Одна бабушка сказала. Об особенностях харьковских сетевых дискуссий 

Одна бабушка сказала. Об особенностях харьковских сетевых дискуссий
Фото: Украина.ру
На дискуссию в одном из интернет-сообществ («Харьков. История. Факты», более тридцати тысяч участников) я наткнулся случайно: заинтересовался отрывком из моей книги «Первая столица», переведённым на украинский язык и без указания автора. Речь шла об утратах Харькова во время немецкой оккупации. Цитату выставил (возможно, и любезно перевёл на украинский язык) один из «активистов Майдана» и добровольческого батальона «Східний корпус» Андрей Гришакин. Сей активист интересен тем, что в прошлом году заявлял о своем избиении членами печально известного «Нацкорпуса».
«Меня вызвал Константин Юрьичев в офис Нацкорпуса для беседы. У меня забрали табельное оружие, — рассказывал в своём видеообращении господин Гришакин. — Там был Константин Немичев, «Чили», Субочев, они меня не били открыто, били, чтобы не оставить синяков, локтями по спине». Представители «Национального корпуса», в свою очередь, тогда утверждали, что Гришакин и весь «Східний корпус» патриоты не настоящие, замечены в рейдерстве и всяческом бандитизме.
Таким образом, увидев свою цитату у столь известного человека, мне ничего не оставалось делать, как изучить вспыхнувшую в десятках комментариев дискуссию. Временами казалось, что я провалился в параллельный мир. Например, некий Виталий Слюнин величественно заявляет: «Немцы хотели освободить страну от большевизма, не меньшего зла, чем нацизм». Помним, конечно: «Гитлер-освободитель» — так назывался один из самых известных плакатов геббельсовской пропаганды.
Другой участник обсуждения, Юрий Бабушкин, описывает собственное видение трагедии падения Харькова осенью 1941 года (орфография оригинала сохранена): «Нквдисты спалили весь урожай, успели вывезти часть оборудования, и сделать три выстрела в районе пересечения улиц Кирова и гагарина, после чего разбежались. Некоторых из этой банды поймали и повесили». Вообще-то за Харьков шли серьёзные бои, кстати, хорошо отображённые в немецкой кинохронике тех недель, Красная армия отступила организованно и по приказу, а в первый же день после взятия Харькова немцы казнили отнюдь не «нкаведистов», но гражданских лиц. Однако господина Бабушкина поддерживает и другой участник дискуссии — : «100% так и было, ж/д составы которые были поданы для госпиталей и больниц заняли НКВДшники и партактив города с семьями, грузили пианино, ковры и фикусы, а брошенных раненых солдат и пациентов Соборки [правильно „Сабурки“] немцы расстреляли в овраге на перекрёстке ак [адемика] Павлова возле „Барабашово“.
Про фикусы особенно трогательно, но Бабушкин возражает: „Никто никаких раненых не расстреливал, не плети ерунду. Не пой нам прагандистские песни нквд… Ты скажи, зачем вермахту расстреливать больных и раненых? Вот моего деда немцы подлечили после ранения и отправили восвояси домой. А у тебя какие-то другие немцы из рассказов нквд… Эксгумация тел была? Если не было, тогда это неправда. Выдумка нквд. Такая же, как расстрел 30 тыс. человек в Бабьем Яру“ (место массовой казни киевских евреев).
Могли ли подлечить добрые гитлеровцы предка господина Бабушкина? Всяко в жизни бывает — и на тысячу убитых евреев или уморенных голодом красноармейцев один счастливчик да найдётся. Некоторых этнических украинцев немцы после пленения действительно отпускали, особенно, если те начинали сотрудничать с оккупационными властями, например, в качестве полицаев. Однако массовые казни — как гражданского населения, так и военнопленных — факт, подтверждённый многочисленными свидетелями и официальными выводами государственных комиссий; необходимые эксгумации производились, а первый суд на нацистскими преступниками в Харькове состоялся ещё в конце 1943 года — при большом представительстве иностранной прессы.
Но как же оправдывают свою ненависть к Красной армии (Сталину, СССР, русским) нынешние „правдорубы“? Пользователь Анатолий Крупа вспоминает (даю в переводе с украинского): „Моя бабушка жила в пригороде Харькова. Она тоже много „интересного“ рассказывала об „освободителях“. У их соседа (старого деда) было трое внуков, совсем маленькие дети-сироты. Была у них корова. Немцы „покупали“, точнее меняли у них молоко то на хлеб, то на сахар, а то и на сало. Но не трогали, даже „вторые“ немцы [немецкие солдаты периода повторной оккупации города в 1943 году]. И пришли красные, сразу реквизировали корову и застрелили. Дед попытался пожаловаться командиру, но тот его обматерил, сказал, что будет ему то, что с коровой. Правда, отдали ему голову коровы и банку соли. Вот и все. Такие „освободители““. Слово освободители господин Крупа во всех случаях подчёркнуто берет в кавычки. В общем, пришли „краснопузые“ (очень популярное слово среди данных комментаторов) вместо деликатных и культурных немцев.
Надо отдать должное, множество харьковчан дают отпор новоявленным адвокатам гитлеровцев. „Сколько яда вы бережно храните всю жизнь… — отвечает недовольному потомку корововладельцев харьковчанка Мария Кукушкина. — А про детский концентрационный лагерь в Сокольниках, про деток 3-10 лет, у которых кровь и спинной мозг брали для раненых лётчиков Люфтваффе чё-нить слышали?“ Некоторые просто посылают новых гитлеровцев в ранее надранные их предкам места.
Дискуссия долгая, тяжёлая, напряжённая: мол, и несчастную Польшу „диктаторы делили“ (обожаю этот тезис в исполнении „украинских патриотов“), и националист Гитлер с интернационалистом Сталиным „близнецы-братья“ (как говорят восхвалители деяний дивизии СС „Галиция“); даже сам зачинщик спора, „активист“ Гришакин вступил в идеологическую схватку с оппонентами, злым громким словом поминая „вождя народов“, который, цитирую дословно, „уничтожил больше своего народа, чем погибло в Первой и Второй Мировой войне“. То есть, грубо говоря, грохнул более 30 миллионов человек. Откуда такие фантасмагорические цифры, полагаю, и сам господин Гришакин объяснить не может, разве что многократно опровергнутые домыслы Солженицына ему в помощь.
Хотя, как мне кажется, многое объясняет короткий пост Анатолия Крупы, того самого вышеупомянутого радетеля за корову. 24 октября уже на своей личной странице в фейсбуке он даёт скромное календарное напоминание: „Сегодня 78-я годовщина, как 6-я немецкая армия под командованием Вальтера фон Рейхенау освободила Харьков от московско-большевицких захватчиков“. Для него и ему подобных это действительно праздник пришествия близкородственных существ, а 23 августа 1943 года соответственно никакой не День освобождения Харькова. Как и 9 мая не День Победы.
Потому не стоит удивляться, откуда на харьковских улицах появились молодчики под новыми свастиками и черными флагами всяческих „Фрайкоров“. Они действительно существуют, они идеологические наследники людоедских идей и сторонники ультранационализма; они — оккупанты.
Видео дня. Как простой моряк стал королем каннибалов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео