Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Религиозные праздники 19 ноября

Преподобный Варлаам Хутынский
Монашество пришло на Русь практически одновременно с христианством. "Византийский дух, византийские начала и влияния, как сложная ткань нервной системы, проникает насквозь весь великорусский общественный организм. Им обязана Русь своим прошлым, им же она должна быть обязана будущим", — писал . "Учения Святых Отцов перешли в Россию, можно сказать, вместе с первым благовестом христианского колокола, под их руководством сложился и воспитался коренной русский ум, лежащий в основе русского быта", — вторил ему Иван Киреевский.
История Варлаама Хутынского — яркое тому подтверждение. Родился он в богатой и знатной новгородской семье. Юношей принял монашеский постриг, а затем удалился для отшельнического жития, но не один, а с другими боярами-друзьями на холм Хутынь (худынь — худое место) у реки Влхов в десяти верстах от Новгорода.
В 1192 году построил каменную церковь Спаса Преображения, основал монастырь и стал его игуменом. Сохранилась данная (вкладная) грамота Варлаама Хутынского, написанная на пергаменте, являющаяся самым древним русским актом, дошедшим до нас в подлиннике. По данной грамоте игумен передал основанному им монастырю пахотную землю, сенокосы и другие угодья двух принадлежавших ему сел, в том числе и территорию, на которой находился монастырь.
Основной источник сведений о Варлааме Хутынском — новгородские летописи и житие святого, сохранившееся в многочисленных списках более 10 его редакций. Оно повествует о том, как святой вел внутреннюю борьбу, терпел злобу врагов видимых и невидимых, наконец, достиг бесстрастия и начал принимать посетителей для поучения и исцелений (старчество) и даже воскресил умершего. Все это очень похоже на жития древних аскетов-подвижников Египетской пустыни близ Фив, вошедшей в историю под именем Фиваиды.
Однако, как писал исследователь древнерусской святости Иван Концевич, "наша северная Фиваида ничем не уступала своему африканскому прообразу. Насельники девственных лесов по духовной силе, мощи святых подвижников, по высоте их достижений были равны отцам первых веков христианства. Но как знойная африканская природа с ее ярким, синим небом, сочными красками, жгучим солнцем и бесподобными лунным ночами отличается от акварельных нежных тонов нашей северной природы, с голубой гладью ее озер и мягкими оттенками ее лиственных лесов с их изумрудной зеленью ранней весной и богатой гаммой золотых красно-коричневых тонов в сентябре, — таким же образом отличается святость отцов египетской пустыни — стихийно бурная и могучая, как лава, извергающаяся из вулкана, эта святость, подобно яркости южной природы, отличается от нашей святости, тихой, величавой и кристально светлой, как светел и ясен лучезарный и тихий вечер русской весны. Но как тут, так и там то же "умное делание", то же безмолвие".
Варлаам Хутынский не был ни первым монастырским строителем в Новгороде, ни первым Новгородским святым. Но его посмертное почитание было так же велико в Новгородской земле, как св. на Москве. С именем национального новгородского заступника связано много легенд, записанных в XV веке. В эпоху борьбы Новгорода с Москвой его мощи давали чувствовать свою силу москвичам, презрительно относившимся к новгородским святыням, и даже самому .
Перед кончиною преподобного в 1193 году вернулся из Царьграда его друг Добрыня Адрейкович, в монашестве Антоний, который с юных лет подвизался в Хутынском монастыре, а в 1087 году был послан в Константинополь к Вселенскому патриарху Анфиму. Вернулся он в день кончины преподобного Варлаама, который провидел его возвращение и успел назначить его своим преемником. Потом, отказавшись от игуменства, преподобный Антоний, подобно ученикам преподобного Сергия Радонежского, основал в лесу возле Тихвина на высокой горе над озером свою, Дымскую обитель.
Местное почитание Варлаама Хутынского в Новгороде началось с XIII века, а с 1461 года оно стало общероссийским. На Спасской башне Московского кремля на иконе Спасителя изображены припадающие к ногам Христа преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский.
Благоговейным почитателем памяти новгородского святого был великий князь Московский Василий III, принявший перед смертью схиму с именем Варлаам. По его повелению в 1515 году на месте разобранного Спасо-Преображенского храма в Хутынском монастыре был построен новый собор.
А в 1645 году братия Хутынского мононастыря поставила деревянную часовню в Неревском конце Новгорода на месте, где, по преданию, стояла усадьба родителей преподобного Варлаама.
Мощи святого по-прежнему почивают под спудом в Спасо-Преображенском соборе. Первая рака над гробом, по-видимому, деревянной и обгорела при пожаре, а при захвате монастыря шведами с нее сняли "139 гривенок серебра и жемчуг". В 1639 году устроили серебряную раку, украшенную "басменным тиснением". В 1851 году ее заменили новой серебряной ракой, которую в 1922 году большевики отправили на переплавку. Чудом сохранились принадлежавшие Варлааму Хутынскому риза, стихарь, поручи, крест и епитрахиль. Монастырь был закрыт в 1925 году, но до 1932 года в его соборе еще совершались богослужения. А во время Великой Отечественной войны обитель была разрушена и более 40 лет лежала в руинах, пока в начале 1990-х ее не вернули церкви. С 1994 года это – действующий женский монастырь.
К 2003 году в Хутынском монастыре восстановили трапезный храм во имя преподобного Варлаама, в Преображенском соборе устроили новую серебряную раку над мощами преподобного, а на горке, где, по преданию, стояла келья святого, построили деревянную часовню и сень над колодцем, вырытым преподобным.