Ещё

Был ли Тургенев русофобом? 

Был ли Тургенев русофобом?
Фото: Аргументы Недели
2019 год объявлен в России годом Ивана Сергеевича Тургенева. С конца прошлого года в стране повсеместно прошли мероприятия, посвященные 200-летию со дня рождения великого писателя. Мы спросили у старшего научного сотрудника Библиотеки-читальни им. И. С. Тургенева, кандидата филологических наук, профессора Елены Григорьевны Петраш о том, почему у любимого всеми писателя имидж русофоба и был ли он таким на самом деле?
Нет, он не был русофобом, несмотря на то, что высказывался подчас противоречиво, критически. И эти высказывания не поясняют того, как относился к России и русскому народу Тургенев.
И это признавали и его современники в России (Л. Н. Толстой, и др.), несмотря на их разность художественного метода и другие разногласия, и его современники за рубежом (почитайте воспоминания о Тургеневе А. Доде, Ги де Мопассана, письма Мериме, Флобера к Тургеневу и др. писателей, издателей не только во Франции, но и в Англии, Германии, США). Например, , американский писатель. опубликовал немало статей о европейских писателях, и больше всего — о . Во времена разгула русофобии после неудачных нашествий Европы на Россию в 1812 и 1854-55 гг. Генри Джеймс в пику политикам-русофобам отзывался положительно о России и с восторгом писал о русской классической литературе. Он всегда сожалел, что не знал русского языка и потому читал романы Ивана Тургенева, и Федора Достоевского в переводах на немецкий и французский.
Генри Джеймс был лично знаком с Иваном Тургеневым. Вот портрет русского писателя, написанный американцем: «Тургенев был очень высок ростом, широкого и крепкого сложения, с благородно очерченной головой, и, хотя черты лица не отличались правильностью, иначе как прекрасным я не могу его назвать. Оно принадлежало к чисто русскому типу: все в нем было крупное. В выражении этого лица была особая мягкость, подернутая славянской мечтательностью, а глаза, эти добрейшие в мире глаза, смотрели проницательно и грустно. Густые, ниспадающие прямыми прядями, седые волосы отливали серебром; борода, которую он коротко стриг, была того же цвета. От всей его рослой фигуры, неизменно привлекавшей к себе внимание, где бы он ни появлялся, веяло силой. …Дружелюбный, искренний, неизменно благожелательный, он казался воплощением доброты в самом широком и самом глубоком смысле этого слова». Генри Джеймс восхищался и человеческими качествами русского гения: «Он именно такой, о каком можно только мечтать, — сильный, доброжелательный, скромный, простой, глубокий, простодушный — словом, чистый ангел»… «Гений Тургенева воплощает для нас гений славянской расы… Обстоятельства заставили его стать гражданином мира, но всеми своими корнями он по-прежнему был в родной почве. Превратное мнение о России и русских, с которым он беспрестанно сталкивался в других странах Европы, — не исключая и страну (Францию), где провел последние десять лет жизни, — в известной мере вновь возбудили в нем те глубокие чувства, которые большинство окружавших его на чужбине людей не могли с ним разделить: воспоминания детства, ощущение неоглядных русских просторов, радость и гордость за родной язык».
Выдающийся ученый, член Французской академии Эрнест Ренан в прощальной речи с русским писателем сказал: «Гений совершает в один день то, над чем работают целые века. Он создает атмосферу высшего мира, где и те, что были противниками, в конце концов находят, что они были лишь сотрудниками; он открывает эру великого всепрощения, где враждовавшие между собою на арене прогресса успокаиваются рядом, подавая друг другу руки. И действительно, выше племени стоит человечество, или, если хотите, разум. Тургенев принадлежал одному племени по чувству и по творчеству; но он принадлежал всему человечеству силою высшей философии, смотрящей ясным взором на человеческую жизнь и старающейся без предвзятой мысли понять действительность».
Добавим к этому прощальные слова французского писателя Эдмона Абу: « Вы провели среди нас двадцать лет, почти треть вашей жизни. Вы не просто любили Францию: но вы ее любили изящно, именно такой любовью, какой она вправе требовать для себя! Она с гордостью усыновили бы вас, если бы вы того пожелали, но вы всегда оставались верным России, и хорошо поступали, ибо тот, кто не любит своего отечества всецело, слепо, до глупости, останется навсегда человеком только наполовину. Вы не были бы столь популярным в стране, …если бы не были хорошим патриотом. ».
И таких примеров можно привести великое множество. Но и наши сегодняшние писатели (и здесь сошлюсь на Литературную газету №45, 7-13 ноября, спец. выпуск «Тургенев-200») утверждают, что Тургенев велик, разнопланов, и «потрясающе актуален».
Его творчество доказывает это. Будем ли вчитываться в хрестоматийную «Муму» или разбираться в последнем его романе «Новь» — везде Тургенев — художник — мыслитель, везде он пытается осознать внутренние закономерности «народной жизни». В самых разных по жанру произведениях Тургенев пишет о русском человеке, о его путях к свободе, к своему естеству. И при этом он — западник — космополит, но … не утративший свое национальное лицо, с присущей для него национальной чертой «всемирной отзывчивостью» и тоской по мировой гармонии.
Чтобы понять, что Тургенев не русофоб, нужно многое прочитать, но, если совсем нет времени, то обратитесь к стихотворениям в прозе, в частности, к великой песне, пропетой им великому «русскому могучему языку», или «Речи по поводу открытия памятника А. С. Пушкину в Москве» (1879), или, наконец, к стихотворению «В дороге» (1843), ставшему поистине народной песней. Речь идет об известном романсе композитора Абазы «Утро туманное, утро седое…». А ведь это его, молодого Тургенева, стихи, наполненные бездонными смыслами.
Видео дня. Угон самолета, который 40 лет оставался загадкой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео