Ещё

Аэропорты со строгими именами. Зачем нужно увековечивать героев 

Фото: 360tv.ru
Сограждане с энтузиазмом участвуют в новой игре — придумывают имена для российских аэропортов в честь героев отечественной истории и культуры. Инициатива это чрезвычайно важная, поскольку наше национальное самосознание чрезвычайно недонаселено живыми историческими персонажами, героями, образцами для подражания.
Герой — это творец истории, человек, чьи поступки изменяют ход исторических событий, вопреки давлению социальных, экономических, политических и бюрократических инерций, вопреки предубеждениям и ошибкам общественного мнения.
Герой воплощает интуиции и едва ощущаемые интересы народа в конкретное творческое действие, задает новые горизонты действительности, выступает образцом для других людей и дает пример новым героям. Героическое начало в русской истории выражено очень ярко. Множество ее участников выступают именно в роли тех, кто переломил историческую инерцию.
Однако наше сознание было в значительной степени зачищено от русских героев. Поскольку большевистская революция требовала осуждения царизма и поповщины, то и все, кто был записан в «слуги царизма» из этого списка исключались — святитель митрополит или генерал Скобелев. А уж если зачислили еще и в «колонизаторы» и нарушители дружбы народов, то пощады не жди — будь ты генерал Котляревский или простой солдат Архип Осипов.
Перечень русских героев ограничился тем коротким списком, который успел разрешить во время войны товарищ Сталин. Не назвал он среди героев Владимира Мономаха — и, скажем, в школьном учебнике моего детства этот первостепенный герой русской истории не назывался ни разу.
Великий князь Владимир II Всеволодович Мономах. Портрет из Царского титулярника. 1672 год. Источник фото: Wikimedia
Зато создавался новый пласт героев, иной раз — весьма сомнительных. Тут не только бунтовщики Разин и Пугачев, но и всевозможные сепаратисты, участники восстаний против власти России, порой прославившиеся жесточайшим вырезанием русского населения.
Не только красные герои Гражданской войны, но и продукты пропагандистского конструирования, как  (недавно пришлось встретить в сети сетование на то, что молодежь устраивает стрельбу потому, что исчезли идеалы в виде Павлика Морозова). Более или менее всех примиряют только герои Великой Отечественной — но не можем же мы все называть только в честь ее героев?
Иными словами, наречение имен аэропортам даст нашему обществу ощущение разнообразия, глубины и населенности нашей истории, которой можно действительно гордиться. Молодые люди будут хотя бы так узнавать, что были такие люди и может быть заинтересуются тем, что они сделали. И такая память о героях будет надежным фундаментом нашего национального самосознания.
Однако, разумеется, инициатива вызывает множество споров. Кое-где между блоггерами разрываются настоящие словесные баталии. Например, в Омске. Назвать в честь белого адмирала и полярника Колчака или в честь красного бунтаря и певца ?
Вопрос, впрочем, организаторы конкурса решили просто — не включив Колчака в список (очень, конечно, хочется написать «трусливо»).
Я в таких спорах на стороне «белых», хотя бы потому, что в честь «красных» героев предыдущее столетие называлось все, что только можно и должен быть, как минимум, некоторый баланс. Сейчас у нас 6000 памятников Ленину и только по одному памятнику Ивану III и .
Источник фото: / Facebook
Многим нравятся традиционные названия в память о бывших на этом месте деревнях — Шереметьево, Пулково, Кольцово, Емельяново и т. д., — это кажется более традиционным и историчным, чем имена знаменитостей. Однако тут важно отметить, что одно имя совсем не исключает другое.
Скажем аэропорт Рима, всем известный как Фьюмичино, носит имя , Парижский Шарль де Голль всегда помечается так же как «Руасси» — и никакого противоречия тут нет. Но деревенская привязка есть отнюдь не у всех аэропортов России и мира, во многих случаях фамилия является единственным опознавательным знаком, как нью-йоркский JFK, или израильский Бен-Гурион.
Источник фото: Paris Aéroport | Facebook
Других беспокоит то, что имена будут даны произвольно, в угоду текущей политической конъюнктуре и потом возникнет неудобная ситуация с необходимостью их переименования. Такое действительно возможно. Особенно проблемная ситуация в этом смысле складывается, иной раз, в нацреспубликах, где в качестве «уважаемых людей» порой пропихиваются откровенные символы сепаратизма, а иной раз просто разбойники.
Когда аэропорт в республиканском центре предлагают назвать в честь героя, подвиги которого характеризуются так: «совершил 18 набегов только летом одного года, его вместе с сообщниками неоднократно ловили царские власти, которые называли его разбойником и грабителем, но он совершал побеги из тюрьмы… известен также тем, что за всю свою „разбойничью“ жизнь не убил ни одного человека, включая своего главного обидчика — дядю Чоочо, которого все же держал на мушке, но простил», то испытываешь… некоторую растерянность.
Это наследие той эпохи, когда едва ли не каждый имевший проблемы с законом Российской Империи объявлялся советскими историками «борцом за народное счастье» того или иного этноса.
Все-таки нам сегодня нужны герои скрепляющие единство нашей страны, а не камни в фундамент сепаратизма и не апологетика тех, кто вырезал целиком русские деревни, как еще один фигурирующий в списке популярный еще с советских времен герой.
Какими принципами, на мой взгляд, нужно руководствоваться при выборе имен для аэропортов?
Во-первых, должны присутствовать имена путешественников, первооткрывателей, тех, с кем связано географическое освоение той или иной земли или присоединение ее к России.
История Великих Русских Географических Открытий и должна быть отражена в названиях аэропортов максимально полно. Поэтому логично, к примеру, назвать аэропорт Якутска в честь Петра Бекетова, Владивостока в честь В. К. Арсеньева, Хабаровска — в честь графа Муравьева-Амурского (называть его в честь несколько тавтологично), Сургута — в честь Ермака.
В этом смысле особая ситуация у Петропавловска-Камчатского, где на выбор представлен едва ли не весь учебник географии — Дежнев, Атласов,