Грицаева Ирина: «В Сталинграде я командовала взводом» 

Грицаева Ирина: «В Сталинграде я командовала взводом»
Фото: ИА Regnum
Я много встречалась с ветеранами войны в России и за рубежом, но ни разу не встречала боевой подруги по профессии. Это редкая профессия для девушки — в двадцать два года стать младшим лейтенантом и командиром автотранспортного взвода. Расскажу — это приключилось со мной.
Я родилась 15 мая 1919 года в селе 1-я Бугаевка Воронежской области. В 1935 окончила семилетнюю школу, затем поступила учиться на курсы комбайнеров в Кантемировке. После окончания курсов работала комбайнером в родном селе. В 1939 году меня направили учиться в Борисоглебск, на двухгодичные курсы механиков машинно-тракторной станции (). В 1941 году, после окончания курсов, я вернулась в родное село и стала работать механиком в МТС.
Когда началась война, мужчины-механизаторы ушли на фронт. Появилась проблема — надо срочно готовить кадры для уборки урожая. Меня пригласил директор школы, предложил работать преподавателем и в ускоренные сроки подготовить группу механизаторов сельского хозяйства для уборки урожая 1941 года, так как многие преподаватели старших возрастов ушли на фронт. «Фронту нужен хлеб. Без хлеба не будет и победы», — грустно закончил свою мысль директор. Я согласилась.
Директор представил меня учащимся: «Ирина Васильевна Грицаева хорошо знает устройство и работу сельхозмашин, она будет вашим преподавателем по изучению комбайна и сельхозмашин, прошу вас соблюдайте дисциплину и слушайте ее!»
Мне было страшно, я волновалась и боялась, но держалась уверенно. Я была благодарна опытным преподавателям, за то, что научили меня, как правильно вести урок. Мне также помогал мой опыт работы на тракторе ДТ-54, я сама заводила комбайн, регулировала и устраняла неисправности.
Весной 1942 года над Кантемировским районом нависла угроза захвата его немецкими войсками. Я пошла в военкомат и решительно заявила о добровольном уходе на фронт, так как не хотела оставаться на территории, захваченной немецкими войсками.
В апреле 1942 года я была призвана в армию. Приняли во внимание то, что я закончила школу механизации, имела удостоверение на право вождения различных машин, в том числе и автомобилей — мне присвоили звание воентехника второго ранга. После переаттестации в связи с введением офицерских должностей — младшего лейтенанта и направили в 636-ю автотранспортную роту Донского фронта. Командир роты приказал принять взвод вместо молодого лейтенанта, который получил направление в другую часть.
Автомобили были мне знакомые: ГАЗ-АА — полуторатонные и ЗИС-5 — трехтонные. Некоторые из них стояли без движения — не было запасных частей. Водителями во взводе были одни мужчины, многие старше меня по возрасту. Я собрала их и спросила: «Почему вы, мужчины, сидите и ждете, пока вам пришлют запчасти? Идет война, от нас народ и наши близкие ждут Победы, мы не должны дальше отступать и падать духом. Сейчас каждая машина должна быть на ходу, чтобы доставлять все необходимое на фронт и этим обеспечивать нашу Победу».
Потом стала по-человечески им объяснять, как мы должны выходить из этой трудной ситуации: «Нам с вами надо быстрее ремонтировать автомашины, на ходу проявлять находчивость, искать детали в любых условиях, пойти в воинские части, в соседнею ближнюю деревню, на поле боев, туда, где можно снять детали для автомашины».
После этого разговора я вместе с ними составила список поломок на каждую стоявшую автомашину с перечислением запасных частей. Часть запасных частей я «выколотила» у тыла фронта, остальные водители изыскивали сами, снимали с разбитых и брошенных автомашин. Постепенно мои подчиненные старались делать всё для того, чтобы все машины были на ходу.
Многие из бойцов моего взвода после окончания кратковременных курсов впервые сели за руль и не знали по-настоящему автомобиль. Когда некоторым из них я помогла отрегулировать зажигание или карбюратор, они стали относится ко мне с большим уважением, окончательно увидев во мне своего командира, и называли меня только: «Товарищ младший техник-лейтенант». Кроме того, они передо мной, как перед женщиной, старались не упасть в грязь лицом. Однажды один боец мне доверительно сказал: «Вот вы пришли, отнеслись к нам по-человечески, Вы нас поругали и дали наставления, как нам поступать, дали совет, что надо делать — и дело пошло. Да и сами много делаете. До вас был младший лейтенант — он только матом нас погонял».
Так проходила моя служба с пониманием и уважением ко мне со стороны подчиненных. Когда нужно было срочно доставить донесение в штаб фронта, я сама садилась за руль автомашины. Если докладывал боец, что его машина неисправна, я шла проверять и устранять недостатки. Были случаи, что сама регулировала муфту сцепления и другие сложные узлы.
Зима 1942—1943 года была холодная, морозы доходили до 40 градусов, было много снега. Ремонт машин проводили на улице, руки примерзали к железным деталям. Замерзшие детали и ключи отогревали паяльными лампами или кострами. Приходилось детали брать и голыми руками. Тогда пальцы словно прикипали к металлу, и было больно до слез.
Проходимость наших автомашин была плохая, они были без ведущих колес. Днем было опасно доставлять боеприпасы, так как днем в воздухе постоянно висели немецкие самолеты и от бомбежек мы теряли и машины, и грузы, и бойцов. Колонны двигались в основном по ночам. Да и ночью, если в воздухе раздавался гул самолетов, мы выключали фары и ехали вслепую. Часто в этих случаях на крыло передней машины ложился боец, он высматривал дорогу, регулировал движением. За головной следовали остальные машины. Старались любой ценой выполнить приказ командира роты и доставить груз для воинских частей. Помню, доставляли картошку и мерзлую капусту, всю в снегу. Ее надо было залить холодной водой, чтобы оттаяла, а потом готовить, ели большинство сухой паёк, консервы. Были и такие случаи, что сутки и более мы оставались голодными. Днем мы отдыхали, стараясь прятать автомашины от наблюдения с воздуха.
Было очень тяжело. Мне, женщине среди мужчин, было очень и очень трудно, особенно зимой. Жили в холодных землянках. Не было никаких условий, чтобы помыться или постирать самое необходимое. Одевалась я как и все офицеры: гимнастерка, брюки, сапоги (за голенищем спрятана ложка), на боку пистолет, полевая сумка, фляга, шинель, а зимой полушубок, ватные брюки, валенки. В таком одеянии, не раздеваясь, находилась по несколько суток подряд, особенно когда водила колоны с боеприпасами и продовольствием на фронт.
Враг приближался к Сталинграду. По приказу Верховного Главнокомандования был образован Сталинградский фронт и наша автотранспортная рота перешла в подчинение этому фронту. Помню командир нас всех построил и сказал, что немец все силы бросает чтобы взять Сталинград, здесь решается исход всей войны. Нам зачитали приказ, в котором говорилось «За Волгой для нас земли нет. Ни шагу назад! Сталинград не сдадим!». Нам выдали противогазы, немец собирался развязать химическую войну, чувствуя свой крах, но обошлось без химической войны. Весь мир следил за сводкой информбюро. Как ни было тяжело, но за период Сталинградской битвы я не встречала ни одного офицера или солдата, который бы не верил в нашу Победу.
Враг стремился как можно быстрее захватить Сталинград и сбросить наши войска в Волгу. Шли непрерывные кровопролитные бои, фронту требовалось все больше и больше боеприпасов. Наши автомобильные колонны были постоянно в пути, спать приходилось урывками. Чтобы не заснуть ночью за рулем под потолок кабины подвешивали солдатский котелок, в который бросали несколько гаек и болтов. На ухабах он дребезжал, и этот грохот не давал водителю заснуть.
Зато с какой радостью нас встречали на фронте, ведь мы привозили боеприпасы, без которых много не навоюешь. Приглашали в свои землянки, отогревали, угощали, чем кто мог, особенно чаем и махоркой. Как мы радовались посылкам, которые приходили фронтовикам с тыла. Помню, как для моего взвода дали одну посылку, присланную из тыла. В этой посылке были кисет (маленькие сумочки из материала для табака), теплые варежки из домашней пряжи, носки шерстяные, табак и два письма. Одно письмо от девушки солдата, другое от матери, они писали по-матерински, в письмах было столько тепла, заботы и любви к своим детям и давали материнский наказ: «Бейте врага, проклятого фашиста, мои родные дети, мы знаем, что на фронте тяжело, но будьте мужественными, гоните фашиста, а мы в тылу будем работать, не покладая рук». Прочитав письмо бойцам, мы заверили, что будем драться с немцами до конца своей жизни, а если потребуется то отдадим свою жизнь за Родину, за Сталина. Эти посылки и письма на фронте согревали нас теплом и подымали настроение, помогали переносить все тяготы фронтовой жизни и давали силы для разгрома немца.
Во время одного из артиллерийских обстрелов на фронте я была контужена. Я болела, находилась при части, и не могла ездить на линию фронта. После выздоровления была направлена в декабре 1942 г. на должность техника в 3-й отдел 44-го Автомобильного управления Сталинградского фронта для прохождения дальнейшей службы. Этот отдел занимался организацией работ по ремонту автотранспортной техники. Попала я в это управление в канун Нового 1943 года. И какова же была моя радость, когда я получила приглашение на новогодний вечер, который в сельской школе организовывало управление Сталинградского фронта. Я подумала: «Значит, не так уж плохи наши дела, если управление фронта планирует торжественно провести новогодний вечер». Вечер начался в половине двенадцатого в актовом зале школы. Для маскировки плотными тканями были завешаны все окна. Зал освещали несколько керосиновых ламп и коптилки, сделанные из снарядных гильз. Вместо столов были грубо сколоченные неотесанные доски, положенные на парты. На столах стояли бутылки с шампанским, различные консервы и небольшое количество солений, любезно предоставленных сельчанами. Но для нас это был самый богатый стол на свете и самый дорогой новогодний праздник, который запомнился на всю жизнь. Сначала командование поздравило нас с первым успехом по окружению армейской группировки Паулюса и пожелало скорейшей победы наших войск под Сталинградом. В двадцать четыре часа провозгласили здравицу в честь Нового года. Было весело, под патефон танцевали вальс, затем мы пели песни и вспоминали предвоенные годы, своих родных и близких. Рядом со мной сидел майор. С каким восхищением он рассказывал о своих детях и жене, и мне очень хотелось, чтобы он остался жив и встретился после войны со своей женой. Вечер закончился в час тридцать, мы в приподнятом настроении разошлись. Выходили из школы не все сразу, а по несколько человек, чтобы нас не обнаружил немец. Утром мы должны были идти в наступление.
После разгрома немцев под Сталинградом мне дали поручение из управления Сталинградского фронта: отобрать на поле боев захваченные трофейные автомашины, отремонтировать, чтобы их своим ходом погрузить на железнодорожную платформу. Машины, взятые под Сталинградом, нужно было отправить в Москву на выставку. Эта выставка трофейной немецкой техники в парке культуры и отдыха имени Максима Горького открывалась 22 июня 1943 года. Поручение выполнила вместе со своими бойцами, получила благодарность от командира полка за восстановление трофейных автомашин.
Немецкие автомашины имели много преимуществ перед нашими автомобилями, они работали на дизельном топливе с двумя ведущими колесами, грузоподъемность до семи тонн, крытые брезентом с воздушным охлаждением. Эти семь немецких автомашин, марки «Мерседес-Бенц», «Крупп», «Опель» долго стояли в парке имени Максима Горького в городе Москве. И вышло так, что немецкие машины попали в Москву, а их хозяева поспешили откатиться от Москвы и Сталинграда подальше.
Демобилизовалась из армии в 1946 году. Имею награды: Орден Отечественной войны 2-й степени, Медаль «За оборону Сталинграда», «За Победу над Германией».
В мирное время за успехи, достигнутые в деле подготовки квалифицированных кадров, неоднократно была на Доске Почета, получала денежные премии, почетные грамоты и благодарность. Проработала до выхода на пенсию на заводе, в отделе технического контроля. Проводила уроки мужества в школе. Выступала на кинофестивале городов-героев в 1987 году. Каждый город должен был привезти и показать свой кинофильм о патриотическом воспитании молодежи. Киевская киностудия показала кинофильм о встрече женщин, воевавших во время Великой Отечественной войны в 58-й дивизии. Женщины рассказывали, что они влюблялись с первого взгляда, уезжали домой рожать детей, а кем служили, и что они делали для защиты нашей Родины не было показано. В заключении кинофестиваля я обратилась ко всем режиссерам городов-героев, что такие кинофильмы киевской киностудии не дают никакого патриотического воспитания нашей молодежи, а наоборот унижают девушек военных лет. Конечно, такие случаи были, но их было мало. Я обратилась к кинорежиссерам с просьбой не очернять девушек, служивших в Армии, а показать правдиво, как девушки и женщины сражались против фашизма во время Великой Отечественной войны.
Активно участвовала в общественной жизни. В своих воспоминаниях я особенно уделяю внимание идейно-нравственному воспитанию молодежи. Призывала молодежь любить Родину, ценить историю и высоко нести славные традиции старшего поколения.
Воспоминания записаны дочерью, Грицаевой Людмилой Петровной.
Видео дня. Страны, которым предрекли скорое исчезновение
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео