Ещё

Хан Нахичеванский: служба иноверцев в Российской империи 

Фото: Вечерняя Москва
Герои, о которых в Российской империи говорить было не принято, а в советской— и вовсе запрещено… Этой публикацией мы открываем тему беззаветной службы иноверцев России.
Тридцать лет назад, молодым журналистом впервые попав в горячую точку, я был потрясен картиной братоубийственной войны… Но так у нас было не всегда, и я занялся темой служения России неправославных народов, так называемых иноверцев. И величественные картины самопожертвования, самоотречения и высшей, смертной преданности нашей общей Родине начали вставать передо мной.
Необходимо все же напомнить, что никакой национальной сегрегации в дореволюционной России не существовало (национальные республики — это завоевание социализма, и оно еще нам аукнется). Но была сегрегация религиозная…
И все же мусульмане и иудеи, буддисты, язычники, католики, лютеране — кто угодно, порой и имея все основания не любить царскую Россию, в трудные минуты плечом к плечу вставали рядом с православными, считая себя братьями.
Да вот только неродными считала их царская администрация, зачисляя добровольцами исключительно в иррегулярные войска.
…Миллионы и миллионы судеб. На секунду выхваченные из мглы лица и имена. Беспримерные подвиги. Неслыханные жертвы. У них нет права на забвение.
Игорь Воеводин
Вам ведь тоже приходилось слышать эту фразу, вползающую в уши змеей, — в транспорте, в курилках, на кухнях: мол, «воевали-то всю дорогу одни русские, одни они всю жизнь и отдувались за матушку Рассею. А эти…» Чаще всего я слышу это от людей, пороха не нюхавших. Оказавшись среди побывавших под огнем, они рты, как правило, не раскрывают: в окопах нет как атеистов, так и шовинистов.
Откуда же ноги растут? Да, в частности, отсюда: долгое, очень долгое время чиновничья царская Россия не допускала к службе в регулярных частях так называемых инородцев. То есть в первую очередь мусульман. И главное — мусульман Кавказа.
Разрешалась только служба в иррегулярных частях, формируемых на время боевых действий, в местной милиции и т.д. При этом калмыки, например, буддисты по вере, прекрасно воевали в казачьих частях и брали Париж вместе с русскими.
Закрыто было офицерское производство для иудеев — только через смену веры. Порой меняли ее насильно, ломая через колено — в школах кантонистов, через морение голодом и унижения. Выкресты же (перешедшие в православие из другой религии; чаще всего употребляется по отношению к крещеным евреям. — «ВМ») пользовались всеми правами православных и в чинах доходили до генералов.
И только перед крахом империи верный тон в отношениях с десятками и десятками народов, населявших ее, был найден. Ну, исключая разве что офицерство для иудеев — все препоны для них убрала лишь Февральская революция.
В 1914 году было создано удивительное воинское образование — так называемая Дикая дивизия, где служили мусульмане Кавказа. Ингуши, чеченцы, азербайджанцы, кабардинцы и балкарцы, дагестанцы и закавказские тюрки, абазины, абхазцы и карачаевцы — они покрыли себя славой: дивизия, в которой офицерами служили отпрыски монарших домов Европы и которой командовал брат царя , не знала поражений.
Здесь нижние чины назывались «всадниками» — по аналогии с «шевалье» у французов, и были на «ты» с офицерами. Дивизия была частью кавалерийского корпуса, которым командовал хан Гусейн Нахичеванский.
Да, мусульмане служили в Русской армии и до 1914 года, просто та страшная война уничтожила все преграды, сожгла в огне все предрассудки, и служба стала массовой и равноправной.
…Лязг металлических дверей, щелканье ключей. Глухой кашель, шарканье подошв.
— Веду зэка! — протяжный полувой-полухрип. Подслеповатые лампочки в коридорах. Снова лязг. Хан Нахичеванский, генерал от кавалерии, сидел у решетки камеры и курил. Самосад ел глаза.
Был январь 1919 года, свирепствовал красный террор — месть большевиков за убитого юнкером Каннегисером Урицкого и раненого Ленина.
— Позвольте спичку, господин генерал… — великий князь Дмитрий Константинович склонился над ханом Гусейном.
— Курите на здоровье, ваше высочество.
На коробке был изображен аэроплан с кукишем вместо пропеллера. «Наш ответ Чемберлену» — гласила надпись.
— Н-да… Здоровье-то, господа, думаю, нам больше не понадоб