Ещё

Запретно-забытое наследие. Как жили и где работали художники при Колчаке 

Запретно-забытое наследие. Как жили и где работали художники при Колчаке
Фото: АиФ-Омск
Омский государственный историко — краеведческий музей продолжает славную традицию встреч с историками, архивистами, специалистами музейного деда. На очередное заседание краеведческого лектория пригласили искусствоведа, главного научного сотрудника Омского областного музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля, кандидата исторических наук, заслуженного работника культуры Российской Федерации Ирину Девятьярову. Тема её лекции — «Художники в Белой Сибири: 1919 год. Из запретно-забытого наследия».
Сомнительный эпизод биографии
Начиная с октября 1918 года и по ноябрь 1919 года, Омск пребывал в столичном статусе с резиденцией Верховного правителя России и Верховного главнокомандующего Русской армии. Город стал притягательным центром для тех, кто был не согласен с политикой большевиков. Из Москвы и Петрограда, из Поволжья, Урала, особенно после взятия красными Екатеринбурга и Перми в Омск, к Колчаку прибыли тысячи беженцев, среди них были и артисты, художники, музыканты. Благодаря им в городе оживилась культурная жизнь.
«Для многих художников их творческая жизнь была оборвана Первой мировой войной, затем революционными событиями, — рассказывает искусствовед Ирина Девятьярова. — Многие были призваны на фронт, многие пострадали, многие погибли. Потом началась Гражданская война, которая тоже не дала художникам развиваться. И все — таки они находили возможность работать, и работа эта была разная. Некоторые художники, по-прежнему, обращались к своим любимым образам литературы и искусства. Другие — работали в агитационно-пропагандистских учреждениях, колчаковского правительства в том числе. Люди оказались в чужом городе. Им надо было где-то жить, они снимают угол, часто это кухня, чулан на окраине города. Им нужна была работа, чтобы платить за жильё и пропитание. В спецхранах сохранились газеты, листовки и плакаты тех лет. Не так давно доступ к ним был открыт, но желающих обращаться к этой теме немного.
До сих пор сильна идеологическая неистребимая норма, окутавшая нас, благодаря мощным рычагам советской идеологии. Это представление о том, что художник, который работал в колчаковской газете — это художник сомнительный и, наверное, этот биографический эпизод лучше не упоминать вообще. Это оскорбляет его память».
Про «Три цвета правды»
Государственный музейно-выставочный центр «РОСИЗО» совместно с музеем современной истории России и Российским государственным архивом социально-политической истории представляли в прошлом году выставку «Три цвета правды», посвященную столетию Гражданской войны в России. Проект рассказывал о событиях, которые разворачивались в стране с 1917 по 1922 годы, тематически экспозицию разделили на три направления: на «Красных», «Белых» и «Зеленых». Для участников движений огромную роль играли личные убеждения и идеалы, каждый солдат и доброволец в борьбе за светлое будущее Родины воевал за свою правду.
Троцкий был олицетворением красных, Колчак — белых, Махно — зелёных. В каждом разделе были представлены приказы, постановления, листовки, плакаты, оружие, документы, фотографии и кадры кинохроники того времени.
«Я очень рвалась на эту выставку, я надеялась на то, что здесь представлены редкие артефакты из музейных фондов едва ли не со всей страны, — рассказывает о выставке Ирина Девятьярова. — Представлено же всё было скромно, но эта выставка заставила продолжить исследовательскую работу. Я поняла, что фронт для работы велик, а тема Гражданской войны в Сибири недостаточно разработана в том плане, что ещё не подняты те интереснейшие материалы, которые могли бы составить экспозицию».
Свои изыскания искусствовед, кандидат исторических наук Ирина Григорьевна Девятьярова провела и в центре социально-политической истории Государственной публичной исторической библиотеки России (создан в 2014 году). Все материала центра разложены по коробкам, идёт их систематизация.
«Я впервые там увидела листовки, которые разбрасывали с аэроплана в 1919 году на полях сражения. Их размер формата А4 — это 22Х29 см. На одной стороне был напечатан портрет Колчака, а на обороте — его обращение», — поделилась Девятьярова.
Специально не позировал
Впервые портрет появился в начале июня 1919 года на обложке биографического очерка «Верховный правитель адмирал Колчак». Автор портрета — Глеб Ильин. Это линогравюра выполнен по фотографии.
«Колчак никогда специально никому не позировал, — отметила Ирина Девятьярова. — Он не стремился к возвеличиванию собственной персоны и прославлению своего имени. Первые его изображения появились летом 1919 года после начавшихся неудач на фронте и вызваны скорее необходимостью поднятия боевого духа армии».
К этому времени в агитационно — пропагандистских учреждениях начинают понимать, что надо что-то противопоставить красным, у которых пропаганда и агитация была на высоте. Фотография адмирала была опубликована позже в книге члена правительства Колчака Георгия Гинса «Сибирь, союзники и Колчак». Взгляд строгий, скорбный. Это портрет постоянно появляется в омских и томских газетах.
Митрофан Михайлович Берингов — художник, особо почитаемый в Томске, о нём говорят как о создателе художественной коллекции. Сибирские годы — начальная, но важная веха его творческой биографии. Об этом периоде до сих пор известно немного. В официальных и архивных документах сохранились только отдельные факты. Изредка, но имя встречается на страницах местных газет.
«Берингов в своё время возглавлял один из отделов Губнаробраза (губернский отдел народного образования), и когда я попыталась сказать, что он рисовал Колчака и прославлял белую армию, мне возражали. Говорили, что это достойный человек, — рассказывает Ирина Девятьярова. — В газете «Великая Россия», издававшаяся в Томске в 1919 году есть его иллюстрация «Хоть и сладок, а бьёт горько», а вверху подзаголовок «Доблестная армия генерала Сахарова в боях с 1 по 9 октября разбила четыре дивизии красных».
Генрих Иванович Эйдригевич — ещё одно имя. Рисунок у него был очень детализированным, правда, выписан без достаточного мастерства. Подписывался иногда просто: Эй-ч. Блапололучно пережил падение власти Колчака, после в Риге стал издавать журнал «Пляж» с рисунками фривольного содержания и анекдотами.
В июле 1919 года в Омск прибыл Лев Бруни с женой (дочерью поэта Бальмонта). Он был талантливым художником, лидером авангардистов. Выполнял задания Осведверха — осведомительного одела Верховного главнокомандующего Русской армией. По сути, он был художником-оформителем, эту службу ему потом припомнят, ограничат в правах. В советские годы занимался иллюстрацией книг, умер от лимфогранулематоза в 1948 году.
Ещё одна фигура — . Он подписывался — Аргус, что значит всевидящий. Работал литературным редактором «Известий исполкома Западно-Сибирского Совета». При Колчаке работал в газете «Сибирская речь», затем в советских органах пропаганды. Вернулся в Москву, был литературным сотрудником газеты «Гудок». В 1937 году расстрелян (в один день с биографистом Колчака Сергеем Ауслендером). В следственном деле было указано, что за участие в колчаковской пропаганде.
«Пальнём-ка пулей в Святую Русь»
Любимыми персонажами белой агитки были Ленин, Троцкий, комиссары, распятая на кресте Россия. Характерный пример — комиссар русский и комиссар еврейский, они стреляют в икону. Все комиссары — это бывшие уголовники и бандиты.
«Работа делалась на линолеуме — вырезалось изображение, потом печатался плакат. Работать надо было очень быстро, мгновенно, потому что ситуация менялась на фронте чрезвычайно быстро, — рассказывает Ирина Девятьярова. — В книжке «33 скандала Колчаку» есть такой эпизод, что к нему прибегает некто, отрезает чуть ли не из под ног кусок линолеума и убегает делать плакат — срочный заказ от адмирала».
Один из ярких плакатов того времени — «Федеративная советская монархия». Ленин и Троцкий одеты в одну мантию, держат символы власти. Это костлявая рука и земной шар с воткнутым в него ножом-кинжалом. Пауки и черепа вместо куполов, их венчают пятиконечные звезды. «Хлеб, мир, свобода кричали эти люди, явившиеся в Россию. После революции прошло два года и всякий видит, что дали эти комиссародержавцы: голод, войну, чрезвычайку». Плакат имел успех во всех городах Сибири вплоть до Владивостока, листовки с ним разбрасывали с аэропланов над полями сражений.
Плакаты белого движения показывают политику большевиков в отношении России и ее устройства. Советы — эта та же монархия. Белогвардейцы проводят агитацию населения против правительства Ленина-Троцкого, которое несут смерть, разорение, голод и потерю нравственных ориентиров.
Разделившая страну на «красных» и «белых» Гражданская война породила огромное для дореволюционной России количество пропагандистской продукции — никогда ранее не выпускалось так много плакатов, листовок, агитационных брошюр. В некоторых отношениях эти средства у воюющих сторон были сходны. В отличие от «белой» пропаганды, «красная» действовала жёстче. Советские агитационные тексты призывали не просто победить, а непременно убить противника.
Линолеум из-под ног В мае — июле 1919 года почти все печатные дела были переданы созданному в Омске по инициативе кадетов акционерному Русскому обществу печатного дела. 2/3 его акций принадлежала государству в лице правительства А. В. Колчака, 1/3 — частным лицам. Все информационные учреждения в рамках Русского общества печатного дела были объединены под названием Русское бюро печати. Оно находилось в здании и нынешнего госпиталя для ветеранов. Кстати, он тогда был двухэтажным.
Характерно, что именно летом 1919 года, в обстановке начавшихся неудач на фронте, пропаганде стало уделяться особое внимание. Правительство Колчака констатировало факт: «Красные превосходят нас в приспособленности ко вкусам и настроениям масс». Среди проблем также называют и запаздывание агитационных материалов по отношению к стремительно развивавшимся событиям, а также худшее (сравнительно с большевиками) полиграфическое качество изданий и в особенности плакатов.
В белых листовках, независимо от региона и времени издания, не встречаются призывы «добить» или «уничтожить» врага — только «победить», «выгнать». Время потребовала стать злее.
Одним из последних плакатов, выпущенных в бюро, был пропагандистский материал с красной окровавленной рукой. Она тянется за сибирским хлебом. Когда расклеили плакат по городу, то в Омске началась паника. Стали снимать деньги со счетов в банке, семьи грузились на повозки и мчались к железнодорожному вокзалу. Участь белого движения казалась уже предрешённой. Правительство Колчака было вынуждено сделать замечание, и приказало заклеить плакат немедленно.
«На плакатах большевиков всё кратко — смерть мировому империализму. Ничего лишнего. Никаких лишних текстов, — говорит Ирина Девятьярова. — Плакат имел воздействия колоссального. Мой любимый — художника Александра Апсита. Текст «На коня пролетарий. Коммунист должен стать кавалеристом». Это вершина агитационного искусства».
Странно, но в 1921 году Апсит неожиданно вспомнил, что он этнический латыш, и уехал на Родину в буржуазную Латвию. После 1940 года, не желая жить при Советской власти, он уезжает в Германию. Тогда уже фашистскую. Умер в 1944 году.
14 августа 2019 года в Омске в музее имени М. А. Врубеля планируют провести выставку плаката. Предварительное название — «Цвет белый. 1919. Из забытого уцелевшего наследия». Экспонироваться будут плакаты, листовки, издания. В рамках выставки готовятся провести большую образовательную программу, в том числе, обсуждение темы за круглым столом.
Видео дня. Пожар уничтожил Дворец Куриного короля
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео