Ещё

о сходке либеральной интеллигенции в Черногории 

«Новые хозяева дискурса не сильно заботились о нравственной составляющей — гораздо важнее было получить грант из бюджета для очередного творения. Пройдет ещё несколько лет, и государство вдруг спросит: а что с деньгами-то? И это можно было пережить, но изменился сам подход к культуре. Оказалось, что запрос общества — это не красные человечки и не фильм „Левиафан“. Тогда самопровозглашённая российская интеллигенция разочаровано уедет от тёмного народа в „цивилизованные страны“, не забывая при этом исправно получать гонорары в России».
Борис Акунин, любимый писатель всех либералов страны, сокрушается в беседе с британской BBC:
«Я решил, что с меня хватит и что я хочу уехать… У меня возникло твёрдое ощущение, что я… что моя вот страна оккупирована врагом… Вот всё, что мне было в жизни всегда враждебно, что мне было ненавистно, — вот оно сейчас правит бал: шовинизм, ксенофобия, агрессивное враньё, нетерпимость к инакомыслию — вот это вот всё заполонило всё пространство вокруг… В такой ситуации у тебя есть два выхода: или ты оставляешь это пространство, или ты берёшь ружьё и идёшь партизанить, сражаться с оккупантами».
А ведь мы помним, когда Борису Акунину было тут хорошо. Ровно 25 лет назад началось просоветское восстание, которое вылилось в массовые демонстрации и вооружённое противостояние режиму Бориса Ельцина. Менее чем через сутки его утопят в крови, а по оплоту восставших — Белому дому — откроют огонь из танков. Эти трагические события нашей страны повлияли не только на политику, но и на литературу. Именно тогда, в задымлённые дни октября, был чётко поставлен вопрос: «С кем вы, мастера культуры? С сильным государством, русской историей — или же с рыночной экономикой?»
Характерно, что тогда Акунину и его коллегам было очень комфортно, а вот те, кто выбрали первое, оказались в опале. Почти десять лет их не хотели печатать, патриотический Союз писателей России в представлении победившей публики был местом сборищ динозавров, анахронизмом. В информационном поле эти художники, писатели и поэты были маргиналами. Был маргиналом неистовый Проханов со своим боевым листком, маргиналами были Распутин и Мамлеев. В стране насаждалась альтернативная культура, в которой было не принято любить государство. Так была воспитана новая интеллигенция, которая заполнила всё культурное пространство в начале нулевых.
Новые хозяева дискурса не сильно заботились о нравственной составляющей — гораздо важнее было получить грант из бюджета для очередного творения. Пройдёт ещё несколько лет, и государство вдруг спросит: а что с деньгами-то? И это можно было пережить, но изменился сам подход к культуре. Оказалось, что запрос общества — это не красные человечки и не фильм «Левиафан».
Тогда самопровозглашённая российская интеллигенция разочаровано уедет от тёмного народа в «цивилизованные страны», не забывая при этом исправно получать гонорары в России.
Дело в том, что для европейца всё это оказалось вторичным, очень отсталым и маргинальным. Получилось, что те, кто ранее клеймил маргиналами писателей-патриотов, не смогли встроиться в общеевропейское культурное пространство. Единственный, кому удалось получить деньги европейских налогоплательщиков, — это художник Павленский, отсидевший на гособеспечении в парижской тюрьме. Остальным же пришлось сосредоточиться на ненавидимой России, где ещё остались доверчивые люди, готовые поддерживать опальных творцов.
На минувшей неделе в маленьком черногорском городке Будва состоялось событие, на которое практически не обратили внимание СМИ, — форум русской культуры «Словоново», который придумал Марат Гельман. По замыслу организаторов, форум должен был стать точкой сборки «русского мира», но не того, о котором вы подумали. Это «русский мир» либеральной интеллигенции, где живут исключительно люди с правильными взглядами и понтовым гражданством. Именно они должны нести разумное, доброе, вечное тёмным варварским массам на Востоке. Ну такое мы слышали уже в начале прошлого века.
Ну и кто там был? Сам Марат Гельман перечислил их имена у себя в Facebook: «Из Берлина приехал Сорокин, из Швейцарии — Михаил Шишкин, из Италии — Люся Улицкая, из Лондона — Акунин»; «художник номер один — Илья Кабаков — живёт в Нью-Йорке, Иван Чуйков живёт в Дюссельдорфе, Эрик Булатов — в Париже, Дмитрий Врубель — в Берлине и так далее». Были и другие беглецы, например бывший депутат Госдумы Илья Пономарёв и адвокат Фейгин, осевшие в братской им Украине. И куда, конечно, без БГ и Макаревича.
Не касаясь содержания самого форума, остановимся на послевкусии. Например, Борис Акунин показал всем в Facebook фотографии людей, которые приехали на форум к Гельману, и сравнил их с лицами других людей из «российского телевизора». Одни — красивые, умные и светлые, а другие, смотрите, — мерзкие хари. Нет, друзья, это не снобизм. Это принципиальная позиция самопровозглашённой русской интеллигенции — противопоставление себя и остальных. Вас и его, Акунина.
Нормального человека такой список сразу настораживает: почему русской культурой озаботились те, кто сознательно рвал связи с Россией, кто противопоставляет себя народу? А потому, что в России будущего у вас не будет.
«Мы в партии сейчас будем искать возможность поддержки настоящей культуры… Посмотрим, что ещё можно сделать, — но это работа очень важна, это и есть российская мягкая сила. А без неё, такой ненужной для власти, остаются только чепиги с «новичками», — говорит Дмитрий Гудков.
В этой связи у меня есть просьба к уважаемому кем-то политику: Дмитрий, а оставайтесь там, не надо себя мучать, а мы тут сами потихоньку с нашими чепигами и «новичками», с нашей культурой и литературой, с нашим государством, наконец. Ладно?
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео