Ещё

Локотская республика 1941-1943 годов: русские против русских 

Фото: ИД "Собеседник"
В 1979 году в Брянске по приговору суда была расстреляна Антонина Макарова. Ей вменялись в вину жесточайшие преступления, совершенные больше 35 лет тому назад на оккупированных фашистами территориях: 168 убийств.
168 — только доказанные судом эпизоды. Всего Тоньке-пулеметчице приписывают 1500 жертв, в основном советских партизан. Пять лет назад она стала прототипом главной героини сериала «Палач» (в котором, впрочем, показана история, далекая от того, что было на самом деле). Тонька начинала войну в составе Красной армии санитаркой, но после провала Вяземской операции скиталась по деревням и оказалась в поселке Локоть в 100 км к югу от Брянска. Именно в это время там зарождалась особая форма правления.
Антонина Макарова
Без немцев
Коллаборационизм был на всех захваченных территориях, но нигде, кроме Локтя и окрестностей, местный житель не имел столь большой власти: бургомистром стал преподаватель местного лесохимического техникума Константин Воскобойник. Причем Воскобойника назначили отнюдь не немцы, а выбрали местные жители (сельские старосты и делегаты) в период «безвременья», когда советские органы власти уже эвакуировались, а части вермахта еще не пришли. Его замом стал Бронислав Каминский, бывший милиционер, сосланный из Москвы в результате чисток НКВД.
О том, насколько сильно большевистская революция повлияла на «оппозиционность» жителей Локтя и окрестностей, ученые спорят. Крепостными локотские крестьяне себя чувствовали не при царском режиме, а после коллективизации. До революции здешнее имение Брасово принадлежало наследнику-цесаревичу Михаилу Александровичу, тому самому, который отрекся от престола вслед за Николаем II.
— С началом Великой Отечественной войны Воскобойник и Каминский никак не проявляли антисоветских убеждений… до тех пор, пока советские власти не покинули пределы района, — рассказывает доцент Государственного академического университета гуманитарных наук Дмитрий Суржик. — Первый ненадолго вышел из рядов Красной армии, присоединившись к антисоветским партизанам в годы Гражданской войны. Каминский был просто-напросто недоволен тем, что ранение, полученное на фронтах борьбы за советскую власть, не давало ему никаких льгот. Да, Каминский пострадал в ходе так называемого «польского дела», но разлучение с семьей и высылка на поселение были самой безобидной из форм «социальной защиты» того времени.
Константин Воскобойник
Командиры первых вошедших в село немецких частей увидели на административных зданиях Локтя необычный флаг: нынешний российский триколор, в центре которого размещался Георгий Победоносец (современный герб Москвы). Они утвердили Воскобойника в качестве бургомистра. Утвердили и прошли дальше: после этого месяц-полтора в Локте не было немецких военных. Зато отряд самообороны, поначалу насчитывавший всего 20 человек, впоследствии с разрешения немецкого командования вырос в многотысячную Русскую освободительную народную армию (РОНА), а территория самоуправления расширилась далеко за пределы Локотского района, приняв в свой состав части Орловской и Курской областей. Создание РОНА подтолкнуло советские власти к постановке задачи партизанам уничтожить Константина Воскобойника. Задача была выполнена в ночь на 8 января 1942 года, управление в Локте принял на себя Каминский. Поселок был им переименован в город Воскобойник.
Война с партизанами — то, чем приходилось заниматься администрации округа ежедневно: за шесть месяцев было отбито 540 партизанских атак не только на военных и полицейских, но и на гражданских и их дома. Известно, что партизанам в республике действовать было сложнее, чем на территориях, которыми управляли оккупанты, а не местные. Общее число жертв русско-русской войны на территории Локотского самоуправления, по некоторым оценкам, зашкаливает за 10 тысяч человек. Каминский открыто называл свою политику террором, но объяснял это ответом «на их экзекуции и террор». Свидетельства расправ есть с обеих сторон, их форма и масштабы ужасают даже на фоне холокоста. Именно на поприще этой войны и «прославилась» Тонька-пулеметчица.
Битва 2006 года
Теория о том, что Гражданская война, начатая сто лет назад, продолжалась в рамках Великой Отечественной и продолжается сейчас, находит свое подтверждение. Исследователь Сергей Веревкин представил свой, альтернативный взгляд на Локотскую республику в 2006 году в статье в «Парламентской газете». По мнению Веревкина, эта форма правления могла стать «альтернативой», неким компромиссом между Сталиным и Гитлером для нашей страны: «Даже в условиях войны можно жить по-человечески — только без сталинистов на своей шее». Статья, в которой автор рассказывал об успехах власти Воскобойника и Каминского, наделала тогда много шума, а главный редактор издания Петр Котов был уволен.
После скандала Сергей Веревкин углубился в историю Локотской республики, выпустил несколько книг и успел нажить много врагов. На запрос «Собеседника» он отреагировал, однако от ответов на вопросы отказался. Лишь заметил, что «ни у КГБ СССР, ни у ФСБ РФ к Брониславу Каминскому и всей его семье, благополучно живущей ныне в Петербурге, не было и нет никаких претензий. А начальник боевой части советской ядерной подлодки, совершившей в 1978 году исторический запуск баллистических ракет из-подо льда на Северном полюсе, — родной внук Бронислава Каминского».
Впрочем, в КГБ Каминскому и не могли успеть задать вопросы. Локотская республика, органично существовавшая в составе земель, завоеванных Третьим рейхом, исчезла с приходом Красной армии 5 сентября 1943 года, хотя сопротивление советской власти здесь продолжалось вплоть до 1951-го. Каминский вместе с 30 тысячами человек был эвакуирован немцами в белорусский Лепель. Затем с остатками РОНА влился в СС. Локотские бойцы участвовали в подавлении Варшавского восстания (более 100 тыс. погибших). Из рук Гиммлера Каминский получил Железный крест, но уже через несколько месяцев был расстрелян немцами за мародерство в Варшаве. Очевидцы рассказывают, что после варшавской резни на руках у солдат его бригады видели сразу по несколько золотых часов.
Тоньку-пулеметчицу стали искать сразу после освобождения Локтя. Однако выяснилось, что девушка, отличавшаяся беспрецедентной жестокостью, была еще и крайне распущенной особой. Накануне прихода Красной армии ее пришлось отправить в тыл лечить сифилис, откуда она вместе с немецким ефрейтором перебралась на Украину, затем в Польшу, затем в Кенигсберг, где попала в концлагерь. После освобождения лагеря выдала себя за советскую медсестру. Здесь же познакомилась и вступила в брак с советским сержантом Виктором Гинзбургом, вся семья которого была убита фашистами в Белоруссии. Пара уехала жить в Лепель (тот самый).
КГБ давно взял бы Тоньку, если бы не путаница с ее девичьей фамилией. Урожденная Парфенова, в довоенных документах она по неизвестным причинам стала Макаровой. Только в 1976 году один из ее братьев, заполняя анкету, написал, что все его братья и сестры носили фамилию Парфеновы, а одна — в замужестве Антонина Гинзбург — фамилию Макарова. Согласно официальной биографии, Антонина была к тому времени уважаемым ветераном, рассказывала школьникам о войне, ее фото размещали в музее, поэтому следователи «вели» ее два года, привозя в Лепель свидетелей из Локтя, скрытно наблюдавших за ней.
Только после того, как сомнений не осталось, Макарову-Парфенову-Гинзбург арестовали прямо на работе на швейной фабрике, где она, к слову, тоже зарекомендовала себя с самой лучшей стороны, то и дело попадая на доску почета. Ни семья, ни коллеги не знали о ее темном прошлом. Супруг-ветеран был возмущен арестом, писал во все инстанции, включая Брежнева. В итоге пришлось рассказать ему правду, после чего он, говорят, поседел за одну ночь, забрал детей и уехал в неизвестном направлении.
В Локте не хотят помнить темное время
Сегодня Локоть — поселок городского типа, райцентр. Краеведческий музей здесь открылся только в 2010 году, в его экспозициях — ни слова о событиях, происходивших здесь в оккупации. На вопрос «Собеседника» создатель музея Семен Бобков сказал, что «местное население об этом и не знает, даже бабушки не воспринимают это». А вот «приезжие иногда спрашивают, потому что это первое, что выдает поисковый запрос». Ранее в администрации Брасовского района на подобные вопросы отвечали: «Мы не вспоминаем об этом периоде, народ наш в этом не заинтересован, это пятно на нашей истории».
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №07-2019.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео