Ещё

«Гвоздь программы» и другие французские выражения, которые вошли в нашу речь 

«Гвоздь программы» и другие французские выражения, которые вошли в нашу речь
Фото: Мир24
20 марта весь мир отмечает День франкофонии. Он посвящён 220 миллионам франкоговорящих людей, для 75 миллионов из которых французский язык является родным. Мы не могли обойти эту дату стороной и вспомнили крылатые французские выражения, которые вошли в русский язык так прочно, что мы ими пользуемся, совершенно не подозревая, что они родом из Франции.
Культура «а-ля рюс»
Моду на французскую речь ввел в России Петр Первый. До этого в России уже существовал придворный театр, который ставил пьесы Мольера, но в петровскую эпоху язык галлов становится, как сказали бы сегодня, трендом. В России появляются танцы: менуэты, контрдансы. Петр Первый издал указ, согласно которому они стали основной частью придворного этикета, а дворянская молодёжь была обязана им обучаться.
Русская аристократия восхищалась умением французов красиво жить: устраивать балы, маскарады, приемы. Не даром слова, описывающие роскошную жизнь, происходят из французского языка: богема, бонтон, комильфо, ангажированный, променад, рандеву. В это время русский «бомонд» отдыхает исключительно на «пленэре» (фр. en plein air — «на открытом воздухе»), носит «монокли» (фр. mоnосle — один глаз) и называет друзей и знакомых «монами» (фр. mon amie — «мой друг»).
В XVIII— XIX веках французская культура в России становится чуть ли не более значимой, чем русская, а ее носители начинают диктовать моду в одежде, манерах и этикете. После указа 1737 года императрицы Анны Иоановны об образовании дворянских детей в Россию для поступления в гувернёры стал прибывать целый поток иностранцев, среди которых наиболее востребованными оказались французы, а также франкоговорящие швейцарцы.
Все от мала до велика свободно владели французским языком, одевались по французской моде, читали книги в оригинале. Вспомнить хотя бы роман «Война и мир»: там целые страницы написаны по-французски (чаще всего это диалоги в высшем свете, к примеру, в кружках Неlеn и Анны Павловны). Чтобы узнать, о чем говорят герои, нужно или брать словарь, или читать длинные сноски. Толстой использует французский язык в названиях характерных для того времени блюд: к примеру «sante au madere из рябчиков» (соте на мадере из рябчиков) или «суп а'la tortue» (черепаший суп), а также танцевальных фигур.
Свои первые стихи Александр Пушкин тоже писал на языке Бонапартов и Бурбонов. Тургенев жил и писал во Франции, где жила его любимая женщина, французская балерина . Все разбогатевшие русские купцы стремились первым делом в Париж — об этом можно прочитать в «Бесприданнице» Островского. А знаменитый русский балет? Он тоже ведет начало от французских хореографов, первым из которых был Жан Батист Ланде. И все шаги и движения в нем названы французскими словам: фондю, антраша, гран батман, фуэтэ, батман, релевэ, па де буррэ.
Таким образом, в XIX веке русская культура не мыслилась без французской. Стоит ли удивляться, что галлицизмов (заимствований из французского языка) в русской речи было довольно много? И сегодня, спустя 200 лет, в русском современном языке осталось множество французских заимствований. Мы едим омлет (omelette) по утрам, храним вещи в гардеробе (garde-robe), отмечаем праздники салютами (salut), общаемся визави (vis-a-vis), покупаем одежду в бутиках (boutique), рисуем гуашью (gouache) и ходим в рестораны «а-ля карт» (a la cart). Кстати, само выражение «а-ля» (фр. a la — как у кого-то) тоже прочно укоренилось в русском: «походка а-ля Чаплин», «кудри а-ля », «стиль а-ля рюс»…
Крылатый французский
Есть и такие крылатые выражения, в которых не сразу разглядишь французское происхождение. Например, слово «подшофе» — в состоянии легкого опьянения, навеселе. Происхождение слова связывают с французским словом chauffe — подогретый алкоголем. Или, например, слово «шаромыжники». Обычно этим словом называют пройдох, любителей поживиться за чужой счет. Его возникновение связано с войной 1812 года, когда французы сожгли Москву, и часть солдат наполеоновской армии осталась без пропитания. Они ходили и просили: «Шер ами! (фр. cher ami — „дорогой друг“) Подайте на пропитание!». Кстати, возможно, от этого слова произошло и слово «на шару», то есть «на халяву».
Почти забытое нами «амикошонство», которым мы обозначаем фамильярность и неуместное панибратство, образовано от французских слов ami — «друг» и cochon — «свинья». Существует старая французская идиома amis comme cochons — буквально «друзья, как свиньи». На самом деле, это выражение не имеет отрицательной нагрузки. Все дело в игре слов: французское cochon — «свинья» созвучно старофранцузскому soçon — «компаньон, товарищ».
«Точность — вежливость королей». Эта крылатая фраза обычно описывает пунктуальность, но мало кто знает, что полностью она звучит так: «Точность — вежливость королей и долг всех добрых людей». Ее произнес король Людовик XIV, чем положил начало развития этикета сначала в Европе, а затем и в России.
Многие французские идиомы пришли к нам из литературы. Их щедро рассыпали перед читателями Вольтер, Лафонтен, Рабле, Гюго, Дюма, Бомарше. Например, фраза: «Аппетит приходит во время еды» была вложена в уста великану-обжоре, герою его книги «Гагрантюа и Пантагрюэль». Хотя историки выяснили, что до Рабле эту фразу употребил епископ города Ле Манн Жером де Анже в своем сочинении 1515 года «О причинах».
Комический фарс «Адвокат Пьер Патлен» подарил нам выражение «вернёмся к нашим баранам» (фр. revenons a nos moutons). Эту фразу обычно произносят, когда разговор уходит «не в ту степь», в сторону от главной темы. По сюжету, один суконщик на суде против пастуха, укравшего у него трех баранов, обнаруживает, что в зале находится адвокат пастуха — Патлен, его знакомый, который задолжал ему деньги. Забыв про баранов, суконщик наседает на Патлена. Судье приходится несколько раз возвращать разговор к начальной теме.
Есть выражения, которые пришли из французского относительно недавно, но тоже стали частью повседневной речи. Например, «гвоздь программы». Кто бы мог подумать, что так называли… Эйфелеву башню! В 1889 году в Париже, когда было торжественное открытие главной высотки города, общественность назвала новое сооружение «главным гвоздем выставки» (le clou de l'exposition), имея в виду, очевидно, сходство башни с гвоздем по форме. Аллюзия спорная, но она прочно закрепилась в разговорной речи, и теперь «гвоздем программы» называют самую яркую и запоминающуюся часть какого-то мероприятия.
Каждый знает знаменитое «пролетела, как фанера над Парижем». Так говорят, когда что-то не удается, когда проваливаются планы. Разбирая это выражение, можно подумать, что над столицей Франции каким-то образом летал кусок древесной плиты, но оказывается, что фанера и вовсе не при чем. По легенде, речь идет о французском авиаторе Огюсте Фаньере, который в 1908 году, совершая показательный полет над Парижем, влетел в Эйфелеву башню и погиб. Впрочем, у этой версии мало доказательств, и существует еще как минимум три других варианта происхождения этой идиомы.
И совсем уже недавно, в XX веке, возникло выражение «кто не рискует, тот не пьёт шампанское». Судя по всему, оно родилось в среде гонщиков «Формулы-1». Один из победителей, которому вручили бутылку шампанского, встряхнул ее. Вылетевшая пробка гарантировала ему отменный душ из игристого напитка и эффектное зрелище. Гонщика звали Дэн Герни. А произошло это в 1967 году. Так появилась традиция разбрызгивать шампанское в честь победы. Впрочем, само выражение могло появиться и раньше — в 1950 году, когда спонсором французского этапа «Формулы-1», проходившего в провинции Шампань, стал владелец завода «Moët & Chandon». Тогда победителю вручили трехлитровую бутылку шампанского этой марки. Организаторы гонок решили сохранить традицию и стали дарить этот игристый напиток победителям каждый год.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Видео дня. Как жили пленные немцы в СССР
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео