Ещё

Иван — отец Ивана. 435 лет назад умер Иван Грозный 

Иван — отец Ивана. 435 лет назад умер Иван Грозный
Фото: 360tv.ru
Дата была бы, быть может, не замечена нами, кабы не одна ее странная особенность: ровно за тридцать лет до того, в этот же день, появился на свет сын , названный в честь отца Иваном.
Это, вероятно, тоже прошло бы мимо нашего внимания, не будь одного из самых известных полотен двадцатого века, написанного , «Иван Грозный и сын его Иван 18 ноября 1581 года», которое внесло в историю вслед за великим одну из самых трагических путаниц, либо, напротив, раскрыло очередную тайну деспотичного правления первого русского царя. Эту великолепную по исполнению, по значению для искусства России, по острой психологической составляющей картину еще нередко называют «Иван Грозный убивает своего сына Ивана». Так что вспомнить в этот день есть что. Попытаемся разобраться в деталях и, возможно, даже в некоторых других аспектах жизни Ивана Грозного, насколько позволяет скромный журналистский жанр аналитики. Скромный исключительно в отношении загадочных исторических дат на малой площади повествования, разумеется, а не в целом.
Считается, что прозвище Грозный великий князь, а с 1547 года царь (он же Цезарь или Кесарь, как тогда прочитывался этот титул, образованный от имени римского тирана), приобрел за свою беспримерную жестокость. Именно так это трактовал Николай Карамзин, но некоторые лингвисты определяют это же несколько иначе. По версии, поданной Карамзиным, слово «грозный» применительно к Ивану IV означает в первую очередь «безжалостный деспот», перед которым люди совершенно беззащитны. По аналогии — грозное природное явление, неотвратимая угроза и тому подобное. Но есть и более простая гипотеза. В юго-восточных славянских наречиях, а в XVI веке они меньше расходились с русским языком, чем теперь, «грозный» до сей поры означает уродливый, страшный, а не просто угрожающий расправой. Поэтому считается, что речь шла об отталкивающей в преклонных годах внешности Ивана Васильевича, а не о его необузданном характере. Однако вся его беспокойная жизнь, скорее, все же подтверждает гипотезу Карамзина, чем более прагматичную версию некоторых лингвистов. А возможно, то и другое самым драматичным образом совпадает.
Смерть Ивана Грозного случилась в день рождения сына Ивана. Останься царевич жив, ему бы исполнилось именно в этот день 30 лет. Одна из версий говорит о том, что Иван Васильевич вполне мог стать убийцей своего сына, о чем тайно поведали его итальянские советники и слуги, жившие при дворе. Об этом ходили чудовищные слухи, суть которых сводилась к тому, что царь всегда был способен на самые жестокие действия не только в отношении своего дворцового окружения и безвинного народа, но даже касательно близких людей. Однако этот период его жизни — то есть за полтора года до смерти — не нуждался в подтверждении необузданности его нрава и болезненной мстительности, а прозвище якобы именно в эти годы к нему и приросло. Причем, разумеется, произносилось не в глаза, а за спиной, с большим риском испытать на себе его истинный смысл.
«Иван Грозный и сын его Иван», Илья Репин. Источник фото: «Википедия»
Илья Репин изобразил Ивана Васильевича судорожно прижавшим голову сына, в состоянии крайнего раскаяния и отчаяния человека, теряющего сына по собственной, непростительной, вине. Это лицо, отмеченное ужасом во взгляде, Илья Репин написал почти с той же точностью на другой своей картине («Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных»), показав такое же отчаяние отца, ожидающего казни плененного сына. Эта картина была написана на три года позже первой, но, возможно, именно в ней и содержится ключ к тому, насколько сам художник доверял версии убийства отцом сына. Действительно ли Иван Грозный ударил царевича в висок посохом из-за спора о супруге сына, поведением которой при дворе был недоволен, или же он умер от отравления ртутным ядом, до сих пор доподлинно не известно. О последнем все же говорят исследования останков членов семьи первого царя, проведенные в 1963 году. Значительное превышение нормы содержания в костных останках царевича Ивана ртути (много больше, чем было положено в лекарствах того времени для лечения сифилиса, в чем необоснованно подозревались многие члены царской семьи) сделало версию убийства Иваном Грозным ударом посоха в висок несостоятельной, а отравление царевича, его бабки Елены Глинской и первой жены отца , напротив, наиболее вероятной. Да и следов удара на черепе нет.
Иван IV Грозный прожил после смерти царевича Ивана чуть более года и умер в день рождения сына от странного приступа. В этот день он побывал в бане, потом пожелал поиграть в шахматы (этот вид интеллектуального развлечения в его эпоху на Руси считался презренным, но только не для него), а потом вдруг упал навзничь и вскоре испустил дух. За несколько минут до этого его успели постричь в монахи, назвав Ионой. Видимо, умирающий царь сам пожелал этого. Мог ли он в день рождения сына, которого потерял совсем недавно, испытать столь глубокое раскаяние, что не справился с острым сердечным приступом, сказать трудно. Но если все же представить себе это, то становятся вполне объяснимыми и сердечный приступ, и срочный постриг, и сама смерть.
После смерти Ивана IV очень скоро собранная им огромными усилиями, кровью и болью народа и его правителей империя стала разваливаться, а через два десятка лет наступило так называемое Смутное время. Иван Васильевич был человеком по тем временам образованным, начитанным, глубоко верующим и волевым. Он очень боялся переворотов, измен, отравлений и стремился опередить своих врагов. Действительно ли они были его врагами, смутьянами и заговорщиками, или же он принимал превентивные меры по одному лишь подозрению, сейчас утверждать невозможно. Все окутано дворцовыми тайнами, искажено в очень малом количестве документов его правления, но одно то, что он прибегал к иезуитским средствам разделения своей власти на земщину и опричнину, казнил тысячи своих подданных, уморил сотни строптивых священнослужителей и предпочитал окружать себя советниками из Италии и Англии, а не соотечественниками, которым априори не доверял, говорит за то, что ему было в чем каяться и отчего скончаться в день, когда в памяти возник образ сына, родившегося ровно за тридцать лет до этого. Даже при условии, что гениальное полотно Ильи Репина было навеяно не слишком достоверной карамзинской версией убийства царевича посохом, ничто не снимает ответственности с Ивана Грозного за то, что сын был отравлен по его же воле или даже с его непосредственным участием. Тогда и кончина в день рождения сына, и постриг под именем Ионы на исходе жизни объективно подтверждают версию, если уж не участия в убийстве сына, то, видимо, осознания того, что он, выстроивший кровью и страхом свою власть, несет ответственность перед самим собой, людьми и господом. Психологически это объяснимо. Любопытно и то, что почти в то же время (спустя 20 лет) Шекспиром была написана трагедия «Гамлет» о подобных отношениях в Датском королевстве. Таковы были и во многом остаются жестокие правила борьбы за власть.
Источник фото: скриншот с Youtube
Развал государства вскоре после смерти Ивана Грозного подтверждает, насколько предсказуема такая схема правления, особенно если потеряны или даже казнены не только ближайшие соратники, но и собственные наследники. Не исключено, что Иван Васильевич осознавал это и опасался, что именно таким образом сложится русская история после его ухода. Следом за тиранией в Россию всегда приходила короткая оттепель, за которой следовали долгие смутные времена. Даже если не доверять версии убийства, столь ярко изображенной на полотне Ильей Репиным, отчаяние, написанное на лице жестокого царя, вполне логично ложится в осмысление будущего созданного им государства.
, журналист, аналитик
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео