Ещё

Исчезнувшая территория 

Исчезнувшая территория
Фото: Вечерняя Москва
Писатель и геолог прожил всего сорок лет (12 августа 1934 — 8 апреля 1975), но навечно оставил за собой литературную «Территорию» (название самого известного его произведения) романтической утопии, соединившую, подобно мосту, два периода жизни СССР — суровое и жестокое время сталинских сороковых–пятидесятых, когда стране для того, чтобы выжить, было необходимо золото любой ценой, и «оттепельное» время шестидесятых, когда социализм на мгновение повернулся к народу нормальным человеческим лицом.
По крайней мере, так тогда казалось молодым писателям — , Анатолию Гладилину, , Олегу Куваеву.
Но если Аксенов, Гладилин, Трифонов искали «Другую жизнь» (роман Ю. Трифонова) на просторах общечеловеческих ценностей — личной свободы, права выбора, искренности в отношениях, стремления «жить не по лжи», Куваев в «Территории» объединил в «другой жизни» личность и государство, цель и средства ее достижения. Причем сделал это в присущей исключительно ему, уникальной в советской литературе авторской манере, сочетающей эпический пафос «Даешь стране золото!» с иронично-исповедальной манерой тогдашней молодежной прозы. «Навигация в это лето началась почти на месяц раньше обычного. Дым старого ледокола, приведшего караван, смешивался с дымом горящей тундры. Силуэты судов на рейде зыбко дрожали и размывались в разноцветные миражи. Они сплюнули в Северный Ледовитый океан и направились в порт зарабатывать на продолжение жизни».
В историю открытия и начала разработки золотых месторождений на Чукотке Олег Куваев вместил социально-психологический конспект процесса становления и обретения самодостаточного экономического могущества СССР. Писатель выявил и художественно обосновал главный алгоритм этого могущества: государство перемалывало людей ради достижения великих целей, но люди в процессе этого перемалывания обретали невиданные силы, становились средством и методом достижения великих целей.
Чинков, Пугин, другие персонажи «Территории» — продолжатели дел героев «Как закалялась сталь» Островского, «Цемента» Гладкова. Перечитав эти произведения, можно понять, как и почему выстояла советская власть в Гражданскую войну. Перечитав «Территорию», можно понять, каким образом, какой ценой и какими людьми было создано то, что сегодня сказочно обогащает новых «героев нашего времени» — миллиардеров, овладевших «», «Красноярским алюминиевым заводом», «Магнитогорским горно-обогатительным комбинатом», и прочими гигантами советской (а теперь уже и не российской, а частично под иностранным управлением) индустрии.
Олег Куваев, исходивший с геологическими партиями Тянь-Шань, работавший в бухте Провидения, Певеке, на острове Врангеля, в Магаданской области и на Чукотке, создал произведение, которое, по свидетельству современников, «стало Библией для каждого советского геолога». И не только геолога.
Те люди, ученые, строители и инженеры, «прямые мужики в длинных кожаных пальто», как описывал их другой писатель , угрюмо осматривающие заснеженные сибирские пустоши, где спустя недолгое время благодаря их воле, энергии, умению подчинять других людей поднимались огромные производственные комплексы, давно исчезли. Как исчезло и само государство, гимн которому пропел писатель Олег Куваев.
«Он знал грубость и красоту реального мира, жил, как положено жить мужчине и человеку», — писал Куваев об одном из героев романа. Эти же слова можно отнести и к самому писателю, умершему от инфаркта в сорок лет и не увидевшему, что стало с воспетой им «Территорией».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео