Ещё

«Взрыв! Половины дома не осталось». Война в истории одной рязанской семьи 

«Взрыв! Половины дома не осталось». Война в истории одной рязанской семьи
Фото: АиФ Рязань
Накануне Дня Победы «АиФ-Рязань» побывал в гостях у участников Великой Отечественной войны. Зинаида Ивановна Кувшинова рассказала не только свои детские воспоминания о военных годах, но и о том, как выживала её семья. С особой гордостью она вспомнила о своём свёкре, Иване Михайловиче Кувшинове, получившем в 1944 году орден Красной звезды.
Всегда наготове
Зинаида Ива­новна жила с ро­дителями на улице Красной Армии (теперь — часть Первомайского проспекта, находя­щаяся после остановки Дом художни­ка). Три жилых дома. Рядом — мост че­рез железную дорогу, который немцы пытались разбомбить.
— Стояли страшные чёрные репро­дукторы, из которых Юрий Левитан своим громким голосом оповещал о воздушной тревоге. Мы спали одеты­ми, чтобы можно было быстро убежать в бомбоубежище даже ночью, — вспо­минает Зинаида Ивановна. — В один из солнечных дней объявили тревогу. Мы добежали, спрятались. И тут взрыв! Когда вышли, увидели, что от полови­ны первого дома ничего не осталось. В нашем, втором, выбило окна и двери. Так было страшно… Кругом какие-то бумаги, кровавые тряпки, со всех сто­рон доносятся стоны и крики…
Ещё один взрыв был прямо позади бомбоубежища. Всех, кто там прятал­ся, опасность обошла. Но в квартире оставаться без дверей и окон было невозможно. Тем более дело шло к зиме. Поэтому семья получила жильё на проезде Речников.
— Зимой меня отправили в дерев­ню. Брат Николай остался в Рязани, сестра сперва поехала, но потом тоже вернулась в город. Ехать было 15 кило­метров. Это было зимой. Папа вёз на санях вдоль реки, очень холодно было, — рассказывает Зинаида Ивановна. — У меня была тряпичная кукла, которую я прижимала всю дорогу к себе. Каза­лось, что она тоже замёрзнет.
Возьмите в добровольцы!
Николаю Белкину в то время было около 15 лет. Когда ему исполнилось 17, он пошёл добровольцем на мор­флот. Прослужил там 42 года. Сна­чала в Таллине, затем — на Дальнем Востоке.
— Через Рязань из Киева ехала се­мья евреев. Мой брат познакомился с мальчиком, которого звали Азарий Гофман. Его мама была медсестрой, направлялась в Польшу. Она попро­сила оставить мальчика у нас. Так он и прожил у нас три года, — делится Зинаида Ивановна. — В 43-м году они с Николаем решили пойти добро­вольцами. Хотели стать лётчиками. Но нужно было купить сапоги. Мама пришла в военкомат и сказала, что денег на две пары у неё нет. Через ка­кое-то время их взяли на флот. Отучи­лись они на радиометристов, а потом отправились на кораблях.
Мама, , была санитаркой в операционном блоке военного госпиталя. Она при­водила младшую дочь с собой на де­журства. Оставляла на ночь в палатах, а сама уходила на смену.
— Помню, приходит и говорит: «Сегодня у мужика ногу отрезали. Та­кая тяжёлая, едва в печку донесла». Представляете, ребёнок такие стра­сти слушал, — рассказывает Зинаида Ивановна. — Сестра же пела солдатам в госпиталях. Она ветеран, потому что в начале войны ей было 15 лет.
Различали самолёты
Особого голода семья не испы­тывала. Хлеба по карточкам давали достаточно. Да и отец был предпри­имчивым: умудрялся найти участки земли, где можно было посадить картошку. Этим и питались. Причём старались даже помогать соседям.
Иван Петрович Белкин работал на водном транспорте. В годы вой­ны пытался уйти добровольцем на фронт, но его оставили на месте. Организовали целый батальон, ко­торый охранял понтонный мост че­рез Оку.
В 9 лет Зинаида Ивановна смогла пойти в школу. Училась она в право­славной гимназии. Бумаги не было, писали даже на обрывках газет. Учи­тельница была строгая. Поэтому грамоте учились усердно.
— Помню, на проезде Речников стояла во дворе с соседским рыжим мальчишкой. И летали самолёты, — рассказывает Зинаида Ивановна. — У немецких был особый гул, который мы уже умели отличать. И один из самоле­тов наклонился боком прямо над нами. Я до сих пор помню лицо немецкого пилота. Он затем выпрямился и поле­тел дальше. Такой страх был…
«Не называл себя героем… »
Замуж Зинаида Ивановна выш­ла в 1959 году. Её супруг, Евгений Иванович Кувшинов, — тоже ре­бёнок вой­ны. Он жил в деревне Шишкино Рыбновского района, его воспитывали мама и бабушка. А отец воевал на фронте.
— Иван Михайлович, отец мужа, был молчаливым, а мы его не расспрашивали, когда молодыми были. Сейчас я об этом жалею. С войны он вернулся только в 1947 году. После того, как они дошли до Будапешта, их развернули и отправили на восток, воевать с японцами, — делится Зинаида Ивановна. — Он участвовал в обо­роне Сталинграда. Даже есть сви­детельство.
В 1944 году Иван Ми­хайлович получил орден Красной Звезды. В на­градном листе указы­вается: «За образцовое выполнение заданий ко­мандования на фронте борьбы с немецкими за­хватчиками».
— Он никогда не упо­минал подробности во­енных лет. Только как-то говорил, что в Сталингра­де было жутко. Ни разу он не назвал себя героем и не хвалился тем, что защи­щал Родину, — вспоминает Зинаида Ивановна. — Ког­да вернулся, сразу стал председателем колхоза, потому что был очень ак­тивным, упорным и друже­любным человеком.
Иван Михайлович, по словам Зинаиды Иванов­ны, был гостеприимным и всег­да собирал всю семью на своей земле. Эта традиция осталась и у нынешних поколений: и сейчас все родственники встречаются в деревне.
— Я смотрела всегда на свёкра, мужа и восхищалась силой духа. Только благодаря таким мужчи­нам, как Иван Михайлович, за­вершилась та война, — делится Зинаида Ивановна. — Я помню, каким радостным и солнечным был День Победы в 45-м. Все вышли на улицы, плакали, обни­мались. И вместе с этим вспоми­наются страхи тех лет. Не дай бог, чтобы война повторилась…
Видео дня. Самые жесткие посадки лайнеров, снятые на видео
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео