Ещё

Быть на Дне Победы в Москве — честь! Хватит торговаться с лицемерами! 

Быть на Дне Победы в Москве — честь! Хватит торговаться с лицемерами!
Фото: ИА Regnum
Президент Чехии решил поиграть на сделанном ему президентом нашей страны приглашении принять участие в торжествах по случаю 75-летия Победы СССР в Великой Отечественной войне. Ему, видите ли, не понравился комментарий нашего Министерства иностранных дел по поводу принятого в Чехии закона, признающего 21 августа днем памяти жертв «вторжения и последующей оккупации» Чехословакии войсками Варшавского договора в 1968 году. Земан назвал позицию «абсолютной наглостью».
Сразу задам вопрос, ответ на который дам в конце этой статьи. Что, всё-таки, является большей наглостью: подход нашего МИД или позиция, которую занял президент Земан?
Наш МИД, напомню, предложил чешской стороне не забывать о закрепленной в российско-чешском Договоре о дружественных отношениях и сотрудничестве 1993 года договоренности «окончательно подвести черту под тоталитарным прошлым, связанным с недопустимым применением силы против Чехословакии в 1968 году», и не включать события полувековой давности в современный политический контекст. Формулировка не без ельцинских изъянов (это я насчёт «тоталитарного прошлого»), но приемлемая.
Милош Земан, в свою очередь, ставит своё присутствие в Москве 9 мая 2020 года в зависимость от, условно говоря, «поведения России». Он делает вид, что это не ему оказана честь присутствовать на торжествах в Москве по случаю общей победы советского и чехословацкого народов над нацистской Германией, а он нам (!) оказывает честь тем, что милостиво соглашается приехать. Если же мы будем вести себя, в его понимании, плохо, так возьмёт и не приедет.
Думаю, что чешский президент хорошо знает, как начиналось освобождение Чехословакии от нацистской оккупации войсками 1-го Украинского фронта Красной Армии и находившимся в его оперативном подчинении 1-м Чехословацким армейским корпусом. Для любого чеха и словака это должно быть особое знание. Является оно важным и для нас. Вернёмся в эти дни.
Это был сентябрь 1944 года. Чтобы пересечь границу Польши и Чехословакии, нашим и чехословацким войскам предстояло освободить польский город Дукля и взять находящийся на границе с Чехословакией мощно укреплённый Дуклинский (Дукельский) перевал. На подступах к Главному Карпатскому хребту прошли кровопролитные сражения у городков Кросно, Рыманув, Беско, в горных проходах от Беско на Трнавку и у населённых пунктов Сенява и Сеньково. Благодаря мощным ударам 4-го гвардейского Кантемировского и 31-го танковых корпусов, наступавших на Дуклю с востока, управление и взаимодействие германских войск были нарушены, их система огня дезорганизована. 20 сентября одна из бригад 4-го гвардейского танкового корпуса ворвалась в населённый пункт Дукля с востока. Всё это позволило и 1-му Чехословацкому корпусу ускорить продвижение к Дукле и в тот же день войти в него с севера.
Далее 4-й гвардейский и 31-й танковые корпуса продолжили наступление в направлении Главного Карпатского хребта. 5 октября соединения 101-го стрелкового и 4-го гвардейского танкового корпусов начали охват левого фланга гитлеровских войск, оборонявших Дуклинский перевал. Этот маневр сопровождался тяжелейшими боями в горной местности. Правый фланг вражеской группировки охватывали соединения 67-го стрелкового корпуса Красной Армии. В ночь на 6-е октября гитлеровцы начали отвод своих войск с перевала, а утром этого дня 1-й Чехословацкий корпус отбросил немецкие подразделения прикрытия и вступил на территорию Чехословакии.
Этот давшийся большими потерями результат надо было, однако, закрепить. Сделать это было уже крайне сложно. Если по положению на середину июля в 4-м гвардейским танковом корпусе было 130 танков и САУ, то есть примерно 50 процентов от штата, то к середине октября их осталось 28. Тем не менее, этими силами совместно с 305-й и 70-й стрелковой и 17-й артиллерийской дивизиями корпус освободил стратегически важные пункты Нижня Писана и Капишова, лишив гитлеровцев возможности манёвра по единственному в этом районе шоссе и обеспечив закрепление 38-й армии на южных склонах Главного Карпатского хребта.
В день 20-летия Победы маршал бронетанковых войск Павел Павлович Полубояров, командовавший в 1944 году 4-м гвардейским танковым корпусом, сказал, что бои в Карпатах были самыми тяжёлыми за весь боевой путь корпуса в Великой Отечественной войне.
Потери в Восточно-Карпатской стратегической операции, частью которой была Карпатско-Дуклинская фронтовая операция, составили: Красная Армия — 131 910 убитых и раненых; 1-й Чехословацкий армейский корпус — 4 699 убитых и раненых.
Пишу я всё это, однако, не только и не столько для того, чтобы напомнить чехам о наших потерях при освобождении их страны. В конце концов, мы уничтожали тех, кто пришёл агрессором на наши земли, кто принёс нашему народу неисчислимые жертвы и страдания, ‑ и мы добили бы нацистов в Берлине и без помощи чехов. Я пишу это, чтобы напомнить, что Советский Союз помог чешским и словацким мужчинам, солдатам, воевавшим советским оружием и на советской технике, достойно выглядеть в качестве воинов перед своими народами. Сегодня, возможно, это и не так дорого ценится, как в те годы, но тогда ценилось.
6 октября 1944 года Людвик Свобода, командир 1-го Чехословацкого армейского корпуса, а в 1968 — 1975 годах президент ЧССР, дал интервью корреспонденту «Красной звезды». Оно приведено в его воспоминаниях «От Бузулука до Праги». Вот выдержки из этого интервью (цит. по: Кантемировцы. М. : Воениздат, 1971):
«Ворота в Чехословакию были открыты. Советские войска, а вместе с ними наш армейский корпус принесли через Дукельский перевал желанную свободу чехословацкому народу.
…И все мы чувствовали и чувствуем ныне безмерную признательность советскому народу, советским воинам, без чьей помощи нам никогда не удалось бы вернуться на родную землю.
…Советские воины сражаются за Чехословакию так, как сражались они за Москву, за Сталинград, за советские города и сёла. Мы никогда не забудем этого, и наш народ будет вечно признателен своим освободителям за бескорыстную братскую помощь».
«Был бы вечно признателен, если бы не 1968 год», — скажут некоторые нынешние и в Чехии, и в Словакии, и у нас. И тут я подхожу, пожалуй, к самому главному в этой моей статье.
Мимо них, поставивших на первое место в наших отношениях 1968 год и усердно расчёсывающих эту свою рану, а также часто мимо нас, не согласных с этим, проходит один важнейший факт. Заключается он в том, что наши солдаты погибали за чехов и словаков, за Чехословакию всего 25 лет после того, как чехи и словаки вместе со своим французским командованием в качестве оккупантов оставили кровавый след на нашей земле, творя бесчисленные зверства от Поволжья и до Владивостока. Счёт их жертвам шёл и остаётся не на сотни — на десятки тысяч. И вот советские люди в 1944 году, если и не забыли это, то отставили на десятый план, и пошли в бой вместе, а порой и вместо чехов и словаков. А чехи и словаки сегодня в рядах ведут против нас гибридную войну, готовят войну реальную, чехи ещё и памятники наши общие оскверняют и одновременно от нас требуют, чтобы мы с уважением относились к мемориалам чехословацких оккупантов на нашей земле. Не перебор ли это?
По-моему, перебор. И обнаглел в этой ситуации не наш МИД, а чешский президент.
Я не скажу за всю Россию, это должен сделать наш президент (хотя я бы лично за такой закидон приглашение чешскому президенту на 9 мая отозвал), но как русский человек скажу: чехи, не сметь играть игры вокруг нашего святого дня 9 мая! А продолжите «мериться» оккупациями, особенно их жертвами, точно не в вашу пользу закончится.
Кстати говоря, играть игры вокруг 9 мая и другим приглашённым не советую. Нам, рядовым гражданам России, эти официальные приглашённые на празднике 9 мая не нужны. Для нас это особенный праздник — со слезами на глазах. Это наш личный, искренний праздник. Духовных наследников боевых товарищей наших отцов и дедов — да, рады будем видеть. А политическим игрунам — от ворот поворот.
Видео дня. День рождения светской львицы пошел не по плану
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео