Повести гор и степей 

Повести гор и степей
Фото: Вечерняя Москва
Писатель, равно владевший киргизским и русским языками (он сам признавался, что, в зависимости от темы, думает то на одном, то на другом) талантливо и психологически убедительно показал, что «Повести гор и степей» (название одного из лучших сборников его прозы) занимают на обобщенной литературной карте человеческого бытия не менее значимое место, нежели «Тихий Дон» Шолохова, город Йокнапатофа Фолкнера или деревня Матера .
До середины семидесятых годов поощряемый государственными премиями, ласкаемый критиками, и был своего рода среднеазиатским Валентином Распутиным, вскрывающим глухую социально-нравственную подоплеку народных бед в государстве, провозгласившем своей главной целью справедливость и счастье людей. В повестях «Джамиля», «Первый учитель», «Тополек мой в красной косынке», «Прощай, Гульсары», «Белый пароход» Айтматову удалось сказать даже больше неприятной для власти правды, чем, например, тому же Распутину. Если некоторые критики порицали Распутина за скрытый национализм и недостаточный оптимизм в отношении советской действительности, то Айтматова те же самые критики превозносили за смелость и глубокий психологизм.
Многонациональной советской литературе были нужны классики, представляющие разные народы, а потому к таким писателям, как Чингиз Айтматов, , , цензура была более снисходительна. Айтматов остро и точно ощущал ход времени. Пик его популярности пришелся на «перестроечные» романы «Буранный полустанок» и «Плаха». Термин «манкурт», означающий человека с отнятой памятью, прочно и, похоже, навсегда вошел в постсоветский обществоведческий словарь. «Манкуртов», к сожалению, год от года становится все больше.
Последние десятилетия своей жизни Айтматов провел на дипломатической службе, представляя поочередно СССР, Россию, Киргизию в разных европейских странах и международных организациях. В романе «Тавро Кассандры» Айтматов попытался выйти на решение планетарных проблем, взглянуть на грешную земную жизнь из космоса, но прежнего успеха у читателей не снискал. Как писатель, дипломат и общественный («Иссыккульский форум») деятель Чингиз Айтматов мог бы (вполне заслуженно) получить в годы международной «горбимании» Нобелевскую премию, но не срослось. Лучшие произведения этого писателя останутся в истории советской и русской литературы. А многочисленные парки, улицы и библиотеки его имени в республиках бывшего СССР, а ныне независимых государствах, будут напоминать новым поколениям читателей о величии советской литературы.
Видео дня. Воры-неудачники, попавшие на видео
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео