Ещё

Всей историей России в орденах и медалях «командует» дама 

Всей историей России в орденах и медалях «командует» дама
Фото: SM News
Людмила Михайловна, женщина и фалеристика? На первый взгляд, трудно совместимые понятия. Обычно женщины отдают предпочтение фарфору, картинам куклам, тканям…. А тут металл, строгость, лаконичность, в общем, мужская стихия. Откуда у Вас страсть к такому направлению?
Жизнь так сложилась, что фалеристика стала моей судьбой, работой. Я из академической науки. Когда закончила аспирантуру в Санкт-Петербургском университете, то защищала диссертацию по Екатерине Второй, изучала ее труды по истории России. В т.ч. и «Записки по русской истории», которые были написаны в воспитательных целях для внуков — Александра и Константина. Изложены были очень живо, пользовались большой популярностью. Их издавали и переиздавали многократно. Но долгие годы существовало предположение, что сама императрица вряд ли бы смогла написать такой труд. Что был кто-то, кто приложил к этому руку. Мне же удалось доказать, что Екатерина Вторая сама написала эти «Записки», но взяла за основу «Историю России» Василия Татищева. Русский историк писал свой труд на основе изучения всех известных летописей. Бывшая немецкая принцесса переписала это произведение русской историографии на свой манер, расставила в содержании нужные акценты, а повествовательный язык стал разговорным и живым. В то время Екатерина интересовалась историей и жизнью русских князей — преосвященных княгини Ольги, князя Владимира, и на страницах «Записок» писала, почему утверждает орден Святого Владимира, было даже описание проектов будущих медалей.
В силу жизненных обстоятельств пришлось семьей переехать в Москву. В какой-то момент даже появилось желание поработать экскурсоводом в Музеях Московского Кремля. Меня приняли, я изучила, все что было написано, сдавала что-то типа экзаменов и готовилась выйти на «маршрут». Но в этот момент коллега, которая хранила ордена и медали, по причине болезни решила покинуть свой пост. И мне поступило предложение заменить ее. Началась передача коллекции. Ордена тогда были для меня чем-то обыденным, никакого пиетета я к ним не испытывала. А когда пошли медали Екатерининской эпохи, то увидев их, я ощутила себя каким-то первооткрывателем. Оказывается, эта серия, о которой писала в своих «Записках» Екатерина Великая, есть не только на страницах книги, но и в металле. Так, через медальерное искусство я и пришла в фалеристику. Стала изучать это направление уже более пристально и более тщательно. А т.к. у меня был исторический багаж знаний, то на все это я смотрела уже другими глазами. Женщина-фалерист, наверное, это, действительно, особая каста.
А много у нас женщин-фалеристов?
Нет, не много. В  была Магдалина Добровольская, хранитель одного из самых сложных и обширных в мире музейных фондов наград, печатей и геральдических материалов. Сейчас сектором нумизматических памятников стран Европы и Америки в Эрмитаже заведует ее дочь — Лидия Игоревна Добровольская. Отличный фалерист — , она работает в Военно-историческом музе артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург).
А как складываются отношения с мужчинами-фалеристами. Они демонстрируют свое превосходство или женщина-фалерист для них полноправный участник диалога?
С мужчинами-фалеристами общаемся очень много. Общаемся и в Европе на конференциях сообществ, и с коллегами, в чьем ведомстве находятся королевские коллекции Швеции Великобритании. Сотрудничество тесное. При общении, когда они видят перед собой представительницу слабого пола, ни у кого из них не было и нет чувства превосходства. Может, когда такая встреча происходит впервые, где-то глубоко внутри и есть какие-то предубеждения. Внешне это не демонстрируется. Но нам, женщинам, приходится доказывать свою квалификацию. Обычно российские фалеристы-мужчины к этому занятию (увлечению) относятся где-то с излишней страстностью. Я же веду себя несколько отстранено, как исследователь.
В Вашем ведомстве находится Сектор фалеристики и металла. С фалеристикой все ясно. А вот металл — что к этому относится?
Этот Сектор сам по себе уникальный. Раньше был Сектор нумизматики. Но потом в ходе реорганизации нумизматику объединили с археологией, а к фалеристике отошел весь художественный металл XII — XVII веков. Фактически теперь в этом Секторе находится «наше всё» — все царские венцы, короны, иконные оклады, и византийские, и памятники самого раннего нашего средневековья. А завершается все орденами и медалями.
А сколько экспонатов в коллекции Сектора фалеристики и металла.
Самая большая часть — это, после нумизматики, конечно, фалеристика и медальерное искусство. Но по меркам Эрмитажа и Исторического музея мы имеем небольшой объем. Где-то около 6 тысяч экспонатов. У нас есть экспозиция в Оружейной палате, где представлены ордена. Но это лишь малая толика наших возможностей. Пока же в полном объеме коллекцию мы не выставляем. Сейчас строим новое здание на Красной площади в Средних рядах, где и будет размещена бОльшая часть нашей коллекции. Так же в перспективе у нас будет Орденский зал в Оружейной палате.
Пока же выставляется только отдельная часть коллекции. И это очень маленькая часть. А у нас собрана эталонная коллекция, и она самая значительная в мире.
Мы храним ордена российских императоров. Во время Первой мировой войны в 1914 году основные ценности государства для сохранности были отправлены в Москву в Кремль. А в 1917 году, когда случилась Февральская революция, в Москву уже было переправлено все имущество Капитула (прим: учреждение, ведавшее изготовлением и вручением орденов и других наград, в Российской империи до 1917 года). И после Октябрьской революции дворцовое имущество тоже было переслано в Кремль. Но в 1922 году, когда начали вскрывать ящики, то многое из содержимого стали распродавать. Правда, Капитул тогда полностью передали в Оружейную палату. И затем уже позже многие известные и значимые предметы, которые были отданы большевиками в антикварные магазины, сотрудники Оружейной палаты смогли вернуть.
Почему наша коллекция эталонная? Для того, чтобы заказать ювелирным фирмам ордена, Капитул сначала специально делал заказ на изготовление эталонного образца. Это не так, как сейчас, штампуют просто и всё. Тогда каждый ювелир получал заказ и по результату выбирали лучший. Например, если взять орден , то по всем периодам нашей истории видно, что ордена разные. Ближе к началу ХХ века все было унифицировано по размерам, и уже можно понять где орден I степени, а где II степени.
Как с учетом такого многообразия коллекции готовитесь к выставкам?
У нас есть уже большой опыт орденских выставок. Первая выставка была в 2004 году. Концепцию разработали такую, чтобы показать не только императорские ордена. Мы ведь храним имущество Капитула. А туда кроме орденов входит орденская одежда, представлен орденский церемониал — жезлы герольдов, шитье с золотом, статуты и т.д. И на той выставке представили имущество Капитула, российские императорские ордена, орденскую одежду, сервизы. Екатерина Вторая в свое время заказала четыре орденских сервиза: ордена Св. Великомученика и Победоносца Георгия; ордена Св. Апостола Андрея Первозванного; ордена Св. Благоверного князя Александра Невского; ордена Св. Равноапостольного князя Владимира. К сожалению, после революции сервизы не были оставлены в одном месте при Оружейной палате, их перераспределили, что-то ушло в Эрмитаж, какая-то часть передана в Кусково, у нас же хранится металл — ложки, вилки, ножи. Еще у нас представлены орденские печати. И когда мы готовили ту выставку то обратились в наградной отдел . Мы были заинтересованы в том, чтобы показать людям новые награды. А то видим по телевидению, как награждают человека орденом «За заслуги перед отечеством», а как он выглядит, этот орден? Представили эти ордена и сделали небольшую экспозицию советского периода, чтобы не перескакивать его. Эффект был потрясающий. И это были не просто ордена, а перед посетителями развернулась вся история страны.
Как компоновали выставку для Владивостока. Какие будут представлены экспонаты?
Этот выставочный проект необычен тем, что было принято решение показать все три периода — Российскую Империю, Советский Союз и Российскую Федерацию. Хронологический охват с 1698 года по сегодняшний день. Показываем всю орденскую систему. В этом году 250-летие Ордена Святого Георгия — высшей военной награды Российской империи. Поэтому решили собрать в одном месте и Императорскую Россию, и восстановленные уже в Российской Федерации ордена, и как орден прослеживается в советской орденской системе.
Изначально, когда орденская система создавалась после революции, то были отвергнуты традиции, например, когда награждение орденом шло последовательно от низшей степени к высшей. Все началось с «чистого листа», создавалась новая символика — пролетарская: Орден Красного Знамени, Орден Красной Звезды. Советская орденская наградная система была интересна своим новаторством. Впервые мир увидел ордена с изображением красноармейца с винтовкой, Ленина, Сталина, Красного знамени, серпа и молота.
А вот в годы Великой отечественной войны для поддержания духа уже обратились к тем героическим наградам, которые были в Российской империи. И Сталин был не против такого «поворота событий». Многие военачальники тех лет, в т.ч. Рокоссовский, Жуков участвовали еще в Первой мировой войне и начинали с солдатских наград — георгиевских крестов. И Сталин разрешил им эти георгиевские кресты носить наряду с пролетарскими орденами. А потом учреждается в 2-х степенях Орден Великой Отечественной войны — самый, наверное, знаменитый. Его особенность в том, что семья погибшего воина могла сохранить награду в семье, в то время как остальные необходимо было вернуть государству. Так было до 1977 года. Потом появляется Орден Славы с георгиевской лентой. И степенные с низшей степени до старшей. Если вспомнить портреты наших военачальников, то у них на груди было по несколько орденов Ленина или Красного Знамени. Это неправильно награждать одним и тем же орденом несколько раз. Ценится первое награждение или по степеням с низшей и далее.
Завершает советскую систему Орден Победы. Когда уже было ясно, что победа в войне не за горами, то Сталин решил — необходим орден, который бы затмил все существующие ордена мира. Уже был открыт Второй фронт, свои ордена были у англичан, американцев, французов, шло взаимное награждение. И говоря языком современной молодежи, необходим был убойный символ Победы. И сразу принимается решение, что это будет драгоценный орден, что будут использованы только отечественные драгоценные камни, платина и золото. Когда к делу привлекли ювелиров, то стало ясно — монетный двор не сможет изготовить такой драгоценный знак. Заказ передали ювелирно-часовому заводу. И очень символично, что тамошний мастер, который крепил на орденах бриллианты, в свое время работал у Фаберже. Отбирали эти бриллианты для Ордена Победы из Гохрана. Предстояло выбрать камни одной величины и чистоты. А на каждом ордене 172 бриллианта. И отбирали их из тех запасов, которые были созданы во время передачи в Гохран драгоценностей императорского дома. И вот Орден Победы будет показан и во Владивостоке.
К открытию выставки приурочена презентация Статута, подписанного императрицей Екатериной II в день учреждения Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, 26 ноября 1769 года. Оригинал документа хранится в Музеях Московского Кремля. Оформлен совершенно особенным образом: серебристый глазет с золотным шитьем, пергамент, рукописный текст, аллегорические изображения художника Козлова. И это никто никогда не видел. Все знают лишь типографский образ отпечатанного статута, который давали каждому кавалеру, как законодательный документ. И к юбилею было принято решение его издать. И первая презентация этого статута в мире пройдет во Владивостоке.
А чей Орден Победы увидят владивостокцы и гости города?
У нас самая большая коллекция Орденов Победы. Известно 19 кавалеров, которые были им награждены: дважды награждались Сталин, Жуков и Василевский, сюда прибавим еще пять иностранцев. Получается, что он такой же редкий, как Орден Святого Георгия 1-й степени императорской России. Там было 25 награждений.
Орден Победы — один из самых дорогих орденов в мире. Своей символикой, красотой и лаконичностью он стал бесценным памятником ювелирам Советского Союза. Это настоящее произведение искусства. Когда началось изготовление, то возникла проблема — она крылась в рубинах. Т.к. рубин имеет разные оттенки, то даже для одного ордена не было возможностей подобрать идентичные камни. И было дано задание — создать синтетически рубин. Видимо, к тому времени уже были разработки по созданию такого камня. В результате — в каждом ордене были рубины одинаковой калибровки. И даже есть такая история, когда Эйзенхауэра наградили Орденом Победы, то он решил оценить его и призвал на помощь маститых американских ювелиров. И они не смогли распознать, что рубин искусственный! Это подтверждает успехи советской науки. Мы храним у себя 9 таких орденов — два Ордена Победы, которые принадлежали Сталину, есть у нас ордена и Мерецкова. В Алмазном фонде хранится орден Тимошенко, в Музее Вооруженных сил — Жукова и Василевского. Один орден был в свое время пожалован Брежневу, но после его смерти, когда у власти находился Горбачев, орден вернули, т.к. понимали, что награждение состоялось не по статуту. Так что орден Брежнева тоже у нас. А увидят владивостокцы и гости города Орден Победы, который принадлежал маршалу Советского Союза Константину Рокоссовскому.
Вы сказали, что Орден Победы — один из самых дорогих в мире. А как это выглядит в денежном эквиваленте?
Орден, действительно, бесценный. И дорогой. Кстати, один из Орденов был вручен румынскому королю Михаю I. Ходит версия, что после того, как ему пришлось отречься от престола и покинуть страну, он якобы продал орден, т.к. сильно нуждался в средствах для эмиграции. И это позволило ему жить долгие годы безбедно и счастливо. Но когда в 2005 году король Михай посетил Москву во время празднования 60-летия Победы, то Ордена у него на лацкане мундира никто не увидел. Вездесущие журналисты задали ему этот вопрос: «А где же награда?». И получили ответ, что дескать, из-за дороговизны Ордена носить его открыто слишком боязно, но при этом Михай якобы показывал им бархатный мешочек, где и находился этот раритет.
Орден Победы — редкий и красивый. И по этому поводу есть разные оценки ювелиров. Эксперты оценивают его от 20 миллионов долларов и выше.
Многие страны бьются за возвращение своих реликвий, исторических ценностей? Были ли у вас случаи, когда музею приходилось возвращать награду или экспонат в другую страну?
Таких случаев не было. Возвращать — не всегда правильно. У нас есть прецедент. Когда была война с Бонапартом, то Наполеон много чего поимел при покорении стран. И все это легло в основу созданного им Императорского музея, который потом стал называться Лувром. И уже позже каждая страна выступала за возврат своих богатств, лидеры стран категорично настаивали на этом. Состоялся Венский Конгресс, где российский император Александр I выступил за то, чтобы сохранить этот музей, где волею судеб оказались собраны уникальные произведения искусства. Сохранить в центре Европы, чтобы он был доступен для всего просвещенного мира. И Александр настоял на своем решении.
Вам вручен Госпитальеров, больше известный как Мальтийский орден. Что послужило решением для награждения, какие он возлагает обязанности и дает привилегии?
Мальтийский орден — это самый старый из существующих рыцарских орденов. Орден был учрежден в святых землях Иерусалима в XII веке, и он живет до сих пор по этим канонам. Но он католический. И настоящие рыцари дают обет при вступлении.
Мы готовили выставку «Державные кавалеры», и к нам обратился Мальтийский орден с предложением сделать выставку совместной. Успех был ошеломительный. Каталоги раскупили задолго до закрытия выставки, и сегодня это библиографическая редкость.
Когда готовились к выставке, то обнаружили, что у нас хранятся кресты великих магистров Пьера д’Обюссона (15-й век), Жана Паризо де ла Валетта (16-й век) и др. Эти кресты были привезены в дар императору Павлу I, когда Наполеон взял Мальту. Орден выставили с острова, как говорят сегодня, без средств к существованию. И эти рыцари оказались бездомными в Европе. Ни один европейский государь не спешил их принять под свою защиту, никто не хотел портить отношения с Наполеоном. И только Павел пригласил их в Санкт-Петербург, где и приютил. И тогда эти рыцари низложили Фердинанда фон Гомпеша, который на тот момент был великим магистром (и это при том, что магистры, как и короли, выбираются до конца своей жизни), и провозгласили великим магистром Павла I. Выставка была построена на наших экспонатах, мы изучили все что хранилось во Франции в Музее почетного легиона и в Лувре. Из Лувра привезли кинжал веры магистра де ла Валетта, из Музея почётного легиона привезли смальты и орден, который сейчас в Риме. Когда изучала на Мальте архивы XVII — XVIII веков, то отметила, как мальтийцы отстаивали христианскую веру и сражались с мусульманами, с теми же турками. И Россия тоже вела с ними борьбу. В то время много славян было захвачено в плен, продано в рабство. После освобождения эти люди были доставлены на Мальту, где после долгих мучений возвращались к жизни. Оттуда их отправили на родину. При этом всех освобожденных снабдили официальной бумагой, где была просьба в адрес каждого европейского монарха — создать условия и помочь людям добраться до своего места. Были составлены списки, и это была целая сброшюрованная книга. Когда я увидела этот документ, то даже не знала, что и подумать — там было очень много славянских имен. Обратились с просьбой предоставить этот документ, чтобы он был среди экспонатов выставки. И наша просьба была удовлетворена. Раскрыли эту книгу на той странице, где перечислялись славянские имена, с указанием мест и городов, кто откуда. Сколько их было на галерах турецкого флота? Страшно представить!
Орден, который вручили (прим: генеральный директор Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль») и мне, был учрежден в начале ХХ века и переводится как «За заслуги перед Мальтийским Орденом». Им награждают лиц любого вероисповедания за определенные достижения и заслуги перед Орденом. Если бы не Елена Юрьевна, то эта выставка вряд ли бы состоялась. Ведь любая выставка требует большой и кропотливой работы. Командировки, изучение документов, переговоры… Спасибо ей огромное, она всегда прислушивается к кураторам. Создаются все условия для работы, чтобы выставка прошла успешно. Что касается Мальтийского ордена, то у нас с рыцарями Ордена до сих пор очень тесные связи, которые напоминают отношения между родственниками.
Может разочарую, но никаких привилегий этот орден не дает. И обязанностей особых не возлагает. Награждение — это своеобразная благодарность от Ордена, признание заслуг при создании выставки.
Есть какое-то сотрудничество у Сектора фалеристики с коллекционерами?
Они к нам обращаются, как к экспертам. Т.к. у нас хранятся эталонные коллекции, то кто, как не мы, можем распознать — предлагают к приобретению подделку или подлинник? Ордена — самые коллекционируемые вещи, и в мире много страстных собирателей. Причем, не только российских наград, но и европейских. Цена на орденские знаки очень высока, это как предметы Фаберже. И цена такая из-за востребованности у коллекционеров. Отсюда и много подделок. Особенно востребованы завершенные орденские системы, как Российская империя. Новых уже не придумают, не изготовят. Поэтому и подделывают. И так же период эпохи СССР — особенно пользуются спросом полководческие награды, они имеют огромную цену на антикварном рынке. К примеру, орден Нахимова 1-й степени, было всего 25 награждений. А дальше не трудно догадаться…
Было какое-то за последние годы интересное яркое открытие в области фалеристики, в котором Вы принимали участие?
У нас каждая выставка — это новые открытия. Как-то у нас была выставка из коллекции частного лица , у него прекрасная коллекция орденов Великобритании и некоторых европейских стран. Выставку мы назвали «Рыцарские ордена Европы». И когда поступило предложение о ее подготовке, то мы с Еленой Юрьевной решили, что уровень выставки надо задать кремлевский, высокий! И было решено обратиться с просьбой к английской королеве о предоставлении для выставки Ордена Подвязки императора Александра II. Он породнился с английским престолом, когда выдал свою дочь замуж за сына королевы Виктории. Когда же в 1881 году Александр погиб от рук народовольцев, то Орден Подвязки вернули в Англию, таковы были правила того времени. И королева Виктория приказала, чтобы этой наградой потом никого не награждали, а сохранили в королевской коллекции, как память о родственнике, как память о российском императоре. Кстати, знаки — лента, цепь, сам орден — до сих пор хранятся в королевской коллекции.
Среди экспонатов была викторианская цепь, которую, предоставил Андрей Леонидович. А те награды, которые были на цепях, имели самую высокую статусность. Цепь — практически единственная западноевропейская награда, на знаках которой проставляется номер. Фотографию отправили в Англию Стивену Паттерсону, который руководит Королевской орденской коллекцией. Номер проверяли с регистратором наград. А через несколько дней пришел ответ. С долей английского юмора коллега ответил: «Есть проблема с викторианской цепью. По номерам эта цепь принадлежала Николаю Второму». И так получилось, что через 100 лет она у нас была представлена на выставке в Кремле. Но история эта имеет продолжение. Пожаловал эту цепь орденскую Николаю ЭдуардVII. По законам жанра, если бы  не расстреляли, то в случае его смерти цепь предстояло вернуть в королевскую коллекцию. А дальше начались переговоры, в которых принимала участие и ЕлизаветаII. Финал таков: Андрей Леонидович добровольно передал эту цепь английской королеве, а она передала ее нам, в Музей Московского кремля на долгосрочное хранение. И сейчас эта цепь представлена в Оружейной палате с соответствующей надписью. И хотя между нашими странами сейчас не очень хорошие отношения, но это тот случай, когда решение, принятое британской королевой, оказалось выше всей ситуации. Её Величество, на мой взгляд, проявила невероятную деликатность, мудрость настоящего государственного деятеля.
Все эти истории только доказывают, что ордена — это не просто экспонаты, это символ государства, важная часть диалога.
Можно сказать, что ордена — это некая дипломатия?
Конечно! Это подлинный инструмент дипломатии. Когда делали выставку «Державные кавалеры», изучали архивы и выяснили. Первый раз Орден Подвязки пожаловали Александру I за победу над Наполеоном — это был 1813 год. Когда Александр I умер, то цепь была возвращена обратно, а в 1829 году награждая Николая I, пожаловали ему Орден Подвязки с той цепью, которую носил его брат. После смерти Николая I цепь была возвращена в королевскую коллекцию, но шла крымская война, отношения между нашими странами испортились. И уже эту цепь, которая еще совсем недавно была у Николая I, пожаловали своему союзнику другой страны, которая в то время поддерживала англичан.
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео