Ещё
Печальная история забытой сестры Моцарта
Печальная история забытой сестры Моцарта
Люди
Мальчик по имени Король Лев появился в Подмосковье
Мальчик по имени Король Лев появился в Подмосковье
Безумный мир
Какая детская забава спасла солдат в Первую мировую
Какая детская забава спасла солдат в Первую мировую
Истории
Люди, получившие сюрприз от интернет-покупок
Люди, получившие сюрприз от интернет-покупок
Вещи

Тайна Мафусаила. Первыми разведчиками России в Средней Азии были подростки 

Тайна Мафусаила. Первыми разведчиками России в Средней Азии были подростки
Фото: АиФ
Недавно вышла в свет книга «Караван уходит в Чиру», которая рассказывает о противостоянии иностранной и российской разведок на Южном Урале и в сопредельных странах. Причём не в советские годы, а гораздо раньше — в XIX веке.
Автор книги — южноуральский писатель-краевед Анатолий Шалагин, благодаря которому многие южноуральцы узнали о земляках-разведчиках, которые действовали в ближайшем окружении Гитлера и могли спасти уникальный архив Бунина.
Вечных друзей у нас не будет
Корреспондент «АиФ-Челябинск» Эльдар Гизатуллин: Вы неоднократно писали о противостоянии России и других держав, в частности Англии. Получается, эти процессы неизбежны, а ситуация будет повторяться вновь и вновь? А есть ли у России, согласно той же истории, некие вечные друзья?
Анатолий Шалагин: Вечных друзей в мировой политике не бывает. Об этом свидетельствует вся история человечества. Политические, военные и экономические союзы существуют ровно столько, сколько существует заинтересованность участников таких альянсов в их необходимости. Изменятся обстоятельства — и казавшийся незыблемым союз распадётся за довольно короткое время. Примеров тому немало. Из относительно недавних — распад самодостаточного СЭВ.
Вообще, в политике вчерашние враги могут стать друзьями и наоборот. Такое в мировой истории случалось довольно часто. Невольно вспоминаются слова редко цитируемого сегодня : «В политике ради известной цели можно заключить союз даже с самим чёртом; нужно только быть уверенным, что ты проведёшь чёрта, а не чёрт тебя». Словом, у России не было и никогда не будет вечных друзей. Впрочем, как и у других стран мира. Всё то, что уже не единожды случалось, будет повторяться. И задача любого государства, если оно, конечно, заинтересовано в самосохранении, состоит в умелом лавировании в постоянно меняющемся мире. Важно также понимать, что на современном этапе развития человечества межгосударственные союзы создаются для доминирования в каком-либо вопросе либо для противостояния такому доминированию со стороны отдельных государств или их альянсов.
Если говорить об Англии, то история противостояния с ней весьма масштабна и по времени, и по географии. Глобальные отголоски той «войны» мы видим и сегодня. Кто знает, не будь этого противоборства в XIX веке, где бы сегодня были США и существовали ли они вообще как государство. Ведь чтобы насолить Британской империи, озабоченной сохранением своих колониальных завоеваний, Россия одной из первых признала независимость США, а когда над молодым государством нависла угроза интервенции, из Кронштадта за океан были отправлены русские военные фрегаты, и это тогда сыграло решающую роль. Дальнейший ход истории, кстати, подтвердил тезис о том, что вечной дружбы в мировой политике не бывает.
— В своих книгах вы рассказываете о малоизвестных страницах истории отечественной политической разведки, внёсшей значительный вклад в обеспечение успехов России того времени. А кто из разведчиков XIX века, по вашему мнению, достоин отдельного романа или фильма?
— Таких людей было немало. Взять хотя бы Дарью Христофоровну Ливен. 30 лет она была личным конфидентом трёх русских императоров. Важнейшую разведывательную информацию добывала из самых высших кругов политического истеблишмента Лондона и Парижа. На фоне достижений этой разведчицы пресловутая просто меркнет.
Или журналист Яков Николаевич Толстой. Среди его многочисленных агентов был, между прочим, личный секретарь Наполеона III. Вершиной разведчика Толстого стали материалы, полученные накануне Крымской войны. Если бы этими сведениями военное и политическое руководство России воспользовалось, итоги войны могли быть другими. Кстати, он сообщал, что Австрия, клявшаяся России в верности, предаст и выступит на стороне агрессоров. И она, как известно, подло ударила в спину. Это тоже иллюстрирует вопрос о вечных друзьях.
30 лет в Бухаре под чужим именем
— В своей новой книге «Караван уходит в Чиру» вы рассказываете о «пастырях». Кто они?
— К сожалению, в архивах информации о «пастырях» немного. Понимая, что без глубинной разведки в странах Центральной Азии России не удастся создать стратегический буфер на южных рубежах империи, оренбургский военный губернатор Василий Алексеевич Перовский и председатель Оренбургской пограничной комиссии Григорий Фёдорович Генс приняли решение о создании специальной группы разведчиков, которым предстояло проникнуть в среднеазиатские ханства, легализоваться там и получать стратегическую информацию, необходимую для принятия правильных политических решений.
Такая группа была создана. Она состояла из юношей, имевших, скажем так, азиатское происхождение, но в силу различных обстоятельств воспитывавшихся в русских семьях. Сколько их было в реальности, сказать сегодня трудно. Я нашел упоминание о шестерых. Каждому из них был присвоен свой оперативный псевдоним по именам христианских пастырей. Этих мальчиков готовили к заброске на секретных базах пограничной комиссии, которые размещались в окрестностях Троицка, Верхнеуральска и Орска. У каждого была своя легенда, по которой им предстояло жить за кордоном многие годы.
Одним из них был Михаил Иванович Мякишев, казах по происхождению. Его в годовалом возрасте обнаружил в степи отряд оренбургских казаков на месте выгоревшего казахского стойбища. Усыновила этого мальчика семья Мякишевых из Санарского посёлка. Так он и стал Михаилом Мякишевым. Под оперативным псевдонимом Мафусаил он провёл в Бухаре 30 лет. При этом в родном посёлке о его местонахождении ничего не знали. Многие «пастыри» погибли на чужбине.
— Что это за орган — пограничная комиссия? Была ли эта разведка в нашем понимании?
— В структуре управления обширной Оренбургской губернии существовала такая комиссия, на которую возлагалось решение вопросов, связанных с повседневной жизнью казахских родов, находившихся в подданстве Российской империи. Наряду с этим на комиссию возлагалась и организация разведки в степи и сопредельных с ней странах. Поэтому председатель комиссии назначался лично императором по представлению оренбургского военного губернатора и министра иностранных дел. Упоминавшийся выше Григорий Генс проработал на этой должности 30 лет. Он сделал очень многое для успешности разведки в этом регионе.
— Как считаете, могут ли повториться события тех времён в будущем? Сейчас снова граница проходит близко от Южного Урала, а среднеазиатские страны снова интересуют другие державы.
— Когда-нибудь события могут повториться. Но пока, к счастью, Россия граничит с дружественным Казахстаном. Свою роль в сохранении стабильности в нашем регионе, безусловно, играют и ОДКБ. Будем надеяться, что стабильность будет сохранена и в дальнейшем. Но вы правы, интерес ряда стран в дестабилизации обстановки имеется. И в России это понимают.
История, которую можно исправить
— Если говорить о более позднем времени, вы упоминали имя Станислава Глинского. Его действительно можно назвать одним из прототипов Штирлица?
— Станислав Мартынович Глинский — это яркая личность в довоенной истории советской внешней разведки. Начинал он на Южном Урале, а в 1930-е годы был резидентом в ряде европейских стран. У него действительно много заслуг, его агенты работали в ближайшем окружении Гитлера. Но, повторюсь, это было до 1941 года. Поэтому прототипом Штирлица его трудно назвать. А вот другого нашего земляка, Исхака Ахмерова, многие историки отечественной разведки относят к числу прообразов «полковника Исаева». И хотя в годы войны он работал в США, многое из того, что мы знаем о Штирлице, было сделано резидентурой Ахмерова. В том числе и установка факта сепаратных переговоров американцев с нацистами в Берне.
— А есть ли значимые фигуры среди разведчиков-южноуральцев более позднего времени?
— Конечно, есть. Но о них ещё не положено говорить. О заслугах разведчиков общественность узнает через десятки лет после их смерти. Да и то не всегда. Из рассекреченных имен могу назвать имя , уроженца села Тарутино Чесменского района, генерал-полковника СВР. Он руководил одним из важнейших управлений внешней разведки, был первым заместителем директора СВР. Конечно, подробности его многолетней деятельности остаются под грифом «секретно». Владимир Иванович, кстати, лауреат народной премии «Светлое прошлое».
— По вашему мнению, история и политика связаны между собой?
— Отвечу словами немецкого писателя Зигмунда Граффа: «История — это политика, которую уже нельзя исправить. Политика — это история, которую ещё можно исправить».
Досье
Анатолий Шалагин — южноуральский краевед и публицист, автор 15 книг, в том числе документально-художественных повестей «Горящие свечи саксаула», «Чёрный лотос», «Караван уходит в Чиру» и др. Награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, нагрудным знаком «Патриот России», лауреат Южно-Уральской литературной премии.
Видео дня. Фантастически дорогие породы собак
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео