Ещё

Последнее письмо Веры Волошиной 

Последнее письмо Веры Волошиной
Фото: Русская Планета
Зоя Волошина была подругой . В один и тот же день обе девушки ушли на боевое задание. И погибли 29 ноября 1941 года. Им было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, но — с разницей в более полувека. О подвиге Космодемьянской знал весь мир. О судьбе Волошиной долго ничего не было известно…
Прогулка в Серебряном бору Вера родилась в Кемерове 30 сентября в 1919 года. Ее отец — шахтер, мать — учительница. Вера была подвижной, спортивной — занималась стрельбой, гимнастикой, легкой атлетикой. После школы поступила в Московский институт физкультуры и спорта.
Возможно, из нее получилась бы чемпионка. Но она заболела, недуг дал осложнение, и институт пришлось оставить. Активные занятия спортом — тоже. Но Вера продолжала заниматься прыжками с парашюта в аэроклубе имени Чкалова в подмосковном Тушине. И поступила в институт советской кооперативной торговли.
Одни говорят, что она была моделью для известной скульптуры «Девушка с веслом». Другие опровергают — не было такого
Но это не важно. Факт, что Вера была настоящей красавицей. Есть фотографии, запечатлевшие ее на прогулке в Серебряном бору весной сорок первого, на фоне голых деревьев. Вера присела на скамейку — в пальто, сапожках и смотрит в объектив. Улыбка — нежная и задумчивая. Из-под берета льются светлые волосы.
Свадебное платье Вера увлекалась живописью и скульптурой, любила поэзию. Но внешняя хрупкость сочеталась в ней с решимостью и отвагой. Она готова была сражаться — рвалась в Испанию, где бушевала Гражданская война. Но ей отказали.
Однако Вера чувствовала, что главные испытания — впереди. Она прыгала с парашютом, пилотировала истребитель И-153 «Чайка». Летом сорок первого Волошина окончила третий курс института и поехала на практику в подмосковный Загорск. В воскресенье 22 июня Вера с подругами пошла в Троице-Сергиеву лавру.
Зачем? Она была верующей? Или заглянула в монастырь из любопытства? Но есть и другая версия. Тем же летом сорок первого Вера купила свадебное платье. Быть может, она хотела просить благословения у Всевышнего…
Несбывшиеся надежды
Юрий Двужильный — фамилия-то красноречивая! — родился в поселке Константиновка. Потом переехал в Кемерово. Учился в одном классе с  в школе № 12. Сначала они дружили. Потом пришло время любви…
Юрий, как и Вера, был человеком спортивным. Тоже занимался в аэроклубе и прыгал с парашютом. После школы поступил в Ленинградский институт инженеров гражданского воздушного флота. В 1940-м ушел добровольцем на финскую войну. За мужество и героизм был удостоен ордена Красного знамени.
Весной Юрий сделал предложение Вере — свадьбу договорились сыграть через год. Возможно, именно Юрий запечатлел ее в Серебряном бору весной сорок первого. Ведь так нежно улыбаться она могла только любимому человеку.
Вскоре грянула Великая Отечественная. Вера и Юрий, как и многие влюбленные, которых разбросала война, верили, что непременно встретятся. И она наденет свадебное платье…
Смертельная опасность Когда немцы походили к Москве, Вера, как и тысячи горожан, рыла окопы на подступах к столице. В октябре 1941-го она была зачислена в войсковую часть № 9903 разведывательного отдела штаба Западного фронта. Людей, которые там оказались, предупредили, что их ждет смертельная опасность…
На свое первое задание Вера отправилась 21 октября — в район станции Завидово в Подмосковье. После этого Волошина еще шесть раз уходила во вражеский тыл. И столько же раз возвращалась
В ноябре 1941 года в часть, где служила Вера, пришло пополнение. Среди новобранцев была 18-летняя Зоя Космодемьянская и Вера с ней подружилась. На очередное задание девушки уходили в один день — 21 ноября.
В первой группе была Вера, во второй — Зоя. Та, в которой была Космодемьянская, отправилась в сторону деревни Петрищево Рузского района Московской области. Волошина с товарищами ушла километров на десять в сторону.
Несколько дней они скрывались в лесах — а в это время стояли сильные морозы, — пытаясь найти подходы к селениям, где стояли немцы. Но, натолкнувшись на часовых, снова уходили в чащобу. Можно лишь представить, какими замерзшими, голодными и измученными были диверсанты. Но приказ гнал их в логово врага…
В зареве пожаров В ноябре 1941 года Ставка верховного главнокомандования издала приказ № 428. Согласно этому документу, подписанного Сталиным, красноармейцам и партизанам надлежало «разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог».
Сталин хотел, чтобы немцы умирали от холода и голода. Но он не понимал — вернее, не хотел понимать, что обрекает на страдания и смерть местных жителей. Согласно № 428, надлежало «в каждом полку создать команды охотников по 20–30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника». Однако запылали не только дома, где квартировали враги. Уничтожались абсолютно все строения!
На огромном пространстве сотни русских деревень и сел были озарены заревом пожаров. Морозный воздух был объят дымом, отовсюду были слышны крики, стенания. Ошеломленные люди не понимали, что творится. Не коварные и злые чужаки, а свои, русские поджигали дома своих же соотечественников, оставляя без крова в тридцатиградусные морозы женщин, детей, стариков! Сколько их, несчастных, погибло? Бог весть…
В числе тех, кто поджигал дома на оккупированной немцами территории, были Зоя Космодемьянская и Вера Волошина.
Несмотря на мучения Зоя Космодемьянская подожгла три дома в Петрищеве. Хотела подпалить четвертый, но была схвачена местным жителем Семеном Свиридовым — членом местной самообороны, организованной немцами для предотвращения поджогов. Деревенские жители были не меньше оккупантов напуганы волной террора и стремились защитить свои жилища. «После появления лозунга „Гони немца на мороз“ немцы быстро воспользовались этой ситуацией, — писал в своих мемуарах полковник , командовавший советскими диверсионными подразделениями. — Дескать, не хотите вместе с детьми оказаться на тридцатиградусном морозе — идите и охраняйте себя сами от поджигателей. Получилось, что мы сами подтолкнули местных жителей к немцам».
Над Зоей жестоко издевались — не только немцы, но и местные, — били, водили раздетую на мороз. Но она держалась стойко, несмотря на страшные мучения, и немцы не узнали даже ее имени. Когда девушку подвели к виселице, она вскричала: «Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете…»
Жительница Петрищева Аграфена Смирнова, дом которой сожгла Зоя, ударив ее, закричала: «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…» В 1942 году Смирнову вместе с ее подругой, издевавшейся над Космодемьянской, — Феклой Солиной, судил военный трибунал, по приговору которого обеих расстреляли. Казнили и Свиридова, выдавшего Зою немцам.
Орден для дочери Волошина, прикрывая отход товарищей, вступила в бой с немцами в районе деревни Головково Наро-Фоминского района. В то время ее мама только получила письмо дочери. Последнее: «Дорогая мама! Как ты сейчас живешь, как себя чувствуешь, не больна ли? Мама, если есть возможность, напиши хоть несколько строк. Вернусь с задания, приеду навестить…»
Долгое время о судьбе Веры ничего не было известно. Но писатель и журналист Георгий Фролов, студенты потребительской кооперации, полковник запаса , директор музея этого учебного заведения Антонина Булгакова, проявив настойчивость и упорство, отыскали свидетелей последнего боя Волошиной. Она была ранена и попала в плен. Немцы мучили ее, истязали. Однако — не сломили: на эшафоте избитая и окровавленная Вера запела «Интернационал»…
В феврале 1942 года Клавдия Лукьяновна Волошина, мама Веры, получила извещение, в котором говорилось, что «Волошина Вера Даниловна пропала без вести при выполнении боевого задания в тылу врага».
7 января 1966 года «Правда» опубликовала очерк Фролова «Орден дочери». В сентябре, когда начались торжественные мероприятия, посвященные 25-летию сражения под Москвой, секретарь Президиума Верховного СССР Михаил Георгадзе вручил орден Отечественной войны I степени матери Веры. Но лишь через много лет — 6 мая 1994 года Волошиной посмертно присвоили звание Героя России.
Пути их не разошлись Юрий Двужильный так и не узнал о судьбе Веры. Он воевал на 2-м Белорусском фронте, участвовал в освобождения Донбасса, затем — Могилевской области. Чтобы выйти на шоссе Рясна — Могилев и овладеть деревней Сухари, советским воинам пришлось ожесточенно сражаться за каждый метр земли. Здесь и погиб храбрый командир батальона, капитан Двужильный. Он был посмертно награжден званием Героя Советского Союза…
Наверняка Юрий и Вера в разлуке думали друг о друге, представляли, как встретятся после войны. Но — не довелось. И все же их пути не разошлись. В Кемерове есть улица Юрия Двужильного. Она пересекается с улицей Веры Волошиной.
Видео дня. Акула едва не откусила голову дайверу
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео