Ещё

Прокурор Руденко первым доказал ложь о якобы агрессивных планах СССР в 1941 году 

Прокурор Руденко первым доказал ложь о якобы агрессивных планах СССР в 1941 году
Фото: Sputnik Эстония
ТАЛЛИНН, 29 ноя — Sputnik. В конце ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс. Судили не только нацистских лидеров, но и всю политическою систему, идеологию и военные организации. Руководитель советского государства Иосиф Сталин поручил прокурору Роману Руденко представлять СССР в этом судебном процессе.
Сергей Руденко, сын прокурора СССР Романа Руденко
Sputnik Mundo побеседовал с сыном главного обвинителя от СССР в Нюрнбергском процессе, российским высокопоставленным дипломатом Сергеем Руденко, который поделился с агентством ключевыми моментами судебного процесса и воспоминаниями своего отца, взявшего на себя огромную ответственность за то, чтобы добиться справедливого и сурового суда над «фашистскими палачами, авторами кровавых нацистских идей».
— Часто ли Роман Андреевич Руденко вспоминал о Нюрнбергском процессе? Рассказывал ли он об эмоциях, опасениях, которые испытывал?
— Отец вспоминал ход Нюрнбергского процесса, хотя в те времена можно было рассказать далеко не всё, многие вещи шли под грифом «секретно».
Но из моих вопросов к отцу и наших разговоров довольно определенная и четкая картина у меня сложилась.
Прокурор СССР Роман Руденко в кругу семьи
Что касается эмоций и опасений, конечно, всё было. Это была непроторенная тропа. Впервые перед судом предстали не просто преступники, а преступная машина целого государства.
И, конечно, тут было очень много неясного и непонятного, но тем не менее у нас выстраивалась линия, о которой рассказывал отец, и мы её последовательно проводили на самом Нюрнбергском процессе.
— Как такой молодой прокурор (Роману Андреевичу было всего 38 лет) смог занять такой высокий пост?
— Я бы выделил два момента: во-первых, общеполитический, поскольку Украина, как часть Советского Союза, пострадала от фашистской агрессии больше всех. Отец был в то время прокурором Украины. Идея заключалась в том, что представлять СССР должен был человек, олицетворявший наиболее пострадавшую часть Советского Союза.
Прокурор СССР Роман Руденко
И второй момент — это личностный. В 1945 году был проведен ряд процессов по делу фашистских группировок. Наиболее известный процесс по делу генерала Ольховского, который возглавлял фашистскую группировку в тылу Красной Армии, виновную в смерти порядка 500 человек, проходил в июне 45-го года. Отец был назначен помощником прокурора на этом процессе. Фактически так получилось, что он вёл обвинение и очень хорошо проявил себя. После этого было принято решение лично Сталиным, чтобы Руденко был главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе.
— Каковы были его воспоминания о встречах со Сталиным?
— Контакты со Сталиным бывали и в ходе подготовки и во время самого процесса. Здесь уместно упомянуть один из переломных моментов Нюрнбергского процесса, когда отец выдвинул довольно необычную идею и она была принята Сталиным.
Пытаясь оправдать нацистов, немецкая защита утверждала, что Германия не планировала нападение на Советский Союз, а нападение было лишь превентивной мерой в ответ на якобы готовящуюся агрессию со стороны СССР, что выражалось в сосредоточении его войск на западных границах.
В этой ситуации важнейшее значение приобретали показания фельдмаршала Паулюса, который возглавлял группировку немецких войск под Сталинградом и был взят в плен советскими войсками. Паулюс лично участвовал в разработке плана Барбаросса о нападении на СССР и подтверждал, что Германия задолго до войны готовила это нападение.
Нюрнбергская защита потребовала его личного присутствия на процессе, понимая нереальность этого, поскольку Паулюс считался погибшим под Сталинградом и даже был символически похоронен немецким командованием как герой, сам Гитлер нёс пустой гроб по улице.
Возникла идея, одним из разработчиков которой был отец, о тайной доставке Паулюса в Нюрнберг. Он сам вёл допрос Паулюса в Москве, и у него сложилось мнение, что тот искренне раскаивается в преступной политике немецкого государства и что он подтвердит свои показания.
О возможной доставке Паулюса было доложено Сталину. Он дал согласие, сопроводив его лишь одной фразой: «Под вашу ответственность, товарищ Руденко». Наверное, понятно, что это значило в те времена.
В результате Паулюса тайно доставили в Нюрнберг таким образом, что об этом не узнала ни одна из иностранных спецслужб. Когда защита нацистов стала, в очередной раз, настаивать на личном присутствии Паулюса на заседании, советское обвинение в лице отца заявило о готовности представить его. Председатель Международного трибунала Лоуренс спросил, сколько времени вам потребуется для доставки Паулюса в Нюрнберг. Ответ имел эффект разорвавшейся бомбы: «Не более 15 минут».
Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. (20 ноября 1945 г. — 1 октября 1946 г.) Здание Нюрнбергского Двореца юстиции.
Для отца это был важный момент, когда становилось понятно, правильно ли он прочитал Паулюса. Он появился в зале суда и подтвердил свои показания о заранее готовившемся нападении Германии на СССР. Этими свидетельствами была сломана долго выстраиваемая линия нацистской защиты. Это был один из переломных моментов Нюрнбергского процесса. Сталин поблагодарил отца, и это были ключевые контакты с советским лидером.
— О каких важных и переломных моментах процесса, помимо показаний Паулюса, рассказывал ваш отец?
— Советская сторона представила документальный фильм о злодеяниях нацистов на территории СССР, в том числе концлагерях. Как отец рассказывал, после окончания фильма в зале наступило молчание на несколько минут. Этот фильм произвёл шоковое впечатление, когда показывалось, как нацисты выдирали зубы, волосы, то есть действительно все ужасы.
Нюрнбергский процесс (20 ноября 1945 г. — 1 октября 1946 г.). Международный военный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии. Здание Нюрнбергского Дворца юстиции
Даже защита нацистов почувствовала себя не в своей тарелке.
— Какие отношения установились между членами делегаций стран обвинителей, в частности, с американцем ?
— Об этом отец тоже рассказывал. Могу сказать, что немецкая защита выстраивала линию таким образом, чтобы в том числе попытаться поссорить обвинителей стран-победителей. Это хорошо понимали и отец, и Джексон, поэтому даже в ситуациях обострения и конфликтов они шли на хорошее деловое сотрудничество.
Было несколько эпизодов, когда отношения могли испортиться. Например, у «Гранд отеля», где базировалась советская делегация, был убит наш служащий, который перед смертью прошептал, что убийца был одет в американскую форму.
Джексон написал отцу письмо: «Мой дорогой господин Руденко, глубоко сожалею о случившемся. Будет предпринято всё возможное, чтобы установить виновного».
Другой эпизод был связан с захватом экипажа советского самолета в Нюрнберге. Отец добился, чтобы все были освобождены, и Джексон поспособствовал этому.
Розенфельд: Нюрнбергский трибунал был невозможен без победы СССР >>
И ещё один случай, который мог поссорить стороны, произошел, когда американские солдаты вытащили из советского грузовика бумаги, чтобы разжечь костёр, и сожгли их. Из этого можно было раздуть очень серьезный скандал. Джексон обратился к отцу.
Разобравшись во всей ситуации, Руденко решил, что ни в коем случае нельзя превращать этот инцидент в проблему, поскольку бумаги не представляли особой ценности.
Одной из главных задач было не допустить, чтобы какие-то противоречия приводили к открытым публичным конфликтам.
— Во время Нюрнбергского процесса американский журналист напечатал статью, в которой говорилось о том, что Руденко застрелил Геринга в зале суда. Как Роман Андреевич отреагировал на эту клевету?
— Этот эпизод, как рассказывал мне отец, вызвал у него улыбку, поскольку это была заведомая ложь, которая разоблачилась на следующий день. Эта статья была опубликована в американской газете US Stars and Stripes.
Потом американский журналист оправдывался, что он имел в виду, что своим допросом Руденко «расстрелял» Геринга.
— Чему научил мир Нюрнбергский процесс?
— Нюрнбергский процесс явился примером объединения международного сообщества против общего врага — фашизма. Несмотря на все сложности, ведущие государства мира выступили практически с единых позиций, был осужден нацизм как класс.
В современном мире у нас новый общий враг — терроризм. Терроризм с фашизмом объединяет многое, в частности, то, что намеренно игнорируются нормы международного права, пренебрегают моралью и ценностью человеческой жизни.
Уроки Нюрнбергского процесса можно было использовать в объединении государств и народов против терроризма. В свое время президент Путин сказал, что справиться с терроризмом можно только объединением усилий всего мирового сообщества.
— Как дипломат высокого уровня, что вы думаете о том, что на Западе сегодня зачастую занижается роль СССР в победе над фашизмом?
— С учетом всей общеполитической обстановки в мире, удивление это не вызывает. Сейчас у нас идёт конфронтация по многим направлениям, в том числе занижается роль СССР в победе над фашизмом, выдвигаются не самые далеко идущие идеи о пересмотре итогов Нюрнбергского процесса.
В условиях обострения отношений между Россией и западными странами я считаю, что на это надо реагировать весьма снисходительно, при случае отстаивая свою линию. Предотвратить это нельзя, а реагировать надо спокойно, ведь факты остаются фактами.
Путь на эшафот. Акт возмездия — Нюрнбергский трибунал в архивных кадрах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео