Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

Честные книги Верта. 5 дней английского журналиста в блокадном Ленинграде

Тем не менее в 1943-м в город по приглашению советской стороны прибыл английский журналист . Он провёл здесь пять дней, с 25-го по 29 сентября.
Честные книги Верта. 5 дней английского журналиста в блокадном Ленинграде
Фото: АиФ Санкт-ПетербургАиФ Санкт-Петербург
Интервью со Сталиным
Верт встречался с самыми разными людьми - от официантов и подростков до председателя Ленгорисполкома. Конечно, большинство тех, с кем англичанин общался, были соответствующим образом подготовлены. Но Верт, свободно владеющий русским, мог поговорить и с любым встречным, познакомиться с повседневной жизнью блокадного Ленинграда. Кроме того, город был для него родным, ведь он родился в Петербурге и жил до 16 лет в квартире на Моховой.
Его отец был крупным финансистом и промышленником, мать - англичанка. Отсюда семья уехала в Шотландию всего за несколько недель до Октябрьской революции, но о России не забывала никогда. Когда началась война, Верт сразу решил, что должен быть здесь.
Уже 1 июля 1941 года он в качестве специального корреспондента «Санди таймс» прилетел в Москву. Журналист пробыл в нашей стране практически всю Великую Отечественную. Он не раз приезжал на самые тяжёлые участки фронта. Добился, например, чтобы его пустили в Смоленск как раз в разгар боёв на подступах к столице. Побывал в Сталинграде, Воронеже, Харькове, Орле, Одессе. Общался с выдающимися советскими военачальниками - Рокоссовским, Жуковым, Чуйковым, Малиновским. Брал интервью у известных деятелей культуры: писателей Симонова, Шолохова, Эренбурга, Пастернака, композиторов Шостаковича и Прокофьева, кинорежиссёров Пудовкина, Эйзенштейна, Довженко.
В 1944-м с частями Красной армии Александр Верт вошёл в Польшу и тоже первым из западных репортёров открыл страшную правду Майданека. Би-би-си каждое воскресенье передавала его «Русские комментарии», собиравшие у радиоприёмников по 12-13 миллионов слушателей. В сентябре 1946 года состоялось знаменитое интервью Верта со Сталиным.
Неформальная правда
В Ленинграде Верт встречался с лётчиками, посещал театры, Публичную библиотеку, школу недалеко от Варшавского вокзала, Дворец пионеров. Побывал он на ЛОМО и , дачах на Каменном острове, где в ту пору жили сотни ослабленных детей и подростков. Беседовал, например, с 15-летней Тамарой Турановой, награждённой медалью «За оборону Ленинграда».
У неё от голода умерли родители, но девочка не оставила работу в цехе завода, находящегося в трёх километрах от передовой. «Если снаряд свистит, значит, он высоко. Только если начинает шипеть - понятно, что быть беде», - спокойно рассказывала юная героиня.
Верт побывал и у архитекторов, которые уже в 1943-м проектировали будущие кварталы Московского района, думали о восстановлении Петергофа, Пушкина, Павловска. Встречался с писателями, музыкантами, художниками, в том числе Вишневским, Саяновым, Кетлинской, Прокофьевым, Элиасбергом, Серовым. Они мечтали, как станут жить после войны, надеялись, что можно будет свободно путешествовать по странам Европы.
«Ценность его авторских репортажей в том, что он стремился донести правду, неформальную картину происходящего, - говорит профессор Европейского университета, историк, более 20 лет изучающий «белые пятна» блокады, . - Рассказать то, что знал не понаслышке, а в результате анализа фактов, собственных наблюдений и умозаключений».
О своём восхищении мужеством ленинградцев Верт написал в книге «Пять дней в блокадном Ленинграде». Она полна уникальных деталей, живых диалогов. Большой интерес, например, представляет интервью с тогдашним председателем Ленсовета , который достаточно откровенно ответил на вопросы британского журналиста. Книга была издана в Лондоне в 1944-м и потрясла зарубежных читателей. К сожалению, в России она вышла только в 2011 году, спустя 67 лет.
Вот что писал о Верте : «Я читал Верта, это честные книги, он провёл все годы войны у нас, английским корреспондентом, он знает многое из того, что я, например, не знал, но он и не знает многого из того, что мы все знали, вернее, чувствовали. Верт хорошо поработал, и книги его хорошо работают».