Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото
Англия установила крепкие торговые отношения с Россией только в середине века. Дружба эта продолжалась совсем недолго, но все-таки она была...
Миссия Ченслера
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
В 1554 году царь Иван IV Грозный в своей кремлевской резиденции принимал первого в истории Московского государства посланца короля Эдуарда VI.
C первых же дней своего правления английскому монарху Эдуарду VI не давала покоя всемирная слава таких легендарных испанских и португальских конкистадоров, как Христофор Колумб и . От своего любимчика и непререкаемого авторитета в морских делах Себастьяна Кабота король все настоятельнее требовал организовать экспедицию, маршрут которой пролегал бы через Полярное море в загадочный Китай.
Новыми рынками настойчиво интересовались и лондонские негоцианты, товары которых — сукно и изделия из металла — славились во многих странах Европы. В один из зимних вечеров 1553 года Кабот пригласил на беседу своего лучшего ученика, прославленного английского капитана и адмирала Ричарда Ченслера. «Наше общество решило послать корабли в плавание, еще не бывалое, — говорил Кабот своему ученику на этой встрече. — Мы хотим найти путь в Китайскую землю, неведомый ни испанцам, ни португальцам, ни голландцам».
Весной 1553 года подготовка к предстоящей экспедиции была завершена и на Темзе, у пристани одного из предместий Лондона стояли готовые к отплытию три корабля с непривычными для наших дней названиями: «Эдуард — благое предприятие», «Добрая надежда» и «Доброе доверие». 11 мая у этой пристани на Темзе собралось множество народа. Вот как описывает в своей книге Ченслер эти торжества: «Корабли плыли вниз по Темзе, к морю, когда поравнялись с королевским дворцом, я приказал выстрелить из всех пушек, отдавая прощальный салют. Кавалеры снимали свои высокие шляпы с широкими полями, а дамы махали маленькими шелковыми платочками с вышивкой разных цветов Хочу сказать, что наши три корабля уходили в опасное плавание неизведанным путем к далекой Китайской земле, как на торжество».
Намеченное на первую декаду июня рандеву в районе норвежской крепости Вардехус не состоялось. Виной тому — жестокий шторм, который разлучил суда английской экспедиции.
Стараясь не терять из вида скалистые берега, опытный кормчий Ченслер отправился на Восток и скоро заметил, что береговая черта начала уклоняться южнее.
Обогнув неизвестный еще английским морякам Кольский полуостров, «Эдуард» вышел в Белое море, где раньше никогда не бывали англичане. А уже через несколько дней корабль Ченслера встал на якорь в живописном устье реки. К борту корабля «Эдуард — благое предприятие» подошла шлюпка с неизвестными бородачами, то были холмогорские рыбаки. Они-то и сообщили, что его корабль пришел не к берегам Индии или Китая, а к берегам Московской земли, и что ближайший город называется Холмогоры и стоит он у реки Двины. А владеет этой землей царь и великий князь Иоанн Васильевич, который живет в Москве.
Через несколько дней Ченслера навестили какие-то люди из Холмогор, которым он торжественно продемонстрировал красочное послание короля Эдуарда VI, адресованное «всем государям и королям» тех стран, куда довелось бы попасть этой морской экспедиции. Люди из Холмогор не знали латинского языка, но с большим интересом разглядывали красочную королевскую бумагу, заверенную большой печатью. Давая необходимые пояснения с помощью рук и самых различных предметов морского быта, Ченслер подвел своих гостей к географической карте и показал на ней Англию. Наконец-то люди из Холмогор по-своему истолковали все увиденное и решили, что Ченслер — посланец английского короля и должен попасть к русскому государю. Удалось ему это почти восемь месяцев спустя.
Сначала долго не возвращался гонец, которого холмогорский воевода отправил в Москву для согласования вопроса о поездке английского посланца в Кремль. Затем несколько месяцев санный поезд вез Ченслера и его спутников Бэртона и Эдвардса с остановками в Вологде и Ярославле. Наконец 30 мая 1554 года расписная карета доставила его в Кремль.
«Дворец Царя и Великого Князя, — описывал Ричард Ченслер свое пребывание в Москве, — по постройке, по наружному виду и по убранству не так роскошен, как те, которые я видел. Это очень низкая постройка — 8-квадратная, очень похожая на старые английские строения, с небольшими окнами, так и в прочих отношениях». Дословный рассказ Ченслера о встрече с царем Иоанном Васильевичем:
« Когда я уже прожил здесь 12 дней, дьяк, ведавший делами иностранцев, прислал мне уведомление, что князь желает, чтобы я явился к нему с грамотами Короля, моего государя; этому я был очень рад и со тщанием приготовился. Когда Князь занял свое определенное место, за мной пришел толмач в верхнюю комнату, где сидело с лишком 100 дворян, все в роскошных с золотом платьях; отсюда я вошел в залу Совета, где сидел Князь со своей знатью, образовывавшею великолепную свиту; они сидели вокруг комнаты один выше другого; сам же князь сидел значительно выше, чем кто-либо из его приближенных, в позолоченном кресле; одет он был в длинное золотое платье, с царской короной на голове; в правой руке держал скипетр из хрусталя и золота, левой опирался на свое кресло.
Князь милостиво подозвал меня и осведомился у меня о здоровье Короля, моего государя; я отвечал ему, что при моем отъезде Король был в добром здравии и что я надеюсь, что и теперь он в таком же здравии. После этого Князь пригласил меня к обеду.
Я отправился в секретарскую комнату, где и ждал два часа, по прошествии которых я был приглашен в другой дворец, называемый золотым. Отсюда я вошел в обеденную палату, где сидел сам Князь, не в торжественном платье, а в серебряной одежде, с короной на голове; сидел он на стуле, несколько приподнятом; около него никого не сидело. Вокруг комнаты стояли столы, за которыми сидели лица, приглашенные Князем к обеду; все были в белых платьях »
В Посольском приказе, изучив грамоту Ченслера, решили, что он негоциант, то есть купец. Чиновник Иван Висковатов пояснил государю, что главная цель англичан — наладить торговые отношения, на что царь заметил: «Дорогу по океану-морю никто не затворит. Пусть привозят, что нам надобно. А надобен нам всякий припас к ратному делу». Вскоре Ричарду Ченслеру была вручена ответная грамота русского царя, в которой говорилось: «Повелели мы, чтобы присылаемые тобою суда приходили, когда и как часто могут, с надеждою, что им не будет учинено зло».
Поздней осенью 1554 года Ричард Ченслер пришвартовал свой корабль у того самого причала в предместье Лондона, от которого больше года назад начинался его путь в страну Московию. Только отчитываться об итогах этого плавания ему пришлось не королю Эдуарду VI, который не дождался возвращения своего посланца, а королеве Марии Тюдор и ее мужу Филиппу II, королю испанскому.
По итогам плавания Ченслера в феврале 1555 года в Лондоне была образована «Московская компания», которую возглавил сам Себастьян Кабот. А моряк и негоциант Ричард Ченслер во главе нескольких кораблей с лондонским торговым людом и отборными английскими товарами весной этого же года отплыли к берегам царства Московского.
После успешной торговли в Москве в сентябре английские корабли, груженные теперь уже русскими товарами, возвращались в Англию. Вместе с Ченслером на борту корабля с символичным названием «Эдуард — благое предприятие» плыл и представитель государства Московского Осип Григорьевич Непея, который не уставал твердить Ченслеру о том, что он не умеет плавать и очень боится утонуть.
В самом конце пути, уже у берегов Шотландии, английские корабли попали в шторм, и «Эдуард — благое предприятие» разбило об острые шотландские скалы. Спаслись весь экипаж корабля и его пассажиры — лондонские негоцианты. Выбрался на сушу и Осип Непея. Единственный, кого поглотила морская пучина, был опытный моряк Ричард Ченслер.
подарил британцам двор в Москве, у церкви святого Максима на Варварке. (Теперь вы можете видеть его на краю модного парка «Зарядье»). Это был добротный каменный дом, ранее принадлежавший постельничему Ивану Бобрищеву. Он прекрасно сохранился и поныне свидетельствует нам о начале далеких, но важных отношений между Россией и Англией.