вызывает желание размышлять, осмысливать, вспоминать, проецировать героев на себя. То есть дает пищу для ума и души.
Инсценировки романа „Мастер и Маргарита“ в разных театрах, а это и МХТ имени Чехова, и Театр на Таганке, и МХАТ имени Горького, подаются под разным соусом: любовным, где сделан акцент на историю Мастера и Маргариты, детективным, где постепенно раскрываются все тайны, философским — о взаимоотношениях сил зла и добра. Новая же премьера у „фоменков“ приправлена чем-то совсем съедобным — не то чтобы горьким или острым, но приправа эта странная и, возможно, вовсе не нужна в этом „блюде“ молодого режиссера . Ах да, судя по программке, готовить ему помогал соавтор — его молодая жена . Нетрудно догадаться, что супружеская же чета играет ведущие роли — Маргариты и Коровьева. Играют хорошо — даже превосходно, только вот сам спектакль, да простят меня создатели, вряд ли стоит потраченных денег.
Меркантильный вопрос между зрительницами-подругами после первого антракта: „А сколько ты отдала за билеты?“ стал причиной сильно округлившихся глаз дамы: „Не спрашивай — десять тысяч“. Кто не знает — публика в „Мастерской Петра Фоменко“, мягко говоря, небедная. Причем так повелось со дня основания театра. Да и список спонсоров, среди которых два крупнейших банка, к этому располагал. К слову, и зарплаты в театре — самые высокие по Москве. Новому худруку  — человеку, безусловно, умному, дипломатичному, умеющему ладить со всеми нужными людьми, удалось отстоять и приумножить завоевания отца-основателя , и сегодня театр „в шоколаде“. Только, к сожалению, последние премьеры театра, включая постановку самого Каменьковича „Легкое дыхание“, мягко говоря, не очень.
Замечу, премьера „Мастер и Маргарита“ — экономная. Кроме висящего на двух жердочках над сценой () и экстравагантного ярко-желтого платья Маргариты, ничего затратного в нем нет. Воланд () хорошо одет — в дорогой костюм, жилетку. Но одежда у него черная. В романе же Воланд появляется в Москве в сером костюме, в заграничных туфлях в тон костюму. Возможно, цвет и не так важен, но если автор одевает сатану в серый костюм и на этом делает акцент, значит, в этом есть смысл? Как мы помним, „дьявол кроется в деталях“, и деталей в описании Воланда — море. Судя по описаниям, Воланд — все-таки стройный поджарый мужчина. По Чехову, который был тонким психологом и доктором, комплекция человека имеет большое значение. В романе Булгакова о Воланде говорится, что „он лихо заломил за ухо серый берет“, что у него тонкие длинные пальцы… и очень низкий голос — почти бас. В спектакле театра „Мастерская Петра Фоменко“ сатана весит больше 100 кг, у него высокий голос. Знаю, что Гамлет — тучный, но Воланд, он же Мефистофель, будто бы ожирением не страдает. Он быстро и легко вскакивал на лошадь — вряд ли это мог сделать грузный мужчина. В общем, Воланд, похожий на мужа Фатимы — толстяка из сказки „Али Баба и 40 разбойников“ — доверия у меня не вызвал. В спектакле ребром ставится вопрос: „Веришь или не веришь в сатану?“ Этот же Воланд, похожий на кого угодно, только не на дьявола, его всем задает как бы невзначай. Мой ответ: „Не верю“. Не было в Москве такого Воланда в начале прошлого века, нет сейчас и вряд ли будет. В природе его такого — мягкотелого и распущенного — быть не может. Если нет Воланда, в которого можно поверить, тогда нет и шабаша, и вообще ничего нет.
Никто не спорит, что художник имеет право на свое видение образа Воланда, на вымысел и фантазию, но это должно быть осмысленно и логически оправдано. Не говоря уже о правдоподобии, чтобы вызвать у зрителя это самое „верю!“. Никто систему Станиславского не отменял, и на главный постулат его ориентируется весь мировой театр. Федор Малышев и Полина Агуреева попытались создать из романа фарс. Жанр, возможно, в спектакле соблюден, только есть вещи и темы, которые шире фарса. Роман „Мастер и Маргарита“ — из этого эпохального числа. Иначе бы он не был романом, иначе бы его все не ставили и не перечитывали.
Возникло ли у меня после спектакля желание перечитать „Мастера и Маргариту“? Отдельные сцены — да. Исключительно ради того, чтобы проверить память и точность деталей. В сюжете спектакля нет отклонений от текста — все по Булгакову, а если так, значит, и все описания, и детали должны быть соблюдены. Если у Воланда голос низкий, значит, и у актера он должен быть низкий. Если герой обладает лихостью и стремительностью движений, значит, и актер должен быть быстрым и легким. В конце концов, есть законы театра, согласно которым режиссер либо экспериментирует с материалом, создавая свою версию, либо ставит постановку в соответствии со строгими законами этого жанра.
Спектакль Малышева–Агуреевой имеет эпиграф из романа „Москва изменилась, а люди все те же…“, а значит, должен показать константу жителей столицы и перемены места. Города в постановке вообще нет — одна условность. Нет даже декораций, а люди, то есть герои, как на маскараде — переодетые, раскрашенные. Как можно посредством маскарада или шабаша показать постоянство человеческой натуры? Более того, в этом спектакле люди (не имею в виду свиту Воланда) — не похожи на людей. И Бездомный, и Берлиоз, и Лиходеев, и Варенуха — как черти, призраки… Но в романе четкое разделение мира — на людей и магов, и все человеческое глубоко чуждо тем, кто скитается по мирам и странам. Таким образом, в спектакле нет ни Воланда — как в романе, ни людей — оттуда же, а есть некий московский шабаш, организованный непонятно с какой целью и в непонятном месте.
Видео дня. Невидимое препятствие скинуло девушку с тарзанки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео