Ещё

День в истории. 4 сентября: ликвидирован чекист, пытавшийся переметнуться к Троцкому 

День в истории. 4 сентября: ликвидирован чекист, пытавшийся переметнуться к Троцкому
Фото: Украина.ру
Натан Порецкий (настоящее имя Рейсса) родился в маленьком галицком городке Подволочискт (совр. Тернопольская область Украины). Интересно, что последовавший примеру Рейсса и бежавший вслед за ним чекист Вальтер Кривицкий тоже был уроженцем этого городка, как и еще несколько известных агентов ОГПУ-НКВД и военной разведки: Шталь, Федин, братья Уманские.
О юности Порецкого известно совсем немного. Известно, что он учился во Львове вместе со старшим братом, но их пути позднее категорически разошлись. Натан увлекся левыми идеями, а брат стал пламенным польским националистом, сражался в рядах польской армии и погиб в начале 20-х в советско-польской войне.
В партию большевиков Порецкий попал уже в разгар гражданской войны транзитом через польских коммунистов.
Учитывая происхождение Порецкого и знание им языков, его перебросили обратно в Польшу (Галиция перешла к полякам по итогам Первой мировой) уже в качестве агента. В ряде источников указано, что Порецкий-Рейсс занимался в Галиции распространением нелегальной литературы. Однако в действительности он был военным разведчиком. Подкупая местных солдат и унтер-офицеров, он выпытывал у них дислокации частей и численность. Длилась эта деятельность не очень долго. Через год с небольшим Порецкий был схвачен и получил пять лет как агент иностранной разведки.
Впрочем, при конвоировании через Краков ему удалось сбежать и уйти в Германию. Оттуда он перебрался в Вену, где осел на несколько лет, выполняя различные разведпоручения военной разведки (4 управление штаба РККА). В конце 20-х он с женой переехал в Амстердам, где должен был возглавить английскую резидентуру, которую перенесли из Британии из-за страха перед всесилием местных спецслужб.
В Голландии Рейсс сдружился с Хенком Сневлитом — крупным агентом Коминтерна, одним из создателей компартий Китая и Индонезии. Через Сневлита, знавшего немало индийских студентов, учившихся в Британии, Рейсс собирал информацию. Также Сневлит пытался наладить контакты между ним и ирландцами, однако среди последних не нашлось , они все оказались убежденными националистами (даже считавшие себя левыми).
Для прикрытия Рейсс держал небольшой магазинчик. Однако возникла проблема. Управляющий магазина, нанятый по рекомендации Сневлита, у него жену. В итоге все перессорились, у магазина начались проблемы и закончилось все тем, что Рейсса отозвали в Москву.
В Москве его по старой памяти поставили на польскую секцию Коминтерна. Но это были уже скверные для организации времена, надежды на мировую революцию не оправдались и организация не обладала прежним могуществом 10-летней давности.
В 1932 году Рейсс с женой перебирается в Париж, теперь уже как агент ИНО НКВД. Учитывая происхождение и родственные связи, Рейсс был едва ли не первым кандидатом на зачистку в НКВД. Он понимал это и сам и уже начиная с первых Московских процессов начал обдумывать со своим земляком, тоже агентом НКВД Кривицким, варианты разрыва с СССР.
Весной 1937 года Кривицкий вернулся из СССР и намекнул Рейссу на то, что того ждут неприятности в случае возвращения. Кривицкого подробно расспрашивали про земляка и особенно интересовались служившим в польской армии братом Рейсса. Сам Кривицкий, вопреки первоначальному плану, на разрыв не решился.
Рейссу пришлось действовать в одиночку. Он переправил жену и сына в горную деревушку в Швейцарии, а сам съездил на встречу со Сневлитом. Голландский коммунист, ранее и сам порвавший с СССР, поддержал его начинание. Рейсс собирался не просто бежать, а опубликовать в печати письмо с обвинениями в адрес сталинского режима. Одно письмо он отослал в ЦК, вторую копию передал европейским троцкистам. Его краткое содержание было примерно таким:
«Письмо, которое я Вам пишу сегодня, я должен был написать уже давно, в тот день, когда «шестнадцать» были убиты в подвалах Лубянки по приказу «отца народов».
Я тогда молчал, я не поднял голоса протеста и при последующих убийствах, и за это я несу большую ответственность. Велика моя вина, но я постараюсь ее загладить, быстро загладить и облегчить этим свою совесть.
Я шел вместе с вами до сих пор — ни шагу дальше. Наши дороги расходятся! Кто теперь еще молчит, становится сообщником Сталина и предателем дела рабочего класса и социализма.
С двадцатилетнего возраста я веду борьбу за социализм. Я не хочу теперь, на пороге пятого десятка, жить милостями Ежова.
Чтобы Советский Союз, и вместе с ним и все международное рабочее движение не стали окончательно жертвой открытой контрреволюции и фашизма, рабочее движение должно изжить своих Сталиных и сталинизм. Эта смесь из — худшего, ибо беспринципного, — оппортунизма, с кровью и ложью грозит отравить весь мир и уничтожить остатки рабочего движения.
Самая решительная борьба со сталинизмом! Не народный фронт, а классовая борьба; не комитеты, а вмешательство рабочих для спасения испанской революции — вот что стоит сейчас в порядке дня!
Долой ложь о социализме в одной стране и назад к интернационализму Ленина!
Нет, я больше не могу. Я возвращаю себе свободу. Назад к Ленину, его учению и делу.
Я хочу предоставить свои скромные силы делу Ленина; я хочу бороться и только наша победа — победа пролетарской революции — освободит человечество от капитализма и Советский Союз от сталинизма.
Вперед к новым боям за социализм и пролетарскую революцию! За организацию IV Интернационала (т.н. троцкистский интернационал, созданный уже после смерти Рейсса. — Прим. авт.)».
Письмо было опубликовано в «Бюллетене оппозиции», который издавался под патронажем Троцкого, и наделало немало шума. Правда, произошло это уже после его смерти.
Беглец скрывался недолго. Хотя он и оборвал все связи с прежними контактами, на него удалось выйти через Гертруду Шильдбах, старую знакомую его семьи, также работавшую на НКВД. Рейсс ошибочно решил, что Шильдбах, настойчиво просившая о встрече, обеспокоена происходящими в Москве событиями и нуждается в его совете. Однако в действительности она заманила его в ловушку.
Непосредственным убийцей Рейсса считается болгарский агент НКВД Борис Атанасов (Афанасьев), закончивший свои дни заместителем редактора журнала «Советская литература» и заслуженным работником культуры РСФСР. Также в группе присутствовал франко-британский агент НКВД Роллан Абиа, позднее под именем Владимира Правдина работавший главредом издательства «Иностранная литература». Что касается Шильдбах, то ее следы теряются в советском Казахстане в 1941 году. Общее руководство операцией осуществлял Сергей Шпигельглас, специализировавшийся на ликвидациях и похищениях. Он не пережил одной из чисток и был расстрелян в 1941 году.
Утром 4 сентября изрешеченное пулями тело Рейсса было обнаружено на шоссе близ Лозанны. Участники убийства оставили немало следов, однако успели перебраться во Францию, а оттуда в СССР. Им удалось скрыться, но помогавшие им во Франции члены «Союза возвращения на Родину» подверглись преследованиям французской полиции. Часть из них, включая мужа Эфрона, экстренно выехала в СССР, что в конечном счете закончилось для них трагически.
Видео дня. Вещи, о которых грезили советские женщины
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео