Ещё

Бюро № 1: «Литерный» отдел по «острым» операциям ОГПУ-НКВД 

Бюро № 1: «Литерный» отдел по «острым» операциям ОГПУ-НКВД
Фото: Свободная пресса
90 лет назад, в январе 1930 года, в Париже внезапно пропал руководитель Российского общевоинского союза генерал от инфантерии (генерал армии) . Для белоэмигрантских и антисоветских кругов за границей это стало полной неожиданностью — первое время никто даже не представлял, что с ним произошло. А для председателя ОГПУ это, как и задумывалось, было четко спланированным похищением, совершенным так называемой «группой Яши» — Якова Серебрянского.
Однако не все в тот раз прошло, как по маслу. Судьба Александра Павловича Кутепова так и осталась, по большому счету, не до конца проясненной. Так, по одной версии, в центре Парижа под предлогом проверки документов он был приглашен в автомобиль переодетым полицейским из «группы Яши». В этот момент из соседней машины выскочили два других чекиста и затолкали генерала в автомобиль. По другой версии, генерал вынужден был подчиниться, но уже в машине, когда он сообразил, кто его на самом деле «арестовал», оказал яростное сопротивление и умер от сердечного приступа.
По другим данным, поняв, что схватки с ним не выиграть (генерал, обладавший недюжинным здоровьем, нокаутировал одного чекиста и уже добивал другого), кто-то из нападавших ударил его ножом в спину. Эта версия стала известна в конце 1980-х от уже неизлечимо больного французского коммуниста Мориса Онеля, поведавшего эту историю писателю Жану Эллестайну и утверждавшему, что именно его брат (тот самый лже-полицейский) нанес роковой удар ножом.
Еще одну версию озвучил в свое время историк спецслужб Михаил Млечин. Согласно его данным, опасаясь неприятных неожиданностей со стороны Кутепова, который действительно обладал богатырской силой, ему при похищении вкололи огромную дозу морфия. От наркотика-то генерал и скончался уже на советском пароходе по пути из Франции в СССР. А со слов одного из нападавших, которые приводит писатель и тяжелоатлет в своей книге «Огненный крест», Кутепова доставили-таки в Москву. Очнувшись на Лубянке, он первым делом потребовал кофе. Что стало с ним в дальнейшем — загадка за семью печатями.
Как бы то ни было, это была самая громкая на то время операция Особой группы, создание которой еще в конце 1926 года инициировал Менжинский. Задачей ее были похищения и ликвидации за границей врагов советской власти, а также диверсионно-разведывательная деятельность в Западной Европе и Японии (на случай войны). На первых порах «группа Яши» входила в состав Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ, затем подчинялась непосредственно наркому НКВД СССР, а позже уже действовала при секретариате Комиссариата внутренних дел.
Кстати, большую роль в похищении Кутепова сыграла супружеская пара агентов НКВД Николая Скоблина и  — исполнительницы русских народных песен и романсов. Именно Плевицкая, как считается, заманила Кутепова в ловушку «группы Яши». А Скоблин принял самое активное участие в похищении другого генерала — , которого привел в руки чекистов. Это была еще одна громкая операция «литерного» отдела — на тот момент уже НКВД, как приемника ОГПУ. Правда, более удачная, но с не менее трагичным финалом для Миллера.
Достоверно известно, что осенью 1937 года он точно таким же способом был похищен и переправлен на пароходе «Мария Ульянова» в СССР, попав во внутреннюю тюрьму на Лубянке, а в мае 1939 года расстрелян. Причем, одной из целей похищения было продвижение Скоблина на пост председателя РОВС. Но, почувствовав опасность, Миллер написал коллегам по союзу записку — с кем он отправляется на встречу и к кому. В результате, Скоблин оказался скомпрометирован и бежал.
И, конечно же, самой известной и многократно изученной во всех разведках мира остается операция «Утка» — убийство 21 августа 1940 года , которое непосредственно осуществил «внештатный» агент «литерного» отдела Рамон Меркадер. О ее сложности говорит хотя бы то, что удачно завершить ее удалось лишь со второго раза.
Кстати, менее чем через год (5 июля 1941 года) с началом Великой Отечественной войны для централизации деятельности партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу немецко-фашистских войск была образована Особая группа при наркоме НКВД под командованием заместителя 1-го управления комиссариата (внешняя разведка) старшего майора госбезопасности .
А уже через три месяца, 3 октября 1941 года, Особую группу преобразовали во 2-й отдел НКВД, при котором был сформирован Отдельный мотострелковый батальон особого назначения (ОМСБОН). За три месяца отдел настолько расширился, что 18 января 1942 года был реорганизован в 4-е управление НКВД (диверсии и разведка в тылу противника) с начальником в лице того же Судоплатова.
Сотрудники именно 4-го управления подготовили и провели в 1943 году ликвидацию гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе — непосредственно мину ему под матрац подложила Елена Мазаник, а помогали ей  и Надежда Троян — всех троих заслуженно наградили Звездами Героев.
В апреле 1943 года при делении на НКВД и НКГБ 4-е управление было передано в ведомство госбезопасности и просуществовало до октября 1946 года. Началась мирная жизнь. Но на этом история отдела не заканчилась. Совсем скоро в недрах МГБ на его базе появилось так называемое Бюро № 1, ставшее преемником 4-го управления. И хотя можно было говорить о том, что его деятельность плавно перешла на мирные рельсы. Но, как говорил один из героев художественного фильма «Один из нас» — сотрудник НКВД: «На нашем фронте никакого перемирия не бывает!».
История: Агент «Падре»: Об истинном задании нелегала знал только Сталин
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео