Ещё

Атаман Краснов. Против большевиков хоть с чертом 

Атаман Краснов. Против большевиков хоть с чертом
Фото: РИА Новости
А завершилась 16 января 1947-го в 20:45, когда во дворе повесили начальника Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий нацистской Германии .
В Гражданскую — атаман Всевеликого войска Донского.
Сколько казаков во Вторую мировую воевало на стороне немцев, точно не скажу. Статистика разная. Но в мае 1945-го, при сдаче в английский плен, казаки вермахта насчитывали 24 тысячи военных и гражданских лиц. Англичане и отдали советскому командованию свыше двух тысяч казачьих офицеров, включая Краснова.
Соглашались служить немцам, разумеется, далеко не все, однако раз немцы не поленились создать целое Главное управление казачьих войск, таких было немало. И не только те, кто ушел за кордон с отступавшими белыми. Летом 1942-го, когда немцы заняли Новочеркасск, к ним тут же явились с просьбой принять на службу двадцать бывших казачьих офицеров, чудом уцелевших в сталинские чистки.
Кроме того, немцы отдали приказ немедленно освобождать казаков из лагерей для военнопленных и тех, кто попал в число «остарбайтеров». А для мобилизации казаков, находящихся на территории рейха, сформировали специальный орган — «Казачий резерв», которым командовал еще один ветеран Гражданской войны, группенфюрер СС Андрей Шкуро. Кстати, это его фраза: «Против большевиков хоть с чертом». Повешен в тот же день, что и Краснов.
Ну а вдохновлял тех казаков на подвиги как раз Петр Николаевич Краснов, герой Первой мировой, награжденный и Георгием, и золотым оружием, генерал-майор Русской императорской армии. Публицист и писатель. В 1926-м известный филолог и славист Владимир Францев даже выдвинул его на Нобелевскую премию.
В статье, открывающей первый номер журнала «На казачьем посту», который издавался до 1945 года, ветеран борьбы против большевиков писал:
"Идите в германские войска, идите с ними и помните, что в Новой Европе Адольфа Гитлера будет место только тем, кто в грозный и решительный час последней битвы нелицемерно был с ним и германским народом".
А сошелся с Берлином атаман еще в Гражданскую, поэтому большинство белых офицеров, только что вышедших их окопов Первой мировой, относились к Краснову, мягко говоря, без особых симпатий, а некоторые открыто отказывались от совместной с ним борьбы против Советов. Впрочем, и сам атаман не хотел подчиняться Деникину.
Краснов в ту пору взял курс на создание самостоятельного казачьего государства. Потом он же язвительно высмеивал тех казаков, что мечтали прожить самостоятельно без России, считая подобное утопией. Однако в 1918-м ратовал за полную казачью самостоятельность и придерживался собственного внешнеполитического курса. Все участники белого движения ориентировались на бывших союзников, а Краснов — на немцев.
Сразу же после избрания атаманом Краснов направил телеграмму Вильгельму II о том, что Всевеликое войско Донское, как субъект международного права, не считает себя в состоянии войны с Германией, предложил установить торговые отношения и попросил помощь оружием. Было и еще одно послание тому же Вильгельму, где атаман предлагал немцам признать право на самостоятельность Кубанской, Терской и Астраханской областей, а также Северного Кавказа. И даже просил выступить посредником на переговорах с Советской Россией об установлении мирных отношений с Доном. Первое послание в Берлине восприняли благожелательно и позже оказали казакам немалую военную помощь, а второе просто проигнорировали. Зачем им это было нужно?
Политиком атаман был неудачливым — все время ставил не на ту лошадь. Так было в Гражданскую, так было и во Вторую мировую. После революции в Германии Краснов, оказавшись в полной изоляции, решил подчиниться Деникину. Казаков Антон Иванович в свои ряды с удовольствием принял, а вот самого Краснова, помня о его германофильстве, быстро отправил в отставку. В Германию Краснов и отправился, где, понятно, без особых хлопот получил немецкий паспорт.
Политику не бросил, сблизившись с белоэмигрантским «Русским общевоинским союзом». Более того, организовав с соратниками так называемое Братство русской правды, безуспешно пытался вести подпольную деятельность в СССР. И, конечно, много писал: мемуары, романы, публицистику. Литератором и пропагандистом Краснов был плодовитым. В романе «Ложь» 1939 года восторженно изображен Гитлер и повторяются все нацистские штампы. Ну и, понятно, во всех мировых бедах обвиняются «жиды». Антисемитом атаман был первостатейным.
Именно Краснов способствовал созданию в Германии особой атмосферы вокруг казаков, представив руководству рейха доклад, где доказывал их происхождение от германцев-готов, живших в Северном Причерноморье еще в III веке. То есть, по Краснову, в расовом отношении казаки были «народом германской крови». Для Гитлера это имело огромное значение. Отсюда и благожелательность к формированию в составе вермахта казачьих частей. С «остготами» немцы не спорили, разрешив им даже старую форму и погоны царских времен. В германских казачьих частях все, от системы чинопроизводства до распорядка дня, было организовано согласно дореволюционным традициям.
Первым командиром «остготов» на службе вермахта стал не белоэмигрант, а кадровый советский офицер, бывший командир 436-го пехотного полка Красной армии , перешедший к немцам в августе 1941 года. Участник войны с финнами, выпускник академии имени Фрунзе, как и Власов — орденоносец (орден Красной Звезды), он сразу же заявил о желании воевать с большевиками. И воевал, командуя 5-м (позже 600-м) Донским кавалерийским полком с полной отдачей сил, за что был награжден девятью германскими орденами, в том числе Железным крестом 1-го и 2-го класса.
Кононовский полк действовал в районе Бобруйска, Могилева, Смоленска, Невеля, Полоцка, а позже — в Югославии против партизан. И это не единственная казачья часть в составе вермахта.
К концу июля 1942 года было закончено формирование 2-го Лейб-казачьего, 3-го Донского, 4-го и 5-го Кубанских, 6-го и 7-го сводно-казачьих полков.
Вся русская кровь, что пролили эти казаки вермахта, разумеется, и на руках Краснова. Впрочем, крепко доставалось тогда и «остготам», особенно от советской кавалерии, в которой также было немало казаков.
Судя по рассказам ветеранов, и те и другие казаки целенаправленно искали встреч на фронте друг с другом. И если такая встреча происходила, пленных не брал никто. Таким образом, уже на другом историческом отрезке Гражданская война продолжилась, причем так же беспощадно.
Продолжаются баталии и сегодня, правда, теперь лишь вокруг монументального памятника атаману Краснову, который с 2007 года стоит в станице Еланской Шолоховского района в частном музее казачества. Одни требуют памятник снести, другие — против. К тому же частную собственность у нас в стране по закону (хотя и избирательно) уважают. И уважают порой куда сильнее, чем память о погибших в Великой Отечественной войне.
Впрочем, компромисс, кажется, нашли: с памятника сняли табличку, что это атаман Краснов. Теперь это просто казак.
Вас устраивает?
Видео дня. Что убило легендарную Людмилу Пахомову в 39 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео