Ещё

«У Сталина не было полной власти. Он был всего лишь одним из пяти секретарей ЦК» 

«У Сталина не было полной власти. Он был всего лишь одним из пяти секретарей ЦК»
Фото: РИА "ФедералПресс"
«История неприятия личности и деятельности И. В. Сталина восходит, конечно, к 1956 году. Тогда, после XX партийного съезда, Н. С. Хрущев зачитал знаменитый закрытый доклад „О культе личности и его последствиях“. В нем он прямо обвинил Сталина в развязывании репрессий партийного руководства в 1937–1938 гг. Что характерно, о „ежовщине“ и незаконных арестах рядовых граждан Никита Сергеевич ничего тогда не сказал. Его волновало всего лишь, что тогда пострадали отдельные партийцы, такие как Р. И. Эйхе, П. П. Постышеви другие.
Когда впоследствии в эпоху перестройки стали активно говорить о Большом терроре, то этот период автоматически связали с теми обвинениями в адрес Сталина, которые произнес Хрущев. В справедливости этого доклада тогда никто не сомневался, потому что архивы были закрыты. Плюс было обнародовано очень множество новых данных, в частности так называемые „расстрельные списки“, под которыми стояли подписи Сталина и членов Политбюро. Исходя из всего этого, можно понять тех, кто говорит, что не нужно как-то увековечивать память Сталина. Это можно сравнить, например, с тем, как древние римляне старались стереть память об императоре Нероне, при котором невинно пострадало огромное количество граждан Рима. Даже золотой дворец Нерона после его смерти разрушили.
Однако на сегодняшний день, после открытия архивов, стало ясно, что фактически все обвинения, которые произнес Хрущев в своем докладе, и те обвинения, которые были высказаны писателями-публицистами эпохи перестройки, не выдерживают критики. Появились историки, которые подняли документы, и выяснилось, что ни одно страшное деяние, которое приписывали Сталину в организации Большого террора 1937–1938 гг., не справедливо.
По документам получается, что, вопреки закрытому докладу Хрущева, Сталин и узкое руководство (Молотов, Ворошилов, Калинин и еще несколько человек) эти репрессии остановили. И сказанное вовсе не означает, что „царь хороший, а бояре плохие“.
У Сталина было много ошибок и ложных шагов, как и у любого политика и государственного деятеля любой эпохи. Если, например, брать ту же ситуацию 1937 года, конкретно Сталину можнопредъявить, что он предложил кандидатуру Н. И. Ежова на пост наркома внутренних дел. Но в это время Сталин не был „царем“ или тираном. Он не мог единолично организовать террор, у него не было для этого рычагов власти. Тогда он был всего лишь секретарем ЦК, авторитетным, но не единственным, таких секретарей было пять.
Это в 1941 году он стал Верховным главнокомандующим, руководителем ГКО и главным человеком в стране, но, как мы знаем, в 1941 году никаких массовых необоснованных репрессий не было. Включая разговоры про особистов и штрафбат. На сегодня доказано, что особые войска НКВД ни разу не применяли оружие против своих — нет таких фактов, просто их невозможно найти. Поэтому все разговоры про стрельбу в спину — это полная ерунда. Кто считает иначе — предъявите документы.
Или начало войны, 22 июня: безусловно, это ошибка Сталина, его стратегический просчет. Мы можем перечислить еще много серьезных ошибок, но среди них не будет каких-то чудовищных преступлений. При всем том, что, конечно, отрицать ежовщинуневозможно: с конца июня 1937 года до ухода Ежова с поста наркома в 1938 году было приговорено к высшей мере наказания более 600 тысяч человек, это больше двух третей расстрелов за весь сталинский период. Такого не было ни до, ни после. И именно единичность этой „вспышки“ террора говорит о том, что это был какой-то управленческий кризис, а не плановая акция устрашения со стороны власти.
На сегодняшний день можно утверждать с достаточной долей достоверности: незаконные репрессии 1937 года начали партийные секретари на местах. В частности, те же Эйхе, Постышев, Хрущев и другие местные руководители. Зачем? Причина была.
Они хотели сорвать выборы в Верховный совет, которые должны были пройти в декабре 1937 года на альтернативной основе. Опасаясь, что их переизберут, они заявили на февральско-мартовском и июньском партийном пленумах, что выборы на альтернативной основе невозможны — на местах много „врагов народа“, шпионов и троцкистов. Стенограммы этих пленумов стали доступны относительно недавно.
Далее Эйхе (тот самый, кого оправдывал Хрущев в своем закрытом докладе), заручившись поддержкой Ежова, сделал запрос, в котором просил провести спецоперацию НКВД по разоблачению враждебной группы в Новосибирске по ускоренной процедуре, создав так называемую „тройку“. Так как нарком ведомства Ежов поддержал эту инициативу, Политбюро не могло ответить отказом. И остальные партийные лидеры, увидев, что у Эйхе получилось, сделали похожие запросы. Так и начались небывалые по масштабу репрессии. Остановить их мог только Ежов, как нарком. У Политбюро не было формальных рычагов длянеответаили отказа требованиям с мест. Так и получилось, что маховик репрессий был запущен. По сути, Политбюро удалось взять ситуацию под контроль только в сентябре 1938 года, когда те, кто развязалтеррор, были сурово наказаны.
Кому интересно, как это все происходило, может обратиться к трудам историков-архивистов, таких как Ю. Н. Жуков, В. Н. Земсков, Ю. В. Емельянов, А. Н. Дугин и других. На Западе вышла книга ГровераФеррас говорящим названием „Хрущев лгал…“. Просто у Никиты Сергеевича, когда он боролся за власть на XX съезде, были причины вину за все репрессии, в которых он, в том числе, тоже был виновен, возложить с больной головы на здоровую — на умершего к тому времени Сталина.
Я не призываю сейчас верить на слово этой концепции. Понимаю, что этот вопрос очень сложный и есть много нюансов, сомнений, которые стоит прояснить. Важно не делать скоропалительных суждений именно из-за серьезности темы. Поднимите документы, прокачайте матчасть. Если у вас кто-то пострадал из родственников, посмотрите дела. Так или иначе, почти все зачинщики репрессий в 1938 году благодаря приходу Л. П. Берии были наказаны, включая Ежова. Повторю: уже тогда, при Сталине, они получили по заслугам.
Чтокасается „расстрельных списков“, то здесь имеет место подтасовка. Такие документы действительно существуют, но это не „расстрельные списки“. Это Военная коллегия, приняв решение присудить кого-то к смертной казни, к высшей мере наказания, присылала документы в Политбюро для согласования, чтобы члены Политбюро могли оттуда кого-то вычеркнуть. Фактически это документы о возможном помиловании. Конечно же, кого-то вычеркивали, но в основном соглашались с решением Военной коллегии, поскольку Политбюро не было судом, там же подпись не только Сталина стояла. Сейчас все преподносится так, что якобы Сталин без суда и следствия кого-то включал в эти списки самостоятельно. Но это не так.
Вообще в 1937 году все запросы на аресты шли с мест, а Политбюро было вынуждено вводить лимиты (ограничения), которые сейчас трактуют как команду на арест, что не соответствует действительности. Не могло Политбюро тогда противостоять, поскольку у Эйхе была поддержка НКВД. Тогда, вопреки мнению многих, наркомы обладали не меньшей властью, чем Политбюро. И все встречались каждые три месяца на партийных пленумах для согласования действий. А на пленумах присутствовали те же самые первые секретари, которые поддерживали Ежова. Поэтому ситуация была патовая.
У Сталина ушло девять месяцев длятого, чтобы сориентироваться в ситуации и переломить ее в свою сторону. Получается, что благодаря Сталину и другим членам Политбюро мы преодолели „ежовщину“, Сталин ее остановил.
Еще раз: ни в коей мере не пытаюсь кого-то обелять, нужно смотреть документыв каждом спорном случае. Ю. Н. Жуков опубликовал в своей книге около восьмишифротелеграммСталина, которые тот писал первым секретарям на места, чтобы они прекратили и остановили репрессии. У меня вопрос к тем людям, которые выступают противниками СССР вообще и сталинского руководства, знают ли они об этих документах и как они их интерпретируют.
Если сводить все к сухому остатку: надо ли, чтобы стояли бюсты Сталина? На мой взгляд, надо. Несмотря на то, что у этого политического деятеля были ошибки, как иу любого другого. Но таких чудовищных, жестоких преступлений, какие ему инкриминируют, мы во время его правления не найдем. Фактически любое обвинение, которое ему предъявляется, если его проверить по документам, распадется. А заслуг у Сталина перед страной очень много, они явно перевешивают промахи.
Вообще, противники Советского Союза делятся на две части. Большинство тех, кто в школе проходил, что „Сталин плохой“, и с тех пор не обновляли свои знания о предмете. А есть те, кто принципиально решил, что да, Сталин плохой, и что бы им ни говорили, они все равно будут настаивать на своем, не слушая никаких аргументов.
В этом смысле они мало чем отличаются от безумных левых догматиков, которые говорят, что Сталин — великий святой земли русской. И та идругая позиция одинаково фанатичны и религиозны, в них обеих нет здравого смысла.
Единственное, что можно сделать для того, чтобы прекратить эти надоевшие споры, — перестать предъявлять какие-то эмоциональные доводы, навешивать ярлыки. Надо разбираться, как было на самом деле, медленно, спокойно, неторопливо и „раздать всем сестрам по серьгам“. Если кто-то в чем виновен — надо сказать об этом вслух, если невиновен — то это тоже надо все зафиксировать. Но главное, чтобы было доказательно. Сколько можно упражняться в нагнетании эмоций?»
Фото: ФедералПресс /
Видео дня. Как отличить настоящий белый гриб от ложного
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео