Ещё

Haaretz (Израиль): выпивка — удовольствие для русских, они жить без нее не могут 

Haaretz (Израиль): выпивка — удовольствие для русских, они жить без нее не могут
Фото: ИноСМИ
«Не ведали, где мы есть, — на небе или на земле», — так по возвращении из Константинополя говорили посланники киевского князя Владимира. Они были поражены исключительностью церемонии, подготовленной в их честь византийскими императорами в храме Святой Софии. Рассказ о внешнем богатстве греческого православия произвел сильное впечатление на князя. Об этом нам известно из древнерусской летописи «Повесть временных лет», законченной в 1113 году и ранее приписываемой авторству монаха Нестора. В «Повести временных лет» описывается история Киевской Руси с 850 по 1110 год, а также причины и процесс крещения Руси в православие в 988 году.
Фрагмент, описанный в «Повести временных лет», напоминает вступление к книге «Кузари», написанной Иехудой Галеви в 1140 году. Продолжает эту книгу отрывок из апокрифического ответного письма (оно сохранилось в двух версиях) хазарского царя Иосифа государственному деятелю и врачу Кордовы Хасдаю Ибн Шапруту (915-975). Однако Иехуда Галеви использовал эту историю, чтобы опровергнуть взгляды философов и принципы христианства и ислама, и подчеркнуть преимущество иудаизма.
Согласно русской летописи, к Владимиру приезжали миссионеры из разных стран, и ему нужно было решить, какую веру выбрать. Сначала рассмотрим, как аналогичное событие, произошедшее при дворе кагана Хазарии, описывается в апокрифическом письме царя Иосифа. Писатель и публицист Иосиф Иегуда Лернер так резюмировал разные версии в своей книге «Хазары» (Одесса, 1867 г.): «Булан, каган Хазарии, населенной людьми разных народностей и верований, призвал представителей трех религий, потому что устал поклоняться древним идолам, но не знал, какую из религий выбрать. Накануне его похода на войну с арабами и армянами к Булану во сне пришел ангел Божий и пообещал ему победу. А в 731 году, после того, как обет сбылся, он решил принять новую веру. Это стало известно халифу в Багдаде и императору Византии, и они спешно отправили к нему своих посланников. Булан вызвал к себе еврейского мудреца и приказал каждому из троих доказать приоритет своей веры. Христианский и мусульманский посланники не смогли привести убедительные аргументы, а лишь пытались навязать свои убеждения. Булан проверил христианина следующим вопросом: „Какая вера имеет первостепенное значение — иудейская или исламская?“, и он ответил: „Иудейская“. Когда каган спросил мусульманина, какую религию он был предпочел — христианство или иудаизм, — тот ответил „иудаизм“. Иудея не нужно было спрашивать о том, какая религия для него предпочтительнее, и каган постановил следующее: поскольку христианин и мусульманин соперничают друг с другом, но у них нет претензий к иудаизму, он поступит правильно, если решит принять иудейскую веру».
Славянская апокрифическая литература развивалась на фоне миссионерской деятельности Римской Церкви и Византии в Восточной и Южной Европе на протяжении VI-IX веков. Эта деятельность описана, в частности, в рассказах о героических путешествиях, чудесах и мученичестве, причем описана с разных точек зрения. Она сопровождалась жестким соперничеством между двумя христианскими церквями — восточной и западной, — а также между христианством и исламом. Рассказывается, например, что в 860 году братья Кирилл (в миру Константин, известный как «Философ») и Мефодий, прибыли в Хазарию, но смогли обратить в христианство только около двухсот человек. По просьбе князя Ростислава к византийскому императору братья были направлены в Моравию. Там их миссия имела большой успех. Она привела к разработке кириллицы и переводу Священного Писания на старославянский язык.
В славянской хронике приведены свидетельства того, как посланцы разных стран представляли киевскому князю свои религии, и на какие вопросы князя им надо было ответить или, скорее, какие аргументы в пользу своей веры, согласно летописи, они приводили.
История, описанная в летописи, основана на исторических событиях. В IX веке в Киеве жили как христиане, так и евреи. Предыдущие попытки константинопольских посланников крестить славян Киевской Руси имели лишь кратковременный успех. Тот факт, что бабушка князя Владимира княгиня Ольга (в крещении Елена) приняла христианство во время посещения Константинополя в 957 году, не оказал никакого влияния на население, равно как и визит епископа на Русь в 867 году.
Владимир, захвативший власть в 982 году, создал пантеон языческих богов и, как считается, восстановил обряд человеческих жертвоприношений. Однако существовали политические соображения о необходимости сближения и укрепления связей с соседней империей — Византией. Обращение в христианство было одним из путей к сближению. Чтобы подтвердить союзнические отношения с Византией, он женился на Анне, дочери византийского императора. Однако это произошло только после того, как Владимир согласился пройти обряд крещения. Епископ и священники, присланные из Константинополя, совершили обряд в Херсонесе (Херсон), незадолго до этого захваченном у Византии.
Летопись описывает также иные, не столь прагматичные, мотивы принятия христианства Русью, и делит этот процесс на три этапа. Соответствующая глава в летописи начиналась таким образом: древние славяне были невежественными язычниками и управлял ими дьявол. И в 986 году к Владимиру прибыла делегация булгар-мусульман — сынов тюркского народа, принявшего ислам в VII веке, в VIII веке основавшего Волжскую Булгарию в Среднем Поволжье, а в 922 году сделавшего ислам своей официальной религией. Булгары безуспешно пытались распространить ислам на Руси и в итоге ассимилировались среди славян. Мусульманские посланники сказали Владимиру, что он разумный и мудрый князь, но что у него нет религии, и предложили ему принять ислам и почитать пророка Мухаммеда. Когда Владимир спросил, каковы их убеждения, они ответили, что верят в единого Бога, повелевшего им распространять Его слово, не есть свинину и не пить вино, и обещавшего им осуществление всех желаний после смерти. Каждый получит семьдесят прекрасных женщин, и выберет из них одну, но бедные при жизни останутся бедными даже в загробном мире. Согласно хронике, «они говорили и другие гнусности», опущенные летописцем из-за соображений скромности. На все это Владимир ответил, что любит женщин и удовольствия тела, но не сможет принять запрет есть свинину и пить вино, потому что на «Руси есть веселие пити» («выпивка — это удовольствие для русских. И они не могут жить без этого удовольствия»).
Вслед за булгарами прибыли «немцы», отправленные папским епископом, и заявили, что божества славян — это деревянные идолы, и что сами они исповедуют религию светлую и верят в Бога-творца. Когда их спросили о предписаниях их религии, они ответили, что каждый христианин должен по силам поститься, довольствоваться тем, что имеет, и все делать во славу Божью. Владимир послушал и отослал их, сказав: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого».
Хазарские евреи (возможно, евреи, бежавшие из Хазарии и поселившиеся в Киеве), объясняли, что решили предстать перед князем, потому что услышали о булгарах и христианах, приехавших учить своей вере. По словам иудеев, христиане верят в то, «что иудеи распяли Христа», а сами они верят в единого Бога Авраама и Иакова. Когда Владимир спросил об их учении, они ответили: «Нам запрещено есть свинину и кролика и необходимо соблюдать субботу». Тогда Владимир спросил: «А где ваша земля?» Они ответили ему, что она в Иерусалиме. «А где она сейчас?» — спросил он, на что они ответили: «Бог разгневался на наших предков и за наши грехи рассеял нас по разным странам, и передал нашу страну христианам». На это Владимир сказал: «Как вы можете учить других, если сами отвергнуты Богом? Если бы Бог любил вас и учил вас, то ваш народ не был бы рассеян по разным странам. Вы хотите, чтобы мы разделили вашу судьбу?» (Перевод Джоэла Рабы). Судя по тексту, он написан не ранее образования Государства крестоносцев (1099-1187 гг.).
Согласно более поздней вставке, когда византийцам стало известно, что булгары прибыли к князю с целью убедить его принять их «грязную» веру, из Константинополя тотчас был отправлен неизвестный «философ», который должен был оклеветать ислам и западное христианство. О мусульманах он сказал, что они загрязняют землю и небо и являются проклятым народом с ужасными правителями, которых ожидает такой же конец, как у Содома и Гоморры. О западном христианстве он сказал, что оно «осквернило» таинство причастия и Символ веры. Тогда Владимир спросил о «тех, кто распял » Посланник подробно остановился на ветхозаветной истории и Новом Завете, объяснив, что хотя женщина была причиной первого грехопадения человека, в тоже время Иисус родился из чрева женщины. Исламу и западному христианству в летописи посвящены лишь несколько строк, основное послание направлено против иудаизма. Доказывается, что историческая роль иудаизма закончилась, и что Бог заключил новый завет с русичами, как пророчествовали Исаия и Иеремия. Библия была унаследована древними славянами как неотъемлемая часть культуры и самобытности нового народа, не имевшего ни религии, ни письменной культуры, и поэтому необходимо было стереть ее прежних «владельцев» из истории.
«Тузом в рукаве» византийского «философа» оказался свиток с изображением ужасного Судного дня: справа — праведники, идущие к вечному блаженству в раю, а слева — грешники, мучающиеся в аду. «Если хотите, чтобы ваше место было по правую сторону с праведниками — обращайтесь в христианство», — сказал посланник Владимиру; но князь ответил, что решил подождать и отправил «философа», щедро одаренного подарками, обратно в Константинополь. По-видимому, длинная речь византийского посланника также не убедила князя Владимира, и он вызвал бояр, чтобы выслушать их мнение. Самый старый среди них сказал, что невозможно, чтобы посланники не стали восхвалять свою религию, поэтому он предложил послать десять доверенных лиц, чтобы они на деле познакомились с обычаями и богослужением представленных религий и рассказали князю.
Посланники в мусульманскую Булгарию посетили мечеть и были поражены: они увидели не счастливые лица верующих, а только печаль и зловоние. «Эта религия не так хороша», — сказали они. Затем они посетили собор в германских землях, но и там не были впечатлены богослужением, потому что не увидели величия. В конце концов посланники прибыли в Константинополь, где их ждал царский прием, подготовленный императорами Василием и Константином и патриархом. Посланники были поражены красотой и величием Святой Софии, а также великолепием церемоний и литургии, организованных специально в их честь. Вполне возможно, что рассказ о посланниках в летописи навеян миссией русичей, прибывших в Константинополь в 911 году и отправившихся вместе с императором Константином любоваться Святой Софией. Похоже, что древнерусская летопись перекликается здесь с историей о шпионах, которых Моисей послал искать землю Ханаанскую (Числа 13:2; Второзаконие 1:2). Но главное, что Владимир был не так заинтересован богословскими и философскими вопросами, как хазарский царь в книге Иехуды Галеви, и его решение определило не разрешение в христианстве на употребление свинины или вина, а тот факт, что греческое православие является «внешне богатой» и «счастливой» религией.
Когда посланники вернулись и рассказали Владимиру обо всем, что увидели, он собрал бояр и спросил, примут ли они христианство. И бояре пообещали, что последуют за княжеским решением. Прошел год, но даже прибытие византийской царевны, о которой шла речь ранее, не положило конец колебаниям Владимира. Создается впечатление, что в летописи преуменьшается идея о том, что русские приняли христианство под влиянием услышанного от представителей религий, или впечатлений, оставленных Святой Софией и церковными церемониями. Такое судьбоносное событие, как крещение Руси, нуждается в чуде.
И тут, согласно летописи, вмешался «перст Божий». У Владимира заболели глаза, он ослеп, и тогда княгиня Анна заверила его, что, если он примет православие, то сразу же излечится. Владимир согласился: «Если это действительно так, то это будет знаком величия христианской веры» (по основной версии, принятой в российской историографии, Владимир крестился до женитьбы на Анне, — прим. редакции ИноСМИ). Произошло чудо: после крещения херсонским епископом его глаза открылись. Впоследствии киевские люди были крещены в водах Днепра, а земля русская заполнилась церквями и монастырями. Таким образом, древние славяне — предки русских — стали наследниками древнего Израиля, Днепр стал Иорданом, а Киев — Новым Иерусалимом. Так, благодаря чуду, не имея до этого ни письменности, ни религии, ни истории, родился народ и победил все эти обстоятельства.
Я не могу перечислить все работы, которые использовал, но хочу особенно отметить книгу Джоэла Рабы «The Gift and Its Wages: The Land of Israel and the Jewish People in the Spiritual Life of Medieval Russia» (2003) и помощь д-ра Светланы Нетковиц и д-ра Дмитрия Шумского.
Видео дня. Стажер НАСА нашел планету, которую скоро разорвет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео