Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

День в истории. 31 мая: родился конкурент Шолохова в борьбе за Нобелевскую премию

Лет тридцать назад автор этой статьи читал научно-популярную книгу о бонистике — дисциплине, изучающей бумажные деньги. Немалая её часть была посвящена крайне забавным историям бонов времён Гражданской войны. Как тут можно было обойтись без цитат из художественной литературы?

День в истории. 31 мая: родился конкурент Шолохова в борьбе за Нобелевскую премию
Фото: Украина.руУкраина.ру

Легендарный Василиса, определяющий подлинность банкнот Лебедя-Юрчика по одному ему известным признакам (в частности, по качеству бумаги, которая у фальсификаторов была лучше, чем у гетмана). И, разумеется, «фальшивых денег было так много, а настоящих так мало, что население молчаливо согласилось не делать между ними никакой разницы. Фальшивые деньги ходили свободно и по тому же курсу, что и настоящие. Не было ни одной типографии, где бы наборщики и литографы не выпускали бы, веселясь, поддельные петлюровские ассигнации — карбованцы и шаги», — читаем в книге «Начало неведомого века» из «Повести о жизни»

Видео дня

Паустовский родился в 1892 году в Москве, хотя родители его были с Украины.

Отец будущего писателя, Георгий Максимович, числился «отставным унтер-офицером 2-го разряда из вольноопределяющихся, из мещан Киевской губернии, Васильковского уезда», а работал железнодорожным статистиком, что предопределяло периодические переезды.

Вообще, происхождение Паустовского очень интересное.

Его дед был казаком по происхождению, однодворцем (особое служилое сословие, близкое к казачеству), служил в армии при Николае I, попал в турецкий плен и привез оттуда суровую жену-турчанку Фатьму, принявшую в России крещение с именем Гонораты (ровно такую же историю вы можете прочитать в начале «Тихого Дона» — никаких случайностей и совпадений в этом нет). Потом подрабатывал чумаком.

С другой стороны — польское. Бабушка писателя по матери, Викентия Ивановна, жившая в Черкассах, была польской шляхтянкой, ревностной католичкой, носившей траур с самого разгрома польского восстания в 1863 году. Поездку с ней к католическим святыням Константин Георгиевич описал в «Далёких годах».

В 1898 году семья вернулась в Киев и жила на улице Святославской (Чапаева, Липинского). В то время это был край цивилизации — балка, отделявшая Верхний город от Бибиковского (Шевченко) бульвара, только начала застраиваться. Дом этот уцелел, как уцелели и многие другие дома, в которых жил в Киеве Паустовский.

В 1904 году Константин поступил в Первую киевскую гимназию. Подготовительный класс он проходил во второй гимназии (что характерно, они находятся рядом друг с другом — буквально через дом), а в первой — с перерывами. После того, как в 1908 году из семьи ушёл отец, он учился в Брянске, но в 1909-м опять вернулся в Киев, поселился у бабушки (переехавшей из Черкасс) и поступил в гимназию, несмотря на то, что семья оплачивать учёбу уже не могла.

Именно в это время он начал писать статьи, публиковавшиеся в киевских журналах. Позже он писал о себе: «Желание необыкновенного преследовало меня с детства. Мое состояние можно было определить двумя словами: восхищение перед воображаемым миром и — тоска из-за невозможности увидеть его».

Среди гимназических знакомых Паустовского был, например, , о котором он оставил отрывочные, но довольно интересные воспоминания.

В 1912-14 годах Паустовский учился на историко-филологическом факультете Киевского университета.

С началом Первой мировой войны Паустовский переехал в Москву. Учился в , работал кондуктором и вожатым на московском трамвае, служил санитаром на тыловом и полевом санитарных поездах. После гибели братьев на фронте в 1915-16 годах работал на Брянском металлургическом заводе в Екатеринославе (завод им. Петровского), на Новороссийском металлургическом заводе в Юзовке (Донецк), на котельном заводе в Таганроге, с осени 1916 года в рыбачьей артели на Азовском море.

После начала Февральской революции уехал в Москву, где работал журналистом. В Москве Паустовский стал свидетелем событий 1917-18 годов. Минимум дважды чуть не был расстрелян. В 1918 году выехал к матери и сестре в гетманскую Украину. Успел послужить и в гетманской, и в Красной армии.

Потом уехал на юг, скитался вместе с махновцами по степям, два года жил в Одессе, работая в газете «Моряк». В этот период Паустовский подружился с , Исааком Бабелем (о котором позже оставил подробные воспоминания), Эдуардом Багрицким.

Потом жил на Кавказе, и в 1923 году опять вернулся в Москву. Там он работал в разных изданиях, включая «Правду» и газету водников «На вахте», с которой в то время сотрудничали Алексей Новиков-Прибой, Михаил Булгаков, и другие.

В 1931 году, после публикации повести «Кара-Бугаз», Паустовский становится профессиональным писателем. Свой первый роман «Романтики» он писал с 1916 по 1923 год, но опубликовал только в 1935-м.

Надо сказать, что Паустовского очень ценили и как исключительного стилиста — художника слова, и как автора, который отлично писал подростковую и детскую литературу, и как безусловно идейно правильного, соответствующего политике партии писателя. По мнению многих современных критиков, два последних обстоятельства сыграли негативную роль в его творческой биографии — Паустовский написал слишком много такого, чего он вполне мог бы не писать, а в результате — не написал много стоящего.

Паустовскому доверяли. В 1937 году, например, в серии ЖЗЛ вышла его биография , написанная с актуальных политико-идеологических позиций — он показал Шевченко как революционного демократа и жертву самодержавия. Учитывая огромный интерес и внимание к украинской культуре со стороны Иосифа Сталина, можно предположить, что написание книги был предпринято по его инициативе, а награждение писателя в 1939 году орденом Трудового Красного Знамени было не совсем «по совокупности заслуг» (хотя в том же 1937-м вышли его биографии Левитана и Кипренского).

В начале войны Паустовский около месяца находился на фронте, но потом был отправлен в эвакуацию в Алма-Ату и, некоторое время, в Барнауле (там он курировал постановку Камерным театром своей военной пьесы «Пока не остановится сердце»).

В 1950-е годы Паустовский жил в Москве и в Тарусе. Был одним из заметных деятелей оттепели, а в 1966 году подписал письмо двадцати пяти деятелей культуры и науки генеральному секретарю Брежневу против реабилитации Сталина.

Паустовский более десяти лет вёл семинар прозы в Литературном институте, был заведующим кафедрой литературного мастерства. На его семинаре учились , ,

В середине 1950-х годов к Паустовскому пришло мировое признание. Он побывал в Болгарии, Чехословакии, Польше, Турции, Греции, Швеции, Италии и других странах, в 1965 году некоторое время жил на острове Капри.

В это время из-под его пера вышла шеститомная «Повесть о жизни» (писалась с 1946 по 1963 год) — сильно беллетризованные воспоминания о детстве и юности (описываемые события оканчиваются 1935 годом). В этих книгах можно прочитать о жизни в Киеве до революции и в годы Гражданской войны. Воспоминания Паустовского о временах петлюровщины совершенно чудесные и очень современные.

«Петлюра привёз с собой так называемый галицийский язык — довольно тяжеловесный и полный заимствований из соседних языков. И блестящий, действительно жемчужный, как зубы задорных молодиц, острый, поющий, народный язык Украины отступил перед новым пришельцем в далёкие шевченковские хаты и в тихие деревенские левады. Там он и прожил "тишком" все тяжёлые годы, но сохранил свою поэтичность и не позволил сломать себе хребет.

При Петлюре всё казалось нарочитым — и гайдамаки, и язык, и вся его политика, и сивоусые громадяне-шовинисты, что выползли в огромном количестве из пыльных нор, и деньги, — всё, вплоть до анекдотических отчётов Директории перед народом».

А «смертоносные фиолетовые лучи, предоставленные Петлюре французскими военными властями при посредстве "друга свободной Украины" французского консула Энно» — чем не первая версия «джавелинов»?

В 1955 году он издал книгу очерков и рассказов «Золотая роза», которая по сей день считается одном из самых известных произведений русской литературы, посвящённых осмыслению природы творчества.

В 1965 году Паустовский был одним из кандидатов на Нобелевскую премию по литературе, но в итоге ее присудили . А спустя три года Паустовский скончался в Москве. Похоронен он на местном кладбище Тарусы.