Истории
Люди
Вещи
Безумный мир
Места
Тесты
Фото

После раздела в «тёплую Сибирь». Как поляки селились на Кубани?

На Кубани в мире и согласии проживают более 120 национальностей. У каждого народа свои обычаи, традиции, история. В середине ХIХ века количество поляков в Краснодарском крае насчитывалось в 24 тысячи человек. С тех пор польские династии ассимилировали с казачеством, иными местными нациями и народностями, но их генеалогические корни всё равно польские. О том, как появились поляки на Кубани, «АиФ-Юг» рассказывает кандидат исторических наук, автор исторических очерков о судьбах польского населения на Северо-Западном Кавказе Александр Селицкий.
После раздела в «тёплую Сибирь». Как поляки селились на Кубани?
Фото: АиФ – ЮгАиФ – Юг
Торговали, учили, лечили
Поляки постоянно присутствуют на Кубани со времени её освоения черноморскими казаками, переселявшимися из земель, входивших прежде в состав Польского королевства. После третьего раздела Речи Посполитой и по итогам войн с Наполеоном подавляющая часть польских земель оказалась в составе Российской империи. Это вскоре привело к заметному притоку поляков на Кавказ - «тёплую Сибирь», где они, будучи сосланными за участие в наполеоновском походе на Москву, освободительных восстаниях и призванными по рекрутской повинности, массово служили в рядах Отдельного Кавказского корпуса. Кроме того, значительное число польских дворян и чиновников, составлявших к концу XIX в. до четверти польского населения Кубани, прибыли сюда добровольно или по службе.
Поляки занимались ремёслами, торговлей, служили инженерами, учителями, врачами, ветеринарами, юристами, архитекторами, чиновниками, были известными в регионе промышленниками, основывали курорты и нефтепромыслы, строили мосты и железные дороги. Поселялись они преимущественно в городах. Исключением можно назвать только селение Раздольное (ныне в черте Большого Сочи) и станицу Темнолесскую в Апшеронском районе. Это связано с тем, что поляки практически не участвовали в земледельческой колонизации.
Особенно заметные притоки поляков на Северо-Западный Кавказ были вызваны двумя мировыми войнами. Будучи довольно немногочисленной этнической группой населения Кубани, в период советской власти они испытали настоящую демографическую катастрофу, связанную как со сталинскими репрессиями, так и с потерей религиозной, культурной и языковой самоидентификации. Тем не менее, польская этническая общность на Кубани, пережив сложные этапы своей истории, сумела не поддаться полной ассимиляции в регионе, сохранить самобытность.
Потомки древних сарматов
Культурные и экономические связи Польши с Кавказом начались ещё в средние века. Своеобразную роль в этом процессе играли армянские купцы, которые регулярно доставляли товары и новости из одного края в другой.
К Кубани и Северному Кавказу у польской шляхты сложилось особое отношение. Это было связано с господствовавшей в XVI–XVIII веках в шляхетской среде идеологией «сарматизма». В соответствии с этим учением польские шляхтичи считали, что они являются потомками древних сарматов, в прошлом населявших причерноморские земли, в том числе и Кубань. Идеи «сарматизма» вызвали стремление некоторых польских аристократов колонизировать Причерноморье. В XVIII–XIX веках ряд польских путешественников отправились на «Родину предков». Наиболее известными стали этногеографические зарисовки историка, археолога и писателя Яна Потоцкого, в 1797-1798 годах побывавшего на Кавказской линии от Кизляра до Тамани.
Черноморское казачье войско было создано в 1787 году. Осознавая всю стратегическую важность присутствия казаков на южных рубежах империи, власти постоянно стремились увеличить количественный состав войска. Предписывалось зачислять в Черноморское казачье войско представителей различных социальных групп, в том числе выходцев из польских земель. Например, 27 мая 1790 года Григорий Потёмкин подписал ордер о включении в войско «работников из Малой России и Польши», а 22 августа 1799 года император Павел I распорядился усилить состав войска «бродягами из Малороссийских, Польских и бывшего Запорожья людей». В 1787-1788 гг. наблюдался массовый приток польских шляхтичей. Такое же было в 1793 году после второго раздела Речи Посполитой.
Польская шляхта с её культом свободы, представлениями о равенстве членов одной корпорации, особым военно-рыцарским этносом, опытом самоорганизации и самоуправления была примером для подражания. Многое из названного нашло затем своё отражение и в казачьей идеологии, устройстве войска, образе жизни.
Любопытно, что поляки попадали на Кубань не только в качестве казаков, но и как православные священники. В списке послушников Екатерино-Лебяжской Черноморской Николаевской пустыни на 1800 год значится шесть поляков.
Женились на казачках
Не все потомки польских родов меняли родовое имя на казачье прозвище. Примером служат фамилии: Бойчевский, Вербицкий, Виташевский, Гардовский, Добровольский, Крижановский, Новицкий, Планкевич, Рахмановский, Сарниций и другие.
О вероисповедании казаков из поляков в источниках информации нет. Предположительно, что выбор веры был личным делом вновь поступивших. Как известно, в Российской империи католики могли сохранять своё вероисповедание даже на службе у православного государя, тем более, что правительство в конце XVIII - начале XIX в. стремилось интегрировать поляков в организм империи, чтобы они не чувствовали дискомфорта в новом государстве и не страдали от потери их родиной независимости. Скорее всего, в большинстве своём поступившие в казаки католики-поляки меняли вероисповедание, вступали в браки с казачьими дочерями и старались интегрироваться в преобладающую казачью массу, делая карьеру. Но возможны и случаи сохранения веры предков в семье, тем более, если новые казаки из поляков привозили с собой жён-полек.
Память о польских корнях могла постепенно стираться или уже не быть такой значимой, как раньше. Поляки-казаки прочно интегрировались в войсковую структуру. Сообщения о поляках в рядах Черноморского казачьего войска становятся всё более эпизодическими. Только с преобразованием войска, которое в 1860 году вошло в состав вновь образованного Кубанского казачьего войска, в его рядах вновь появляется множество польских фамилий и приверженцев католицизма.
Имена на века
Многие исследователи признают, что поляки, несмотря на относительную малочисленность, сумели внести свой особенный полновесный вклад в экономическую, культурную и научно-просветительскую жизнь Кубани.
Потомки гордятся такими известными личностями, как - основатель курорта Анапы; Виктор Подгурский, построивший первую в Мацесте водолечебницу; Мечислав Рымашевский - основатель горячеключевского курорта. Поляки-генералы: легендарный наказной атаман Кавказского линейного казачьего войска генерал-майора Феликс Круковский; основатель Майкопской крепости генерал от инфантерии Викентий Козловский; командир Кубанской пластунской бригады генерал-майора Станислава Окулич.
Оставивших след в истории Кубани немало имен. Например, известный учёный, проводивший топографическую съёмку всего Кавказа, генерал-лейтенант Юзефа Ходзько; проектировщик и строитель в Новороссийске первой в России электростанции трёхфазного переменного тока Александр Щенснович. Только благодаря деятельности профессора Ромуальда Войцика, сумевшего приобрести почти пятьсот экспонатов огромной художественной и исторической ценности, Краснодарская художественная галерея имени Ф.А. Коваленко превратилась из провинциальной коллекции в музей общегосударственного значения. Большой вклад в развитие врачебного дела внёс профессор-офтальмолог Станислав Очаповский, до сих пор остающийся знаковой фигурой не только для кубанских, но и российских медиков. Спортивную славу Кубани высоко поднял двукратный чемпион Советского Союза и двукратный чемпион России, победитель мировых шахматных олимпиад, международный гроссмейстер Виталий Цешковский. Или вспомним видного общественного деятеля и педагога Владимира Пташинского, чьё имя как основателя носит сегодня Краснодарская детская художественная школа. Таких славных польских имён, оставивших видный след в истории Кубани, назвать можно много.