Ещё

«Глыба мрака»? Правнучка Зощенко о жизни и творчестве писателя 

«Глыба мрака»? Правнучка Зощенко о жизни и творчестве писателя
Фото: АиФ Санкт-Петербург
Его произведения изучают в школе, но судьба автора «Аристократки» и «Елки» до сих пор полна загадок. Каким же был писатель в жизни, как прошел через тяжелые испытания? Об этом SPB.AIF.RU рассказала правнучка писателя .
«Глыба мрака»?
Елена Данилевич, SPB.AIF.RU: Вера Михайловна, расскажите о вашей родословной, семейной ветви Зощенко.
Вера Зощенко: Все просто. У Михаила Михайловича был один сын Валерий Михайлович, мой дедушка. У него тоже сын — Михаил Валерьевич, мой отец. И я — его дочь, Вера Михайловна, правнучка. Есть еще дети братьев Зощенко, но я — родственница по прямой.
— А какие-то личные вещи писателя сохранились в семье?
— Почти все, в том числе костюмы, отдано в музеи, библиотеки. Так одну из пишущих машинок Зощенко мы передали в музей им. Островского в Сочи. Себе оставили лишь две его любимые настольные игры. Одна — «Маджонг». Она популярна и сегодня, правда, в наши дни в нее играют в электронном виде, а у Михаила Михайловича костяшки еще деревянные. Вторая — из слоновой кости сделано много фишек с символикой карт. Они разной формы. Сегодня даже литературоведам не совсем понятно, что это. Говорят, фишки для покера, лото, бриджа, но четкого ответа нет. В 90-х мои родители передали государству, городу и последнюю квартиру Зощенко, на канале Грибоедова, 9. Принимала дар Валентина Матвиенко. Сейчас там «Музей литературы XX века».
— Чем же объяснить, что в биографии выдающегося сатирика и сегодня немало «белых пятен»? Не ясно даже, откуда такая фамилия, путаница и с датой рождения.
— Что касается фамилии, говорят, этот миф придумал сам Михаил Михайлович. Якобы его далекий предок вопреки воле родителей в Италии женился на актрисе. Там он стал архитектором, принял православие и получил при крещении фамилию, отражающую профессию: зодчий — Зодченко. А уже отсюда Зощенко. На самом деле специалисты считают, что эта фамилия имеет украинское происхождение. Не случайно она и сегодня очень распространена в этой стране.
Разночтения и в дате рождения. Существует метрическая книга домовой церкви Святой мученицы царицы Александры в Петербурге, где написано, что  родился 28 июля 1894 года. Тем не менее, сам писатель в анкете, которую удалось найти в Центральном Государственном архиве литературы и искусства Санкт-Петербурга указывает 10 августа 1985 г. и место рождения — Полтаву. Так же указано в паспорте, на 1 год и 1 день позже даты, зафиксированной в метрической книге. Почему произошла путаница — до сих пор загадка.
— Выдающиеся люди часто непредсказуемы. Гений может быть домашним тираном, звездный артист — угнетать окружающих. Каким же Зощенко был среди домашних, в непринужденной обстановке?
— Многим кажется, что прадед — эдакий весельчак, «зажигавший» все вокруг. На самом деле друзья называли его «глыба мрака». Это след из детства. Почему-то его мама считала, что он, как и отец — человек с закрытым сердцем, не умеющий любить. И хотя все было наоборот — Михаил Михайлович в это поверил. Внешне казалось, что он какой-то отстраненный. Мало общался и разговаривал. Дети его боялись. Но эта якобы холодность была продиктована желанием не навязываться, никого не беспокоить. У него всегда был отдельный кабинет, мастерская, если позволяли условия. Когда он с женой выезжал на дачу, они жили в разных комнатах и могли по несколько дней не встречаться, так как работали по диаметрально противоположным графикам.
Главное — все живы
— Очевидно, накладывала отпечаток и внешняя обстановка. Ведь в то время проявлять чувства считалось неуместным.
— Да, это расценивали как слабость, неуверенность. Однако если почитать переписку Зощенко с женой, Верой Владимировной, в честь которой меня и назвали, видно, что чувства есть и большие. Он очень любил своих родных, заботился о них. Когда произошло наводнение, бросился к ним через весь город. Из эвакуации отправлял жене посылки: «Посылаю тебе, дорогая, крупу перловую, кои очень вкусно уваривать в молоке, предварительно освободив от мышиного помету». Искренне считаю, если бы он жил сегодня, ему было бы намного легче.
— Большим испытанием для Зощенко стало постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград», вышедшее в августе 1946 –го. Там писателя подвергли жесточайшей критике и разгрому. Как травлю переживал сам Зощенко, его родные и близкие?
— Пусть это покажется странным, но в нашей семье относятся к Сталину и Жданову скорее с благодарностью. Потому что известна тысяча случаев, когда и меньшее заканчивалось намного хуже. А здесь все живы, никого не отправили в лагеря, никаких «15 лет без права переписки». Эта история помогла и моральному очищению. Сразу выяснилось, кто друг, а кто просто так. Потому что когда Зощенко в 20-30-е годы был сверх популярен, его окружали сотни людей. После 1946-го стало ясно, чего стоят эти отношения. Кто подставил плечо, а кто при виде опального писателя переходил на другую сторону улицы и писал: «Миша, верни мне мою фотографию».
— Кто же оказался настоящим другом, не побоялся протянуть руку помощи?
— Мы все очень признательны . Он в буквальном смысле спас нашу семью от голода. Ведь после постановления Михаил Михайлович остался не только без работы, но и средств к существованию. Его исключили из Союза писателей, лишили продовольственных карточек. Не было денег даже на хлеб. Чтобы выжить, он стал вырезать стельки… Начал заниматься переводами, потому что они печатались без подписи. И вот в этот трудный период ему на выручку пришел Аркадий Райкин.
Хотя они были едва знакомы, Райкин начал заказывать Зощенко миниатюры. Все понимали, что они не в духе Райкина, что их трудно играть, но знаменитый артист покупал эти работы. Причем делал это регулярно. Важный нюанс: просто так Зощенко, несмотря на трудное положение, денег бы не взял. Для него это было дело чести. Часто говорил: «Я русский офицер, а не подонок. Подачек не беру». А вот получить деньги за труд — нормально. Так при поддержке Аркадия Райкина выжили сам Зощенко, его жена и болеющий тогда сын. Если бы этого не произошло, может наш род и не продолжился. Так что, повторю, мы все бесконечно благодарны Аркадию Исааковичу.
Язык — ДНК души
— При такой тяжелой жизни, откуда у него этот глубинный, философский юмор, яркость образов?
— Лучше всего в автобиогафии об этом рассказал сам Зощенко. Он же начинал писать как старые мастера. Но время изменилось, нужна была другая литература. Свой неповторимый язык он сделал фактически сам: слушал его, впитывал, пропускал через себя. Так из живых клеток родилась новая литературная форма. «Язык-бисер», как называл его Горький. Ведь язык — это своеобразное духовное ДНК, он отражает, как мы думаем, говорим и творим.
— Вера Михайловна, вы тоже творческая личность, актриса. Имя Зощенко вам в жизни помогает?
— Считаю подарком судьбы, что связана с таким человеком. Хотя сама живу, как и многие современные актеры, по принципу «волка ноги кормят». Поработала в «Мюзик-холле», антерпризе, читаю аудиокниги. В Москве мы по рассказам Зощенко сделали спектакль, но в прошлом году его закрыли. Организаторы сказали, что очень дорого. Снимаюсь в сериалах, однажды даже мертвую играла. Удачей считаю проект, который мы подготовили на телевидении с известным спортивным комментатором Кириллом Набутовым. Я там делала десерты и рассказывала о прадедушке. Главным достижением для меня стало то, что многие люди, благодаря этой программе, впервые открыли книги Зощенко, узнали об этом писателе. Значит, трудилась не зря и хотя бы в чем-то прадедушке помогла, смогла его отблагодарить.
Видео дня. Хиросима и Нагасаки: факты, о которых молчат
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео